Предыдущие выпуски: 

Часть 1. Массовые формации и летящие клинья
Часть 2. Как зарождался блок
Часть 3. Пас как предчувствие
Часть 4: Пасовые развязки и проходы в защите
Часть 5: И отделил Бог свет от тьмы
Часть 6: Спецкоманды до эпохи спецкоманд
Часть 7: Добро пожаловать в настоящее!
Часть 8: Основа основ
Часть 9: Кесарю — кесарево
Часть 10: Гиганты из «Джайентс»
Часть 11: Хэнк Стрэм и «Футбол Будущего»
Часть 12: Пир или голод?

Если посмотреть на историю развития футбола с высоты птичьего полёта, на первый взгляд может показаться, что вся она однозначно направлена в одну сторону — увеличения количества и качества пасовой игры. Особенно на уровне НФЛ: к исключительно выносной поначалу игре добавляется робкий и редкий пас — нечто вроде уловки — и со временем занимает всё больше и больше места, и вот он уже сосуществует с выносом наравне, и вот — в наши дни — он практически безраздельно доминирует.

Но если приглядеться повнимательнее, станет ясно, что не всё с пасом так просто. Философия игры в нападении развивалась рывками, метаясь то в одну, то в другую сторону — и некоторые метания явно выбиваются из тенденции. Сегодня мы поговорим о системе тренера Дона Кориэлла, одного из самых ярких учеников Сида Гиллмана (он был героем нашего предыдущего рассказа), и о том, что она дала современному футболу в практическом плане и какой вклад внесла в развитие его теории.

Примечательно, что «отец современного пасового футбола», как многие называют Кориэлла, исповедовал совершенно иные принципы в начале своей тренерской карьеры. Он был ярым приверженцем I-формации с бесконечным выносом по центру и пас использовал только для создания эффекта неожиданности. Когда он достиг определённых высот на этом поприще, ему предложили должность главного тренера университетской программы «Сан-Диего Стейт».

Embed from Getty Images

И тут он моментально уперся в стену. В таком футбольном штате, каким тогда была (и остаётся поныне) Калифорния, его программа не выдерживала конкуренции за лучших выпускников местных школ против таких грандов как USC, UCLA или Стенфорд — и «Сан-Диего» вынужден был довольствоваться репутацией середнячка. Тогда тренер Кориэлл предположил, что за счет выноса ему никогда не удастся победить превосходящие по уровню таланта команды, и решил радикально пересмотреть философию игры.

Пасовое нападение, которое он разработал — «Эйр-Кориэлл» — принесло ему не только успех на студенческом уровне, но и славу в профессиональном футболе, когда его взяли на вооружение «Чарджерс» и добились с его помощью, наверное, наивысшего успеха в истории франчайза. Развив и доведя до абсолюта технические и тактические приемы своего учителя Гиллмана, Кориэлл взял за основу простой, но неожиданный для тех лет принцип: глубокий пас. То есть, главной целью он ставил не контроль мяча, не набор ярдов или первых попыток — главной целью стало бросить пас в зачётную зону, как бы далеко она ни находилась. Комбинации, в которых пас в зачётку не бросался, были нужны только для того, чтобы открыть возможность такой пас бросить.

Embed from Getty Images

Его знаменитый квотербек Дэн Фаутс так описывал систему: «В первую очередь, мы всегда ищем возможность бросить «бомбу» […] Ты ищешь её и, если не находишь, начинаешь двигаться по своим целям назад к линии скримиджа. Вот это движение — от глубоких зон к линии, а не наоборот — это и есть смысл «Эйр-Кориэлл».

Но какой конкретно инстурментарий использовался для достижения этой цели?

Во-первых, пасовые развязки, призванные максимально растянуть защиту по вертикали. Любая комбинация создавала угрозу в глубине поля; если защитники оттягивались в прикрытие, открывались более короткие зоны. Сама по себе идея такого растяжения не была новой, но раньше оно составляло ярдов 5–10, а Кориэлл не просто стал использовать всю глубину поля, но и положил этот принцип в основу своего нападения.

Во-вторых, Кориэлл первым в основной своей формации стал использовать только одного заднего бегущего. С двумя тайт-эндами (одним из которых был, возможно, лучший игрок всех времен на этой позиции Келлен Уинслоу) такая расстановка позволяла нападению иметь гибкость в выборе, на каком фланге создать дополнительную пасовую угрозу, а на каком — оставить дополнительного игрока в защите против блица. Это значительно усложняло давление на квотербека.

В-третьих, он стал использовать всех пятерых легальных принимающих в качестве потенциальных целей. Умение хорошо ловить мяч и исполнять пасовые маршруты в его системе стало обязательным для задних бегущих и позволяло регулярно атаковать как минимум три уровня защиты практически из любой формации.

Ну, и в-последних, это был инновационный подход к использованию моушена. Да, его использовали для создания численного перевеса в нападении и раньше, но Кориэлл нашёл ему новое применение. Как раз в те годы в НФЛ было введено так называемое «правило Мела Блаунта» — оно ограничило контакт защитников с легальными принимающими пятиярдовой зоной от линии розыгрыша  (к слову: вопреки распространённому заблуждению, такой зоны нет в правилах ИФАФ, по которым играют в футбол в ЛАФ — Прим. авт.). С введением этого правила принимающему было достаточно уйти от контакта с защитниками один раз — на самой линии скримиджа. Тогда Кориэлл стал использовать моушен не только для смены позиции игрока, но и для создания ему преимущество для ухода от контакта за счёт более высокой скорости.

«Чарджерс», взявшие «Эйр-Кориэлл» на вооружение в конце 1970-х, стали первой в истории НФЛ командой, которая стала чаще пасовать, чем выносить. Они год за годом лидировали в лиге не только по количеству пасовых ярдов и тачдаунов, но и по статистике нападения в целом. Но почему-то так ни разу не только не выиграли, но даже и не вышли в Супербоул.

Как такое могло случиться?

Многие указывают на то, что уровень игры в защите в той команде никогда не соответствовал уровню нападения — и это верно. Но почему так получалось всегда, как бы ни меняла команда защиту и координаторов и какое бы количество талантов она ни привлекала под свои знамёна по эту стороне мяча? Есть ли здесь какая-то закономерность?

Embed from Getty Images

Дон Кориэлл учил: идеальный драйв должен длиться всего один розыгрыш. Постоянно стремясь исполнить глубокий пас, его нападение сильно рисковало: при всем своем статистическом доминировании, «Чарджерс» были также и лидерами лиги по количеству владений «3-и-аут» и наименьшему времени владения мячом. А это означало, что защите приходилось находиться на поле значительно больше обычного и к концу игры очень сильно уставала.

Получалось, что принцип «забросать» противника пасами в зачетную зону становился заложником самого себя, становясь менее эффективным за счёт своей эффективности — команда было легко уйти в отрыв по счету, но чрезвычайно сложно этот отрыв сохранить. Представьте: команда, ведущая в счёте во второй половине, владеет мячом. Что ей делать? Вариант первый, очевидный: играть вынос и жечь время. Увы, команды Кориэлла не умели делать этого достаточно эффективно. Вариант второй, привычный: продолжать гнуть свою линию и атаковать глубоко вертикально. Со всеми вытекающими: перехваты, непринятые пасы и скорый отказ от владения — да ещё и, вместо того чтобы тянуть время, такая тактика приводила к постоянным остановкам игровых часов.

Embed from Getty Images

Но даже если воспринимать опыт такого нападения как негативный урок, который преподнёс нам футбол тех лет, нельзя отрицать его значимость для современного футбола. Дон Кориэлл ввел не только концепцию, но и сам язык, на котором мы говорит сегодня пасовое нападение. К примеру, именно он первым использовал «пасовое дерево» для обозначения маршрутов, а последние буквы латинского алфавита — для позиций принимающих на поле. И нынешние системы вертикального нападения сегодняшнего дня, такие как школа Майка Мартца, сохраняют преемственность уроков Дона Кориэлла, доводя систему до ума и постоянно развивая, чтобы избавиться от её недостатков. И да, наконец-то выигрывают титулы в вертикальном нападении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.