Представьте ситуацию: ваша команда – действующий чемпион НФЛ, не оставивший камня на камне от исторически могучего нападения Пейтона Мэннинга (43-8), вновь играющая в главном матче после сильного сезона. Счет на табло 24-28 в пользу соперника, на часах осталось 26 секунд и мяч у вас на 1-ярдовой линии на второй попытке при одном тайм-ауте. Казалось бы, второе чемпионство гарантировано. Но тренеры назначают пасовую комбинацию, Малкольм Батлер перехватывает мяч и «Пэтриотс» невероятным образом выигрывают титул.

С тех пор дела у «Сиэтла» становились все хуже и хуже, а в прошедшем сезоне команда впервые за многие годы вообще не попала в плей-офф. Как так случилось, что легендарный Легион Бума и нападение во главе с выходящим на элитный уровень Расселом Уилсоном так и не стали династией? Причин для этого много, попробуем отметить основные мотивы.

О-лайн

Ни для кого не секрет, что долгие годы линия нападения «Сиэтла» в числе худших в лиге. Рассел Уилсон подвергается постоянному давлению, а выносная игра абсолютно не работает. Бегущих тэклят еще до линии розыгрыша, что вынуждает команду прибегать к пасовым комбинациям чаще, чем этого бы хотелось.

Такая деградация о-лайна «Сиэтла» никого не должна удивлять. С 2012 по 2017 годы клуб выбрал лишь трех линейных нападения в первых двух раундах: Джастин Бритт (2014 год, 2 раунд), Джермейн Ифеди (2016 год, 1 раунд) и Этан Посик (2017 год, 2 раунд). Ифеди пока кажется бастом. Делая материал-превью команды на сезон в последние несколько лет, я писал одно и то же: «Сихокс» кровь из носу нужно перестраивать о-лайн. Тренер позиции Том Кейбл верил в прогресс молодого костяка, что в итоге стоило ему работы в конце прошлого сезона.

Ситуацию усугубил обмен лидера линии центра Макса Ангера в «Сэйнтс» после победы в Супербоуле. Он стал первым ударом по долгосрочным перспективам команды.

Обмены, драфт и ростер-менджемент

Трейд ключевого игрока о-лайн примечателен как сам по себе, так и в контексте общей тенденции: Джон Шнайдер и Пит Кэрролл не очень хороши в обменах. В довесок к Ангеру команда отдала выбор в первом раунде драфта за тайт-энда «Святых» Джимми Грэма. Желание дать больше орудий Уилсону понятно, но не за счет дестабилизации линии нападения. Команда потеряла ключевого игрока, рассталась с пиком в первом раунде драфта, унаследовав не самый дешевый контракт ($9-10 млн в год).

Годом ранее «Сиэтл» отдал выборы в первом, третьем и седьмом раундах драфта «Миннесоте» за опального ресивера Перси Харвина. Принимающий был невероятно талантлив, но до конца так и не смог себя реализовать. Игроку мешали периодические травмы, приступы мигрени и вспыльчивый характер. Почти сразу команда дала ему контракт на 6 лет и $67 миллионов, повышая ставку после блефа. Харвин был головной болью для команды в раздевалке, поэтому его обмен в «Джетс» за условный пик всего лишь год спустя можно записать руководству в актив.

Из пяти драфтов (2013-2017) команда оказывалась без выбора в первом раунде четырежды (дважды клуб опускался вниз), имея вместо этого на балансе двух игроков с большими контрактами. Драфт необходим командам для поиска талантов и контроля платежной ведомости на несколько лет. В этом аспекте клуб просчитался.

На фоне большого контракта Харвина очень странно смотрелось нежелание продлевать соглашение с ресивером Голденом Тейтом. Принимающий не показывал запредельных цифр, но имел отличное взаимопонимание с Расселом Уилсоном и цепкие руки. Да и вообще показывать мощную статистику на приеме в консервативном нападении «Сиэтла» того времени было практически невозможно. В итоге Тейт ушел в «Детройт» за разумные деньги ($6,2 млн в год), которые с лихвой окупил: за четыре сезона его средняя статистика – 93 приема /1056 яров /5ТД.

После убийственных драфтов 2011 и 2012 года, где был собран костяк команды, Джон Шнайдер больше промахивался, чем попадал. Состав стареет, ключевые игроки получают огромные, хоть и заслуженные, контракты, а работа на драфте проседает. Не лучший рецепт для успеха. Чемпионство во многом стало возможным из-за большого количества игроков на контрактах новичков. Например, Уилсон до подписания соглашения в 2015 году почти на $22 миллиона в год, получал меньше $1 миллиона. Это деньги, на которые команда смогла бы подписать нескольких игроков основы.

Наследник Маршона

Последняя, но не по значимости причина неудач «Сиэтла» – то, что команде до сих пор не удалось найти замену завершившему (хоть и временно) карьеру Маршону Линчу. «Зверь» был основой нападения команды, отражающим его характер и философию. После ухода Маршона в составе на какое-то время загорелась искра Томаса Роулса, но и она погасла из-за многочисленных травм. После него еще с десяток бегущих пробовали свои силы и получали травмы.

Marshawn Lynch, Thomas Rawls. seahawks.com

С тех пор нападение «Сиэтла» из консервативных перешло в разряд пасовых. Прогресс Уилсона компенсировался неумением команды эффективно выносить. Выбор раннинбека Рашада Пенни в первом раунде последнего драфта совсем не случаен: он отражает желание команды вернуться к прежней философии силового футбола.

Чемпионское окно «Сихокс», конечно, не закрылось. Оно будет открыто, пока в команде есть Рассел Уилсон. Но эта команда будет уже не тем убийственным «Легионом Бума», который наводил страх на соперников добрую половину декады.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.