Читайте также: 

«Мы с ним оба польских кровей». Любимые игроки Рынкевича

«За последние три года я ни разу не запускал фейерверки». Любимые игроки Шуваева

«Он был второй причиной, почему я выбрал черно-золотых». Любимые игроки Пастухова

«Как только он включает мощь лося в период спаривания – все, занавес!». Любимые игроки Жидкова

***

QB Пейтон Мэннинг

Пейтон Мэннинг – это целая эпоха. Человек, которой своей игрой украсил НФЛ поединками с Томом Брэди. Один из первых Супербоулов, которые мне удалось посмотреть был с участием Мэннинга против «Беарс». Когда мы смотрели матч, американцы рассказывали мне, какой он великий уже при жизни. Смотреть его игры – одно удовольствие: он как компьютер диагностировал построения защиты соперника и получал преимущество еще до снэпа. Он почти всю карьеру играл без достойных тренеров и ген. менеджеров, иначе бы точно выиграл больше двух чемпионских перстней.

RB Адриан Питерсон

Рынкевич назвал Питерсона динозавром, и, наверное, это верно. Но AD может играть только в режиме киборга. Его хоронили столько раз, что за это время целая плеяда новых бегущих успевали быть выбранной в первом раунде, поиграть в НФЛ и закончить карьеру. Питерсон взял титул MVP после разрыва крестов. В 33 года его никто не хотел подписывать. А после всего одной тренировке в «Вашингтоне» оказалось, что этот отработанный материал – лучший бегущий в команде с большим отрывом и по физике готов дать фору всем остальным. Каждый раз, как он берет в руки мяч, есть ощущение, что он может сделать хоум ран, если только о-лайн сделает ему один хороший блок.

WR Калвин Джонсон

Калвин Джонсон – это олицетворение понятия “альфа-ресивер”. Антропометрический монстр (196 см, 108 кг, 40 ярдов за 4,35 секунд) был не просто лучшим ресивером своего поколения. Он был в своей собственной лиге. Играть персональное прикрытие с ним было сродни самоубийству. Двойное прикрытие было для него нормой. Фраза “Мегатрон ловит в тройном прикрытии” слышалась чаще, чем это можно было представить. За мертвым «Детройтом» было интересно следить исключительно из-за Мегатрона. Жаль, что из-за многочисленных травм он закончил карьеру после всего лишь 9 сезонов в НФЛ.

TE Роб Гронковски

После окончания карьеры наверняка мы сможем поставить Гронка в один ряд с мастодонтами, являющимися лучшими на позиции. Когда Гронк на поле – за его игрой смотреть одно удовольствие. Гронк – это всегда весело. Он не только великолепный игрок, но и ребенок в теле суператлета. Он больше похож на fratboy, нежели ключевого игрока команды Билла Беличика. А его отмечания тачдаунов — отдельный вид искусства.

DL Вон Миллер

Столько много интересных пас-рашеров, что можно было бы назвать и того же Джей-Джей Уотта. Но Миллер мне импонирует своей техникой. Он не самый сильный и довольно маленький для эдж рашера (112 кг) – тот же Уотт на 20 кг больше. Но Миллер обладает элитной скоростью, резкостью и гибкостью. Так, как он, может двигаться не каждый игрок скилл-позиций. Все его семь сезонов в НФЛ PFF посчитал элитными – это невероятное достижение. Вон Миллер – веселый человек, чем еще больше подкупает.

LB Рэй Льюис

View this post on Instagram

Be blessed everyone — celebrate today! ?

A post shared by Ray Lewis (@raylewis) on

Льюис создал культ своей личности еще будучи игроком команды. Его речи было настолько же огненными, насколько бессмысленными. Джо Флакко как-то сказал, что он не понимал 90% того, что говорил Льюис. Но суть была не в их содержании, а в эмоциях, которыми они заряжали команду. Он работал на поле и вне его. Его коронная фраза – «я знаю все их розыгрыши». Когда Рэй на поле, знаешь, что ни один игрок «Рейвенс» не посмеет отработать не на 100%. Он знал, когда пришло время уйти, и сделал это под чемпионский фейерверк.

DB Дэррелл Ривис

Тут легко могли бы оказаться и Трой Поламалу, и Эд Рид. Но Ривис стоит для меня особняком. Хотя нет, не особняк, он – отдельный остров. На протяжении полдекады Ривис был эталоном игры корнербека, персонально играя против лучших игроков лиги. Он делал работу координатора нападения соперника сложной, потому что, по сути, ликвидировал свою половину поля, оставляя квотербеку лишь противоположную сторону. Для координаторов защиты он был находкой, джокером, который мог бить любой козырь. Ривис для меня – эквивалент Пейтона Мэннинга в защите. Он демонстрировал энциклопедическое понимание игры, помноженное на его игровые инстинкты. Ривис точно знал какой маршрут побежит ресивер, он знал когда можно повернуться и читать глаза квотербека, он обладал скоростью угнаться за принимающим, если он побежал гоу-раут. На пике карьеры у него попросту не было слабых мест. Билл Беличик всегда восхищался игрой Ривиса, в итоге подписав его в 2014 году — чемпионский сезон «Пэтс».

K Себастьян Джаниковски

Он далеко не лучший кикер современности. Но он был одним из первых кикеров, кто круто бил полтинники. Я помню матч, в котором он повторил рекорд НФЛ — на тот момент (63 ярда). Но больше всего мне нравится его история: проблемный иммигрант, который зарабатывает деньги игрой в мяч. Кикеры вроде должны нервничать, но, с виду, Джаниковски на всё наплевать. Кто-то качается в спортзале? Себ похоже коротает вечера в баре, где никто не подозревает, что он профессиональный спортсмен. По крайней мере, так я себе это представляю.

P Шейн Леклер

В свое время дуэт спецкоманд «Рейдерс» Джаниковски – Леклер был чем-то невероятным. Оба имели очень сильную ногу, и за счет их работы у команды было огромное преимущество: сопернику нужно пройти больше ярдов благодаря пантеру, а тебе – меньше, благодаря кикеру, способному забить с 50-60 ярдов. На позиции, где игроки редко чем-то запоминаются, Леклер играл в своей собственной лиге. Шестикратное попадание в первую команду ОлПро – лишь дань его таланту и стабильности.

RET Девин Хестер

Мой список закрывает человек, связанный с игроком в начале: Хестер вернул в тачдаун начальный удар Супербоула против «Кольтс» Мэннинга. Я помню момент, когда Девин Хестер побил рекорд Диона Сандерса по тачдаунам на возврате: Сандерс сидел в студии и со слезами на глазах поздравлял его от всей души. Больно, когда твои рекорды бьют, но по-человечески приятно, когда человек этого заслужил. Когда я смотрел матчи «Чикаго» и мяч после панта летел в сторону Хестера, почти всегда было ощущение, что будет тачдаун или, как минимум, длинный возврат. И это были не молниеносные возвраты в стиле Тарика Хилла, а экспертные движения гения, который в голове просчитал все движения соперника и блоки партнеров по команде и выбрал идеальную траекторию возврата.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...