Предыдущие выпуски: 

Часть 1. Массовые формации и летящие клинья
Часть 2. Как зарождался блок
Часть 3. Пас как предчувствие
Часть 4: Пасовые развязки и проходы в защите
Часть 5: И отделил Бог свет от тьмы
Часть 6: Спецкоманды до эпохи спецкоманд
Часть 7: Добро пожаловать в настоящее!
Часть 8: Основа основ
Часть 9: Кесарю — кесарево
Часть 10: Гиганты из «Джайентс» 

16 ноября 1969 года, Нью-Йорк. Ведомые великим Джо Нэметом «Джетс» в ранге действующих победителей Супербоула, выигравшие шесть игр подряд, всерьёз намерены повторить успех и в этом сезоне. Однако «Канзас-Сити Чифс» в первом же своём владении добираются до «красной зоны» соперника, где на первой попытке в 18 ярдах от зачётной зоны встают в обычную, казалось бы, I-формацию. Принимающий Отис Тейлор уходит в моушен, скрывается за спинами линейных и снова появляется — уже в дальнем углу зачётной зоны «Джетс», приняв результативный пас — без единого защитника даже рядом с ним. После этого матча, который «Чифс» выиграли со счётом 34-16, у тренеров команды из Нью-Йорка спросят, кто должен был прикрывать Тейлора на самом первом тачдауне. Ответа не последует — они «не знают, пока не проанализируют запись игры». Так начинается эпоха инноваций тренера команды Хэнка Стрэма, которая станет знаковой для всего футбола 70-х — как в защите, так и в нападении.

Один из очень немногих тренеров в истории футбола, который отметился своим вкладом как развитие защиты, так и нападения — современники отмечали, что Стрэм разбирался даже в самых мельчайших деталях техники на каждой позиции. Например, в сезоне–1970, когда он выиграл Супербоул IV, в его тренерском штабе было всего лишь 4 человека — настолько он любил погружаться в тренировки и упражнения самостоятельно.

Его философия, которую он сформулировал в своей книге «Football of the Future», заключалась в создании сопернику по обе стороны мяча «момента замешательства» («the moment of doubt»). То есть: замедлить реакцию соперника на твои действия, понизить долю правильно принятых им решений на каждом конкретном розыгрыше. Оцените, насколько это расходится с «лучше блокировать и лучше захватывать» имени Винса Ломбарди, карьера которого тогда уже катилась к закату.

В нападении тренер Стрэм отметился тремя важными концепциями, которые применяются в футболе и по сей день. Во-первых, он стал использовать множество различных формаций и моушенов, чтобы предложить максимум возможных вариантов развития розыгрыша, к которым нужно было готовиться защите. В годы, когда нападение использовало одну-две формации на все случаи жизни, десятки вариаций Стрэма были настоящим прорывом. Сам рассуждал об этом так: если защита не сможет подготовить все свои комбинации ко всем вариантам формаций нападения, это или заставит их делать ошибки, или, по меньшей мере, замедлит их реакцию и сузит вариативность плейбука. Разумеется, в наши дни, когда выработан системный подход к игре в защите, это звучит несколько наивно, но тогда, в начале 70-х годов прошлого века, концепция Стрэма работала на ура: на поле постоянно можно было наблюдать неприкрытых игроков на пасе или незаполненные проходы на выносе.

«22 персонал» Аризоны

Вторым его нововведением стало широкое использование так называемого «персонала 22» в нападении — формаций с двумя тайт-эндами и двумя задними бегущими; этот персонал зачастую был номинальным и переставлялся во множество формаций перестроениями на линии розыгрыша. В общем случае, это служило всё той же цели — созданию «момента замешательства» за счёт увеличения на поле числа игроков, представляющих угрозу как на пасе, так и на выносе, усложняя тем самым назначение комбинаций защитой. Не стоит также забывать, что на пасе в то время использовались обычно 2 или 3 цели, а остальные игроки оставались на блоке; основой защиты против такой игры были пас-раш и давление на конверт, которое также неплохо работало и против выноса. Используя персонал 22, «Чифс» усложняли для защиты и эту задачу: один из тайт-эндов почти всегда оставался на блоке, а другой уходил на маршрут, и защита вынуждена была гадать, с какой стороны им блицевать, а с какой — оставлять игроков в прикрытии; или же, перегружать зоны пасом — что особенно эффективно используется в сегодняшней НФЛ.

Наконец, третьим новшеством было использование мобильности в бекфилде для создания преимущества на пасе. Вот как это работало. С одной стороны, именно Стрэм первым стал использовать плей-экшн — изображение выносного потока при пасовой комбинации — как основу, на которой строилось его нападение по воздуху. Сам по себе этот тактический приём уже был не в новинку, но никогда до этого его не использовали так широко: важнейшим принципом, который исповедовал Хэнк Стрэм, было наличие абсолютно у каждой выносной комбинации пасового аналога — и в первые секунды своего развития эти два розыгрыша должны были выглядеть абсолютно идентично. В те времена выносных розыгрышей всё ещё было больше, однако тренер открыто заявлял: задача выноса — набор первых даунов, контроль мяча и создание условий для паса, который уже, в свою очередь, нужен, чтобы набирать очки.

С другой стороны, мобильность в бекфилде заложила основу мобильного конверта, который стал одной из самых ярких отличительных черт нападения «Чифс». Конечно, «бутлег» изобрёл не лично тренер Стрэм, но именно он стал подключать к этой комбинации срывающихся линейных, которые помогали защищать квотербека даже на ходу. Играя против доминирующих линий защиты, которыми тогда славились «Миннесота» и «Джетс», он не пытался защититься против их давления — он просто-напросто от них убегал!

Что же касается достижений в защите, то именно Хэнк Стрэм доработал фронт 4–3 до того вида, в котором мы знаем его сегодня.

«Нечетный 4-3»

Том Лэндри был первым тренером, использовавшим 4–3 как основу защиты, однако его принципы игры сильно отличались, и прежде всего, потому, что в своей начальной форме это был «чётный», сбалансированный фронт, где ди-тэклы работали с гардами, а энды — с тэклами нападения. Стрэм же, преследуя всё ту же цель создать момент замешательства, стал первым, кто на постоянной основе стал использовать «шифты»: смещения линии в сильную или слабую сторону формации нападения. Так защитный фронт терял своё равновесие, и даже персонал 4–3 стал фактически строиться в «нечётный» фронт.

В дополнение к этому, лайнбекеры располагались за спинами своих линейных защиты, чтобы скрыть, кто отвечает за какой проход (несмотря на расположение «нос в нос», эта защита предполагала индивидуальную ответственность по проходам) — откуда и появилось название «стэк» («стопка»): «43-стэк» или «Канзас-Сити стэк».

«4-3 under»

Со временем система эволюционировала в двух направлениях: сначала от линейных защиты были «отвязаны» лайнбекеры, которые теперь располагались по линейным нападения (хотя название «стэк» всё ещё оставалось); затем, после окончательной победы концепции зонного выноса, отпала и острая необходимость скрывать свой проход — и линейные с лайнбекерами начали сразу располагаться в тех проходах, за которые они отвечали, работая в соответствующее плечо блокировщиков нападения. Так появились фронты «over» и «under», которые, независимо от номинального персонала исполняющих их игроков, и по всей день являются наиболее распространёнными системами построения защитного фронта.

Возможно, причины нынешней распространённости этой системы отличаются от тех изначальных идей, к которым стремился тренер Стрэм в 70-е со своим «моментом замешательства». Да, в наши дни они являются самыми базовыми расстановками, к которым готовится любое нападение и которыми уже никого не удивишь, однако тысячу раз был он прав, когда назвал свою книгу «футболом будущего»!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.