Предыдущие выпуски: 

Часть 1. Массовые формации и летящие клинья
Часть 2. Как зарождался блок
Часть 3. Пас как предчувствие
Часть 4: Пасовые развязки и проходы в защите
Часть 5: И отделил Бог свет от тьмы
Часть 6: Спецкоманды до эпохи спецкоманд
Часть 7: Добро пожаловать в настоящее!
Часть 8: Основа основ
Часть 9: Кесарю — кесарево  

1950-е иногда называют золотой эрой профессионального футбола. В те годы было заложено наибольшее количество новых и, по тем временам, революционных идей, постоянно менявших представление об игре и в защите, и в нападении. Это сегодня тактические нововведения в игру носят точечный характер, потому что всё в футболе уже придумано до нас — а более полувека тому назад системы, вынуждавшие соперников радикально менять своё представление об игре, рождались чуть ли не каждый год.

Именно на 1950-е пришёлся расцвет тренерской мысли — ведь то время породило, наверное, величайших тренеров в истории футбола. Их имена наверняка известны всем, кто хоть мало-мальски интересуется историей нашего спорта. Конечно, речь о Винсе Ломбарди и Томе Лэндри.

Об истории их противостояния написаны целые книги, и мы не будем подробно на ней останавливаться. Отмечу лишь, что начинали они вместе: Ломбарди был координатором нападения, а Лэндри — координатором защиты «Нью-Йорк Джайентс», и под их началом в 1956-м команда выиграла чемпионский титул НФЛ. После этого их пути разошлись: Ломбарди ушёл тренировать «Грин-Бэй», с которыми впоследствии выиграл два первых Супербоула (из-за чего трофей, вручаемый победителю этого матча, теперь носит его имя), а Лэндри стал первым тренером новой тогда команды «Даллас Каубойс», с которой завоевал Супербоулы VI и XII.

Сбалансированный фронт 4–3, который Том Лэндри в своё время с большим успехом внедрил, действительно достиг своей цели: позволил успешно закрыть пасовую зону в центре поля без ущерба работе фронта против выноса. Однако вскоре было найдено его слабое место — опшен-блок, изобретателем которого считается тогдашний тренер Кливленда Блэнтон Коллиер. Его смысл заключался в том, что линейные нападениясами выбирали, в какую сторону блокировать противостоящих им защитников в зависимости от того, с какой стороны и какого рода будет их первый контакт после снэпа, а бегущий уже читал спину своего ключевого блокировщика и работал по ней.

Так вот, фронт 4–3 в первоначальном исполнении Лендри предполагал, что тэклы защиты должны играть нос в нос с гардами, а энды, соответственно — с тэклами нападения. Именно эта расстановка и открывала возможности для использования опшен-блока, потому что каждого линейного защиты по отдельности можно было попытаться задвинуть в ту сторону, куда было удобнее (в отличие от построения, где линейные защиты занимают определённые проходы).

Ответом Лендри на этот вызов стала система «флекс», в которой линейные защиты были 1-2 ярда отодвинуты от линии скримиджа. Это отдаляло момент и повышало скорость их контакта с блокировщиками нападения, не давая тем выполнить блок в удобную сторону (когда оппонент несётся на тебя со скоростью приличного паровоза, тебе особо не до выбора), и нивелировало преимущество, которое давал нападению опшен-блок, который к концу 1960-х был практически забыт. Играть флекс можно было в любую сторону — противоположную той, куда предполагался вынос.

В то же самое время Ломбарди, не понаслышке знакомый с системой Лэндри, был занят разработкой собственных концепций, и в первую очередь он в немалой степени ориентировался на схемы своего бывшего коллеги. В главной своей книге «Run to daylight» он больше всего внимания уделил работе против защитных фронтов своего самого принципиального соперника.

Концепция Ломбарди стала прародителем современной системы зонного выноса, где у бегущего есть несколько вариантов выбора конкретной точки атаки. Во многом зонный вынос стал развитием идей опшен-блока, дополненных концепцией максимальной концентрации игроков в направлении выноса. Выбор направления блока предоставлялся одному или двум игрокам (чаще всего, тайт-энду или фулбеку на периметре), в то время как остальные, в том числе и за счёт срывов, пытались создать в точке атаки численное преимущество над защитой. Что же до самой работы бегущего, то она заключалась в чтении не какого-то одного ключевого блокировщика, а всего направления выноса со свободным выбором точки для него (отсюда и название — «run to daylight» в переводе с английского означает «беги на свет»).

Лучше всего эти принципы иллюстрирует его коронной комбинация «пауэр-свип», которую также называют «Ломбарди-свип» или «Пэкерс-свип» — одна из самых успешных выносных концепций 1960-х:

Основной её идеей был блок защитников внутри бокса со стороны выноса («плей-сайда») в противоположную («бек-сайд»), со срыванием гардов или других блокировщиков с бек-сайда в защитников на периметре. Между этими двумя группами открывался коридор, при этом блокировщик в самом центре атаки (чаще всего — тайт-энд) блокировал в любую удобную для себя сторону, позволяя бегущему работать как внутрь, так и наружу от него. Добавляя в эту комбинацию различные вариации (обманные вкладки, смены направления, пас), Ломбарди сделал её первым примером так называемого «bread and butter play» — комбинации, вокруг которой строится вся система нападения команды.

Противостояние двух тренеров набирало новый виток. В ответ концепцию зонного блока Лэндри стал развивать флекс, по-разному комбинируя защитников, которых отодвигал от линии скримиджа — это, по его мнению, позволяло линейным защиты эффективнее реагировать на срывы игроков нападения. Однако через некоторое время он вернулся к ответственности по проходам, тренируя всех своих защитников контролировать проходы до самого конца и не терять позицию относительно их ни в вертикальной, ни в горизонтальных плоскостях.Наконец, он впервые ввёл для защитников полномасштабную систему чтения своих «ключей» в блоке нападения. Лэндри обучал вплоть до отдельных шагов и линейных, и лайнбекеров правильно реагировать на различные типы блоков и срывов, чтобы выбирать правильный угол атаки относительно ключевых игроков, а не только относительно самого потока с мячом.

Неудивительно, что Ломбарди нсо своим зонным выносом тоже стоял на месте, постоянно предлагая защите разрешать всё новые и новые сложности. Больше чем кто-либо из тренеров тренер до него он пытался атаковать конкретные слабые стороны конкретного соперника. Для этого он, например, делал снимки фронта защиты соперника на «Полароид» прямо во время игры и разбирал их с квотербеком и линейными, а затем, введя различные системы назначения комбинаций без хадла (тренером с бровки или квотербеком прямо на поле), изменял их под конкретное построение, которое предлагал им соперник.

Итогом этого противостояния стали вещи, без которых немыслим американский футбол наших дней. Пусть флекс Лэндри уже не используется — сформулированные и доведённые им до полноценной системы концепции контроля проходов, а также чтения и реагирования (read and react) являются самыми распространёнными подходами к построению игры в защите и сейчас, совершенно независимо от используемого фронта. А зонный вынос и подстроение комбинаций под конкретную защиту — один из основных принципов многих систем нападения.

Что же до личного противостояния тренеров, то верх одержал Ломбарди. Он победил Лэндри в четырёх личных встречах из пяти, взял два первых Супербоула и вскоре завершил карьеру. Лэндри тренировал ещё не одно десятилетие, отметился ещё кучей новаций (в том числе и в нападении, о которых мы ещё обязательно поговорим, но до конца дней признавал, что в главном противостоянии всей своей жизни он уступил.

Впрочем, не зря говорят: если бы не Винс Ломбарди, то приз победителя Супербоула назывался бы «Landry Trophy».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.