«Драконы» в целом и Сергей Романюк в частности стали одним из открытий прошедшего сезона в Лиге американского футбола. С новым тренером молодая команда выдала несколько очень ярких матчей, в которых все решалось «на флажке». С них мы и начали наше общение с квотербеком москвичей.

«Все, чему я научился, сконцентрировалось во второй половине матча с «Носорогами»

— Какие впечатления оставил лично у тебя сезон-2016? С одной стороны, вы прибавили непосредственно в игре, с другой — результата фактически нет.

Конечно, мы выросли по сравнению с прошлым годом, но сравнивать довольно тяжело. В 2015-м не было такой сетки, и нам хватило одной  довольно тяжелой  победы над «Черным Штормом», чтобы выйти в уайлд-кард раунд. В этом году мы одержали одну победу, один раз сыграли вничью, но за счет того, что в плей-офф выходит лишь одна команда из дивизиона, шансов изначально было мало. «Северный Легион» был на голову выше всех в дивизионе.

Эпизод матча «Драконы» — «Северный Легион», 24 июля 2016г. Фото: Ксения Алешина («Драконы»)

Эпизод матча «Драконы» — «Северный Легион», 24 июля 2016г. Фото: Ксения Алешина («Драконы»)

— Главный тренер «Драконов» Дмитрий Кравцов говорил, что команда не заслужила последнего места в дивизионе. Кто его тогда заслужил?

Не хочется никого обижать. Конечно, я хотел бы, чтобы моя команда располагалась выше в таблице, но сказать, что кто-то из нас — «Драконы», МЧС, «Носороги»  хуже или лучше, нельзя. Мы втроем примерно одинаковы по силе, когда кто-то приезжал в гости, то соперник обязательно давал бой. Хорошая рубка была.

— Лучший матч «Драконов» в прошедшем сезоне?

Дома с «Носорогами». Во-первых, это чистая победа. Во-вторых, одержанная в заключительном драйве, который стартовал с середины поля. Было несколько точных пасов в концовке, я был сильно заряжен эмоционально, не растерялся и сделал, что нужно. Нашли общий язык с Сашей Беловым, да и вообще все ребята постарались, хотя сильно устали к тому моменту.

— Давай вспомним тот последний драйв, тем более, видео не сохранилось.

Да, камера перегрелась (улыбается). На первом дауне попробовали вынос, протолкали пару ярдов. Короткий пас, набрали еще чуть-чуть. Такими темпами и проходили поле. Помню, что в последней комбинации, когда оставалось 5–10 ярдов до тачдауна, сыграли трипс справа. Внутренний принимающий и тот ресивер, что посередине, уводили корнербеков в угол, а Белов один забегал в центр. Блок удержал защиту на линии, мне не надо было спринтовать, выбегать, просто спокойно ждал, когда Саша появится в точке, в окне, где я должен был его поймать. Прошло прямо то, что на тренировке отрабатывали.

Все, чему я научился за свою карьеру, сконцентрировалось в этом матче, точнее, в его второй половине. Тот самый уровень, на который я способен.

— Самым удивительным матчем сезона стала, пожалуй, ваша ничья с МЧС на своем поле. Что происходило, когда узнали, что овертайма не будет?

Хотели играть, уже вышли на поле, хадл начинал собираться. По правилам, которые — мы так думали  знаем, должно было быть дополнительное время. Казалось, что дома на морально-волевых должны  были дожимать. Мы же первую половину проиграли (10–22), а после перерыва совершили камбек. Момент был на нашей стороне, по логике должны были забирать игру.

— Что говорили ребята из МЧС?

Да тоже готовы были играть. Возможно, из-за дальней дороги чуть более вяло смотрелись, но овертайм бы сыграли.

«Не могу сказать, что доводилось играть против плохих защит»

— В межсезонье у «Драконов» сменился тренер. Что теперь представляет из себя футбол команды?

В нападении играем спрэд-нападение, быстрые пасы на края поля, тяжелые выносы по центру. Когда чувствую, что могу подальше в поле кинуть, добавляю от себя. Дмитрий Кравцов часто говорил, мол, до половины поля играешь больше вынос, не рискуешь, а затем смотришь уже сам по ситуации. У нас не самые быстрые бегущие, зато пробивные, и мы их чаще по центру используем. Добавили скрины на раннинбеков. А так в целом  быстрый пас и тяжелый вынос по центру. То, что играют многие команды в России.

— А в защите?

— Я не очень плотно связан с ними, но добавили прикрытия. Иногда выходят три сейфти, появилось несколько новых блицов. Что-то назначает непосредственно капитан защиты Сергей Цирекидзе. Кравцов – лояльный тренер и разрешает нам в некоторых случаях додумывать на ходу.

qgbyfg3vmws

Фото из личного архива

— То есть, у тебя довольно большая свобода в том, что касается плей-коллинга?

— Очень большая. С предыдущим тренером — Алексеем Скибиным — было иначе. Он меня как-то даже ругал. Был, например, эпизод в товарищеском матче с «Маршалами» в Питере в 2015 году. Мы почти подошли к зачетке, был назначен вынос по центру, а я увидел, что лайнбекеры блицуют прямо в эти проходы — первый и второй. Сделал фейк, убежал и сделал первый даун, после чего мы занесли. На бровке тренер начал пихать мне, чуть поругались.

Сейчас такого сто процентов нет. Перед матчем Кравцов спрашивает, подготовил ли я комбинации, которые будем играть в таких-то и таких-то ситуациях. На тренировках он видит всё это и во время игр советует, когда и как лучше себя повести. Чаще всего в этом году комбинации назначал я сам.

— Самый оглушительный провал и самый успешный розыгрыш назовешь?

— В «Ростов-боуле» с «Рэбелс» играли. Наш центр не поехал, прибегли к помощи ребят из Орла. Парень с не самым большим опытом на этой позиции был — год отыграл, может. А я привык к шотгану, чтобы если что можно было быстро широко выбежать. В общем, при снэпе центр перекинул меня, пока я догонял мяч, меня накрыли. Получил небольшую травму.

Похожая ситуация была в заключительной игре с «Северным Легионом», когда втроем забрали, и я совсем ничего не успел сделать. В целом, с Питером было тяжело, очень быстрый ди-лайн.

Из хороших комбинаций вспоминается та же домашняя встреча с МЧС. На своей половине поля, недалеко от центра было 3-и-много. Вынос и пас не прошли. Я немного замялся, тут подошел Белов и говорит: «А давай на меня просто сыграем. Девять через четыре». Это когда принимающий показывает, что бежит «четверку» (короткий маршрут с разворотом на квотербека в центр — Прим. ред.) и резко уходит на «девятку» (длинный вертикальный маршрут — Прим.ред.). Для этого, как понимаете, нужно время.  Шотган, стою в боксе, защитники блицуют внутрь, я чуть выхожу наружу, в этот момент Белов добегает «четверку», я не жду и закидываю ему на девять. Все получилось на доверии, по времени сработано идеально, затем мы пару раз еще этот розыгрыш использовали.

— Чья защита доставляла тебе наибольшие проблемы?

— В 2015-м «Витязь» против выноса был очень хорош, пас с ними тогда еще можно было играть, хотя времени много не давали. «Спартанцы», наоборот, очень хорошо защищались по воздуху и были в целом сбалансированы. В прошедшем сезоне — «Северный Легион», с которым не было биг-плеев как таковых.

Не могу сказать, что в принципе доводилось играть против плохих защит. Со всеми интересно было, где-то выгрызать ярды, где-то случались тактические находки. Но не было такого, мол, сказали, что играем вот это, и оно постоянно проходит.

«Неважно, на какой позиции — ногами Белов свое по любому заработает»

— Что ждет «Драконов» дальше без Белова, без Казиева — по сути, лидеров нападения и защиты, соответственно?

— В пасовой игре, конечно, мы ослабли. Но у нас и раньше были люди, которые выстреливали и отличались на ловле. Просто если до этого могли в критический момент сказать: «Всё, надо пас на Белова, дальше он сам всё сделает», — то сейчас будет более сбалансированное нападение. Станем играть на всех ресиверов, подключать на приеме бегущих, перемещать их.

— С Беловым у вас была неплохая «химия», судя по десяти тачдаунам в сезоне-2016.

— Хорошо друг друга понимали даже без слов, повезло мне с Сашей. Жаль, что дальше не будем вместе играть. Но я буду только рад, если у него получится в «Патриотах».

Так же можно сказать про моего троюродного брата Сергея Зимина. С ним мы играли, еще когда Белова не было. Сергей в начале прошлого сезона сломался, и это было началом бенефиса Саши, потому что у того уже не было сильной конкуренции на приеме. Раньше с Зиминым у нас периодически проходили интересные комбинации, хорошо чувствуем друг друга на поле.

q3rwjkerypk

Сергей Романюк с троюродным братом Сергеем Зиминым. Фото из личного архива

— Как сейчас его состояние?

— Он полностью восстановился. Будет играть в нападении совершенно точно. Мы его еще пробуем как второго квотербека. Сейчас в критический момент я понимаю, что даже с травмой мне лучше остаться на поле, потому что чуть лучше буду, есть доверие…

— Ты сыграл все без исключения снэпы в нападении в прошедшем сезоне?

— Да.

— А если бы прижало и пришлось сесть, кто вышел бы?

— Даже не знаю. Возможно, Белов. До сезона он тренировался как запасной квотербек. В товарищеской игре с «Витязем» пробовали этот вариант, не очень получалось, но Саша очень хорош на ногах. Неважно, на какой позиции, ногами он свое по-любому заработает. А чтобы сыграть уже сложный плей-экшн — наверное, нет пока таких людей в команде.

— Были у тебя принимающие, с которыми понимание было лучше, чем с Беловым?

— В юниорах был Артем Карпов, высокий ресивер. Как раз с ним у меня случился переломный момент, когда я стал меньше бегать и больше кидать. Мне было лет 16–17, я особо не понимал механику. В ДЛАФ, в принципе, все играли один–два паса за игру, остальное — выносом. Так вот, Карпов ловил всё, даже тяжелые мячи, и я с ним сильно подрос.

— Где он сейчас?

— У него был перелом руки, затем рецидив. Последний раз с «Драконами» он играл в 2013 году, когда мы впервые заявились на чемпионат России. В матче с «Грифонами» ему сильно прилетело в больную руку, и он фактически завершил карьеру. Но я всегда тепло вспоминаю его как игрока.

— Во второй половине прошлого сезона в «Драконах» раскрылся бегущий Александр Кайгородов. С уходом Белова значит ли это, что команда будет чаще играть вынос?

— Думаю, принципиально наш футбол не изменится. Сезон покажет. Может, «взорвется» Аль-Маасарани и занесет 12 пасовых тачдаунов. Есть Паньков, есть восстановившийся Зимин. Вернулся из «Юнайтед» Игорь Дворниченко, который в 2013–14 годах был с нами и тоже начинал в ДЛАФ.

— Линейные нападения везде незаметные герои. Ваших стоит похвалить или поругать?

— Конечно, похвалить. Даже если будет десять плохих моментов и один хороший, мы будем говорить о последнем, где они удержали «конверт». Но, откровенно говоря, проблемы с линией же не только у нас. Во многих российских командах она немного отстает от того, какой должна быть в идеале. Многим не хватает опыта, один-два года в футболе — это очень мало, чтобы рассчитывать серьезно на человека.

«Толстячков, откровенно говоря, не хватает»

— В «Патриоты» и «Спартанцы» новички идут за титулом, в «Юнайтед» — чтобы быть на виду у тренерского штаба юниорской сборной. В чем мотивация приходить к «Драконам»?

— Мы растем, играем лучше с каждым годом. Может, кто-то захочет стать частью этого процесса. У нас есть командный дух, большое значение придаем тимбилдингу. Кто-то получит возможность не только тренироваться, но и найти друзей. У нас все в команде хорошо общаются и на тренировках, и в быту. Постоянно держим хороший настрой, несмотря на то, что мы не особо побеждающая команда. Насколько сильным ни был бы соперник, всегда боремся до конца. Мне кажется, это и есть наши конкурентные преимущества.

— Есть соблазн пойти по пути «Рэбелс» и через год-два попробовать силы в Премьер-дивизионе?

— Сейчас бóльшая часть людей просто хочет играть в дивизионе, который нам по силам. Важно, что мы играем все-таки в ЛАФ, а не абы где. Премьер-дивизион — пока не приоритет, сравнивать наши силы с «Патриотами», «Грифонами» и им подобными рано.

— Игры против «Патриотов» — ад?

— Пожалуй (смеется). 2013 год, наш первый чемпионат России. Один–два просвета, а в остальном полное доминирование соперника. Мы очень крупно проигрывали им, и это еще «Патриоты» нас щадили, я думаю.

ugm4coeybcw

Виктор Скапишев награждает Сергея Романюка. Фото из личного архива

— Внешне складывается впечатление, что «Драконам» не хватает фактуры. Все в порядке с настроем и тактикой, но в габаритах уступаете многим. Это так?

— Хочется иметь больших ребят. Мы проводим набор — участвовали в выставке SNPro Expo как раз с этой целью. В межсезонье проводим две обязательные тренировки по кроссфиту в неделю, чтобы поднабрать «физухи».

— Сколько новичков задержалось в команде после выставки и открытой тренировки?

— Человек десять. Есть пара габаритных ребят, остальные — на скилл-позиции. Толстячков, откровенно говоря, не хватает.

— Тебе самому относительно скромные для квотербека размеры не сильно мешают?

— Хожу в зал, стараюсь стать чуть покрепче. Пока удается больше за счет опыта, быстрых ног. На выбеганиях и выкатах из конверта чувствую себя комфортно. Начинал я как раннинбек, а сейчас уже спокойно кидаю из конверта. Порой даже кажется, что чем сложнее ситуация на поле, тем мне лучше.

— А риск получить травму в результате таких «осложнений»?

— Бывало, прилетало. Но ко многим ситуациям я готов.

— Когда было последнее серьезное повреждение?

— Голеностоп в Ростов Боул. Тот самый неудачный снэп. На следующий день играл с травмой, усугубил ее, и пару месяцев пришлось помучиться. В остальном вроде бы чувствую себя хорошо.

— По ходу сезона у вас появился турок Сенчук, но так же внезапно и пропал. Что с ним?

— Честно говоря, не знаю. Он выходил с нами на бровку, тренировался, но, судя по всему, не особо горел желанием. Скорость у него в порядке, мяч чувствует, но я бы не сказал, что он сильно выделялся. К тому же, со знанием языка у него были проблемы.

— Кого выделяешь для себя из других квотербеков ЛАФ?

– Да много хороших игроков. Шориков мне близок по размерам и умению пробежаться. Интересно наблюдать за ним в определенных ситуациях. Чернолуцкий – человек, на которого грех не равняться. Очень опытный, с сильной рукой, ногами может хорошо набрать.

— Дмитрий Максимов раньше занимался с женской командой «Драконов». Удавалось пересекаться с ним на тренировках?

— Да, занятия проходили на одном поле, и я очень рад, что получилось и с ним поработать. Отлично знаю, что это за специалист. Любое слово от Максимова — ценный опыт. Он иногда приезжал к нам на игры, в перерывах давал советы, которые срабатывали на поле.

«Когда вернулся, почувствовал что-то вроде творческого кризиса»

— Ты уже больше десяти лет в футболе. Как все началось?

— Кажется, 2005 год, четвертый класс. В школу 1631 пришли тренеры, раздали листовки. Я, совсем маленький, к тому времени закончил заниматься вольной борьбой, был перерыв, решил попробовать что-то новое.

95ipl3-62rg

Сергей Романюк (#2). Фото из личного архива

— Кто-то еще остался из тех, с кем начинал?

— Человек пять, если брать ДЛАФ. В том числе, Зимин, хотя он пришел года через два. Цирекидзе тоже был в ДЛАФ, но на год старше меня. Остальные — в других командах: либо не в основе сейчас, либо с травмами.

Когда я пришел на первую тренировку, там уже был парнишка, который кидал мяч. Меня поставили бегущим, так как ногами нормально перебирал. С ловлей были определенные проблемы: пальцы только так вылетали, при каждом втором приеме. Начинали с флаг-футбола, без формы и контакта. Когда стали играть в американский футбол, пошли поездки на «Астраханскую осень», и некоторых ребят из «Драконов» пригласили в молодежную сборную.

— Были моменты, когда хотелось забросить футбол?

— Было однажды. Сильно повредил правое плечо, с разрывом, причем, повреждение не было связано с футболом. Команда тогда была в подвешенном состоянии, год-два еще могли играть в юниорском чемпионате, но потихоньку готовились к старшему турниру. Я ушел на полгода, три месяца вообще не тренировался, ходил в специальном корсете с фиксированной рукой.

Когда вернулся, начал разрабатывать руку и почувствовал, что неинтересно играть бегущим. Что-то вроде творческого кризиса. Алексей Скибин спросил, не хочу ли я попробовать себя на другой позиции. Как раз была проблема с квотербеками: Денис Косолапов, повредивший руку, отслужил в армии, там еще сильнее усугубил травму и дальше уже мог выступать только как сейфти.

Я начал тренироваться как квотербек. Ничего, кроме как бегать, толком не умел. С нами тогда занимался Эльшан Казанцев, который сейчас в «Юнайтед». Мне посчастливилось с ним поработать, он научил броскам, поведению в специфических ситуациях. Со временем на играх с Косолаповым мы стали меняться, а дальше уже на летних лагерях упражнения давал и Скибин, хотя амплуа квотербека для него все-таки немного чужое.

— А уйти из «Драконов» не хотелось? Все-таки такой срок в одной команде — редкость для нашего футбола.

— Ни разу не пожалел о том, что я в «Драконах». С каждым годом все больше нравится наблюдать, как растет команда. В футболе можно развиваться постоянно, никогда не останавливаясь.

Северный Легион - Драконы

Фото: Леонид Анциферов (First & Goal)

«Вик из «Иглс» ушел, но любовь к команде осталась»

— Как получилось, что ты оказался администратором паблика «Филадельфии Иглс»?

— Году в 2010 начал следить за НФЛ. Тогда очень ярко себя проявлял Майкл Вик. Наблюдать за ним было очень интересно. Мне его игра казалась очень близкой. Благодаря Майклу стал интересоваться командой, лигой. Позже нашел группу ВКонтакте, там толком никакого контента, правда, не было, и подписчики были как сонные мухи.

Вик из «Иглс» к тому времени уже ушел, но любовь к команде осталась. Хотелось делать что-то большее. Нашел человека себе в помощь, поговорил с прежним администратором, чтобы он передал мне права, набрал команду единомышленников и понеслось.

— «Филадельфия» в этом сезоне, судя по всему, вновь без плей-офф. В чем главная причина неудач?

— Тренер команды Даг Педерсон мне нравится. Он не боится рисковать, доверился Вентцу, и тот по большому счету оправдал ожидания. Этот год — сезон перестройки. Жду большую работу на драфте. У нас будет, видимо, не очень низкий пик плюс выборы, полученные в результате обменов.

— Действиями генерального менеджера Хауи Розмана доволен?

— Супер! После бардака от Чипа Келли, выстроившего всё под себя, Роузман за минимальные сроки раздал оптимальные контракты ключевым игрокам.

— А обмен Брэдфорда?

— Мне казалось, он и у нас неплохо бы играл. Было не очень уютно после ухода Сэма. Два-три сезона мог бы еще помочь команде. Но получили за него, признаюсь, неплохо.

— Самый принципиальный соперник для тебя как болельщика?

— «Даллас», конечно. В этом сезоне — еще больше, чем раньше. С ними все время тяжелые игры. Сам дивизион в принципе такой — не знаешь, кто выстрелит. Но от этого он только интереснее.

— «Драконы» — одна из самых лояльных к First & Goal команд. Но наверняка есть какие-то пожелания для нас? Чего хотелось бы в новом году?

— Хотелось бы посмотреть на свою личную статистику. Пока видно только, сколько тачдаунов. Не знаю, в каком дивизионе ЛАФ мы начнем новый сезон, но надеюсь, что там будет все подсчитано. На First & Goal проделан огромный объем работы, но, по-хорошему, статистикой должна заниматься сама лига.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.