Предыдущие выпуски: 

Часть 1. Массовые формации и летящие клинья
Часть 2. Как зарождался блок
Часть 3. Пас как предчувствие
Часть 4: Пасовые развязки и проходы в защите
Часть 5: И отделил Бог свет от тьмы
Часть 6: Спецкоманды до эпохи спецкоманд
Часть 7: Добро пожаловать в настоящее! 

Когда мы говорим об историческом развитии каких-то формаций и систем, мне очень хочется, чтобы читатели смотрели на эволюцию американского футбола с точки зрения игры сегодняшнего дня и находили для себя ответы, как и почему какие-то схемы выглядят так или иначе, в чем смысл определенного типа расстановки игроков, каковы достоинства и недостатки тех или иных идей по этому поводу. В этом смысле, сегодня мы открываем новую важную главу нашего обозрения — мы начинаем говорить о системах, которые актуальны до сих и весьма широко используются; о системах, на понимании сути которых строится понимание тактики современного футбола в целом.

Но сперва я позволю себе вернуться туда, где мы остановились в прошлый раз: к футболу середины 1950-х. За 70 лет, которые насчитывала игра к тому моменту, она прошла колоссальный путь. С самого начала все выглядело примитивно просто: Т-формация и выносы во все возможные стороны с максимальной концентрацией блока в точке атаки. Затем, чтобы вывести защиту из баланса и растянуть её по всему полю, получили распространение различные несбалансированные системы, появились одиночный и двойной «винги» и всякие диковинки, типа «А-формации». В 1940-х был найдет способ растянуть защиту, создавая при этом одинаковую угрозу во всех направлениях — и нападение вернулось к «Т», но уже с растянутыми в ширину эндами (будущими ресиверами) — что и стало основаной системой нападения на всех уровнях футбола, от школы до профессиональных лиг.

Но было ли такое построение лишено недостатков?

С одной стороны, оно хорошо зарекомендовало себя для широкого выноса — беки расположены так, чтобы им было удобнее блокировать. С другой стороны, с обособлением позиции защитников на втором уровне (их стали называть лайнбекерами) задача беков-блокировщиков усложнялась, и следовало хорошо балансировать широкий вынос с внутренним. А практика показала, что для выноса по центру такая расстановка была уже далеко не оптимальной: бекам приходилось бежать по дуге или менять углы атаки, теряя при этом драгоценное время.

Первым до решения этой проблемы додумался никому тогда неизвестный тренер Том Ньюджент в совсем маленькой футбольной программе Военного института Вирджинии. Внезапный успех, которого добилась его команда в результате нововведений, прошёл незамеченным для широкой публики — но не для тренеров. Так, тренерский штаб «Нотр-Дама» специально посещал тренировки «Ви-Эм-Ай», перенимал и потихоньку внедрял это новшество у себя, а в 1961-м Джон Маккей сделал его основой, на которой строилось всё нападение Университета Южной Калифорнии — и команда сразу же улучшила свой результат с 4–8 до 11–1, а о новой системе заговорила вся страна. Речь идет, конечно же, об «I-формации».

Все, что сделал Ньюджент — поставил беков (а их тогда всё ещё было три) не в ряд вдоль линии скримиджа, а друг за другом перпендикулярно ей. Это позволяло блоку из бекфида добиться максимально удобных углов, развивая хорошую скорость в точке атаки. При этом формация отнюдь не была однобокой,  ориентированной только на вынос по центру: быстро стало понятно, что потеря в скорости блока на широком выносе из «I» куда меньше, чем на внутреннем выносе в «T» — а значит, она позволяла эффективно играть сбалансированный вынос в любую точку атаки.

Развитие не заставило себя долго ждать:  два блокировщика для одного игрока с мячом на внутреннем выносе оказались избыточными, так что одного вывели шире блока на позицию «фланкербека» (широкого принимающего, располагающегося за линией скримиджа). Таким образом формация окончательно приобрела современный вид: с двумя бегущими (фулбеком и тейлбеком), тайт-эндом, сплит-эндом и фланкербеком:

Формация обладала невиданным по тем временам балансом между пасом и разными типами выноса: она позволяла работать как любые пасовые развязки с легальными принимающими, находящимися на разной ширине поля, так и эффективный изолирующий вынос по центру с фулбеком, работающим против защитника в точке атаки, и вынос по широкой за счёт быстрой концентрации блока перед бегущим. Полюбуйтесь на один знаменитых розыгрышей из плейбука тренера Маккея, культовый «Student body to the right», в котором в направлении широкого выноса к блоку помимо тайт-энда и фулбека присоединялись также двое или трое неприкрытых линейных нападения с бексайда (смотреть с отметки 2:39):

Как же развивалась защита? В прошлый раз мы упоминали Тома Лэндри, который внедрил в «Джайентс» систему 6–1–4 — предка современной 4–3. Лэндри по праву считается автором системы, однако распространения она сперва не получила — возможно, это связано с нестабильным результатом самой его команды и её невнятной игрой в нападении. По-настоящему популярной она стала другиим путем и благодаря другим идеям.

Основой успеха 6–1–4 тренера Лэндри было обособление четырех специализированных защитников против паса за счет уменьшения количества линейных. При этом из оставшихся линейных четверо работали исключительно против внутреннего выноса, а за внешний отвечали игроки второй линии, те самые «лайнбекеры» (словечко вошло в обиход как раз тогда, в 1950-х).

Другие же тренеры не видели смысла работать по периметру блока игроками, которые располагались позади от линии схватки, и пытались во что бы то ни стало сохранить на линии хотя бы пятерых. Вместе с тем, «ди-беков» (а вот этот термин тогда еще не использовался, но мы-то с вами понимаем его значение) тоже нужно никак не меньше четырёх. В результате получился старый добрый «Игл»-фронта, трансформировавшийся в защиту 5–2–4, в которой за широкий вынос отвечали энды на линии, а два лайнбекера работали против внутреннего выноса:

Однако и здесь было слабое место — дыра в прикрытии между двумя лайнбекерами при пасе. И тогда по аналогии с Лэндри, который «поднимал» своих эндов на две точки и перемещал в позицию лайнбекеров перед самым снэпом, в «Игле» стали все чаще «поднимать» центрального линейного на прикрытие зоны между лайнбекерами в пасовых ситуациях. И так же, как в первом случае, от этой смены позиции со временем отказались, сразу размещая одного лайнмена на позиции центрального лайнбекера на пасовых розыгрышах:

И именно такая система стала в итоге доминирующей в НФЛ, сохранилась до сих пор — и была в итоге принята и самим Томом Лэндри. Напомню: главное её отличие заключается в том, что именно энды на линии отвечают за «контейн», то есть за горизонтальное сдерживание широкого выноса, а против внутреннего выноса работал персонал 2–3, то есть два линейных и три лайнбекера (Лэндри же изначально оставлял работу в контейне именно на внешних лайнбекеров, работая против внутреннего выноса персоналом 4–1).

Впрочем, позже новые концепции блока в нападении заставили в 1960-х как 4–3, так и 6–1–4 трещать по швам. Чтобы противостоять новым вызовам, защите требовалась более совершенная система. О ней мы поговорим в следующем выпуске.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.