Предыдущие выпуски: 

Часть 1. Массовые формации и летящие клинья
Часть 2. Как зарождался блок
Часть 3. Пас как предчувствие
Часть 4: Пасовые развязки и проходы в защите
Часть 5: И отделил Бог свет от тьмы
Часть 6: Спецкоманды до эпохи спецкоманд
Часть 7: Добро пожаловать в настоящее!
Часть 8: Основа основ
Часть 9: Кесарю — кесарево
Часть 10: Гиганты из «Джайентс»
Часть 11: Хэнк Стрэм и «Футбол Будущего»
Часть 12: Пир или голод?
Часть 13: Полетели!
Часть 14: Что в имени твоём?
Часть 15: Дикий, дикий Запад

В прошлый раз мы говорили о «West Coast Offense» — нападении, основанном на коротком пасе на всю ширину поля, которое заставило защиту поумерить свой пыл и отказаться от массированного пас-раша. Вместе с тем, пас играл всё более значительную роль в нападении, и на противоположной стороне мяча было непозволительно отказываться от давления на квотербека. Поэтому главным для координаторов защиты стал вопрос: как оказывать это самое давления минимальным количеством персонала?

Определённого успеха на этом поприще достиг Джимми Джонсон, выигравший национальный титул сначала на студенческом (с «Майами Харрикейнс»), а потом и профессиональном (с «Даллас Каубойс») уровне — во многом, за счет своего варианта защиты с фронтом «43 овер». Тактические изменения в этой схеме были незначительны: чуть отодвинутые от крайнего игрока блока энды защиты, более частая игра без входа в линии, большое использование шифтов и прочие подобные маленькие хитрости — но в сумме, они действительно позволяли оказывать давление на нападение до линии скримиджа:

Но больший интерес для нас представляет концепция, впервые испробованная координатором защиты «Долфинc» Биллом Арнспаргером и доведенная до уровня полноценной системы знаменитым Диком Лебо — зонный блиц.

В самой его идее — блица дополнительными пас-рашерами с зонным прикрытие за их спинами — не было ничего необычного. Лишь одна проблема: c распространением короткого паса с высоким процентом ловли для эффективного зонного прикрытия требовалось не менее 7 защитников; а это означало, что для пас-раша оставалось только четверо.

Лебо рассудил так: линейный нападения будет «занят» визави независимо от того, прорывается тот на пас-раш или откатывается в прикрытие. То есть, подняв в прикрытие, например, энда мы все равно не позволим противостоящему ему тэклу помогать в защите паса на другой стороне формации, так как до снэпа он будет готовится к работе со «своим» игроком. А это значит, что защита может просто разменять игроков прикрытия и пас-раша друг на друга, изменив их амплуа: откатывая энда с одной стороны, она может создать себе количественное преимущество в пас-раше с другой, послав вперед дополнительных лайнбекеров! Но самое главное, что при этом фактическое количество игроков в прикрытии и в давлении останется неизменным.

Важной задачей здесь являлось обеспечение соответствия формального количества персонала в прикрытии фактическому — то есть, линейный защитник не должен оказаться слабым звеном в прикрытии. Это достигалось путем создания для него такой зонной ответственности, где ему не приходилось бы противостоять быстрым скилл-игрокам нападения: либо короткие зоны слотов, или потенциальные зоны скрин-пасов на задних бегущих. Как продемонстрировал Джеймс Харрисон в Супербоуле XVIII, мощные защитники вполне успешно справляются с такой задачей:

Важно и другое: к игра в защите со срывами игроков в разные стороны в дополнение к давлению на квотербека также значительно усложняет и вынос. Линейные нападения оказываются в значительно более сложной позиции относительно противостоящих им защитников, если не начинают двигаться и работать в правильном направлении на первом же шаге после снепа. И тут, когда маятник инициативы между защитой и нападением качнулся в обратную сторону, команды вспомнили об эффективных принципах выноса, разработанных еще Винсом Ломбарди — зонном блоке.

Алекс Гиббс, коориднатор нападения «Бронкос» в начале 90-х, взял те самые классические принципы «Run to Daylight» и вдохнул в них новую жизнь в современных условиях. Как и у Ломбарди, ответственность линейных нападения по-прежнему определялась проходами (а не индивидуальными защитниками), а задних бегущий просто искал любое свободное пространство между ними. Но Гиббс также внес несколько важных новых элементов в эту концепцию.

Во-первых, он понял, что расположение фронта защиты должно также диктовать и технику, которую использует блокировщик для работы в своем проходе. Были введены понятия «открытых» и «закрытых» защитниками лайнменов, и эти два положения влияли на то, какая техника предполагалась к использованию при работе в одни и те же зоны. Например, даже при широком блоке вправо закрытый линейный мог начинать свое движения туда с контакта со своим визави, даже если тот не является его целью — с тем, чтобы помочь партнеру «подцепить» соперника.

Во-вторых, изменилась и сама техника работы против защитников, значительно прибавивших в скорости и атлетизме со времён Ломбарди. Это было особенно заметно на широком зонном блоке, который и стал отличительной особенностью нападения Гиббса. Со стороны выноса блок не предполагал больше работу против защитника по направлению к бровке — вместо этого блокировщики должны были занимать противника и работать в пространстве непосредственно перед ними, давая тем самым бегущему выбор, куда продолжать движение.

Чтобы бегущий мог совершить катбек,  необходимо было нейтрализовать защитников, преследующих вынос в бекфилде с противоположной стороны. Против них предлагалось использовать «кат-блок» — блок в ноги, останавливающий соперника на месте и мешающий ему двигаться дальше и влиять на розыгрыш.

Как видим, термин «зонный» имел разные значения по разные стороны мяча. Однако именно введение этой самой «зонности» и в защите, и в нападении на рубеже 80–90-х годов заложило основы к появлению концепций, которые и привели американский футбол к тому виду, в котором мы привыкли видеть его сегодня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.