«Давайте выйдем и победим»

Вот что я сказал парням перед тем, как мы вышли на поле в овертайме матча против «Тексанс». После тех сумасшедших «качелей» во второй половине матча другие слова были не нужны. Но в хаддле я оглядел ребят и увидел, что каждый из них знает, что делать. Нам предоставилась возможность забрать эту игру, и у нас была твердая уверенность в том, что мы способны это сделать.

И мы это сделали.

Я не раз и не два говорил о том, что для этой команды нет ничего невозможного. Эта игра — да и вся первая половина сезона стали прекрасной иллюстрацией моих слов. В этом году была неуверенность, карантин, командные собрания в Zoom, перенос игр. Если бы в конце прошлого сезона кто-то сказал мне, что всем нам придется пройти через что-то подобное, я бы назвал этого человека сумасшедшим.

Но мы справились.

И начали сезон с показателем 5-0.

Ни одна из этих побед не была легкой. Но эта команда доказала, что умеет справляться с трудностями. Этим я не устаю восхищаться – неприятности не смущают нас. Напротив, они мотивируют нас показать себя с лучшей стороны.

Таков и я сам. Если бы не неприятности, с которыми я сталкивался и боролся большую часть своей карьеры, я бы ни за что не оказался там, где я сейчас.

С тех пор, как я оказался в «Теннесси», люди постоянно спрашивают меня, что я изменил в своей жизни. Они, почему-то, думают, что я внес какие-то значительные изменения в мою игру или в подготовку, или в отношение к происходящему. Они попросту не верили, что тот парень, которого они помнили по игре за «Дельфинов», и тот квотербек, которого они видят сейчас — это один и тот же человек. Так что же я изменил?

А я ничего не изменил.

Но это не значит, что ничего не изменилось.

Ни одному человеку, будь он хоть пастухом, хоть программистом, не понравится, когда его выкинут за борт. А со мной так и поступили, обменяв в «Теннесси». В «Майами» я был стартовым квотербеком всю свою карьеру, но когда по окончании сезона-2018 уволили главного тренера, я понял, что мои дни в этой команде сочтены. Никто не говорил об этом прямо, но этот вопрос прямо-таки висел в воздухе. Я не знал наверняка, обменяют меня или просто отчислят, но в том, что я не останусь здесь, не было никаких сомнений.

Тяжелее всего было примириться с тем, что от меня ничего не зависело. Я просто смотрел на ситуацию в лиге и понимал, что в ней не так уж много команд, которым я бы пригодился в качестве стартового квотербека.

Начались подписания свободных агентов, и количество вариантов продолжения карьеры для меня стало стремительно сокращаться.

Когда пошли слухи о моем обмене в «Теннесси», я понял, что мне уготована роль бэкапа. Это была горькая пилюля. В то время мы много разговаривали на эту тему с моей супругой Лорен. Нет, о том, чтобы заканчивать с футболом, не было и речи — нас беспокоило то, что жизнь запасного квотербека связана с частыми переездами из-за смены команд. Да, я не хотел такого для своей семьи… но что я мог поделать?

Да, я действительно боялся этого, хотя бы потому, что не так уж много квотербеков, которых обменяли в другую команду на роль запасных, сумели отвоевать себе место в старте.

Я вот не смог припомнить ни одного.

Лорен часто подшучивает надо мной на тот счет, что я чересчур оптимистично смотрю на мир. «Ты словно живешь в альтернативной вселенной, где у всех все должно быть хорошо», — говорит она. Так и есть. Я всегда стараюсь разглядеть позитивную сторону в любом событии, в любой неприятности.

И я заявился в Теннесси именно с таким настроем.

Мне выписали однолетний контракт. Естественно, это подразумевало, что я буду запасным. Но я увидел в этом следующий положительный момент: значит, через год я смогу снова претендовать на роль стартового распасовщика — может быть, в «Тайтенс», может, где-то еще.

Я не знал наверняка. Но я верил.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

“And we back…”

Публикация от Ryan Tannehill (@rtannehill17)

Однако, мне не понадобилось много времени для того, чтобы понять, что я хотел бы остаться в «Теннесси».

С первых минут на базе команды мне понравилась атмосфера, которая здесь царит, понравился тот тон, который задает руководство и тренерский штаб в общении с игроками. И в первую очередь, мне понравился тренер Врейбел. Он прямолинеен, всегда говорит так, как думает. Он не льстит и не сглаживает углы. Он дает своим игрокам понять, чего он в точности хочет от них. И еще дает понять, что если ты не можешь или не хочешь этого делать, он найдет другого тебе на замену.

Такой подход мне по душе.

Глядя на своих новых одноклубников, я понял, что и они полностью поддерживают философию тренера. Я увидел людей, которые любят футбол, уважают и ценят друг друга и хотят побеждать.

А еще они любили своего квотербека, Маркуса Мариоту. Да и я сам довольно скоро проникся добрыми чувствами к этому парню.

А сейчас поговорим об одном из тех значительных изменений, которые произошли в моей жизни.

Я стал запасным.

Помню первый матч в форме «Тайтенс». Это был выезд в Кливленд. Я был в раздевалке вместе со всеми, и переодевался на игру. Все ребята вокруг сидели в наушниках, настраиваясь перед выходом на поле, ловили свою волну.

А я нет.

Я просто… переодевался. Я не готовился выйти на поле. Не готовился вести команду за собой.

Я готовился стоять на бровке.

И быть готовым.

На всякий случай.

Было нелегко. Как любой футболист, я живу мыслью о том, что по воскресеньям буду выходить на поле и сражаться. А теперь от меня этого не требовалось — в этом было что-то унизительное. И все, что я мог сделать, это засунуть куда подальше свою гордость и делать все возможное для того, чтобы показать себя с лучшей стороны, когда представится возможность. Иного было не дано.

Я получил свой шанс в игре шестой недели. Я заменил Маркуса Мариоту по ходу игры против «Денвера», а через несколько дней было объявлено, что я буду стартовым квотербеком на следующую игру. И, честно говоря… мне было немного неловко от этого. Я видел, как любят Маркуса в команде, а теперь ему предстояло стоять на бровке вместо меня. Ситуация была очень и очень непростой — можно было запросто «потерять» команду, если бы парни неверно поняли то, что произошло.

Но я думаю, что мы только больше сплотились после этого как команда.

И я, зная, что для этой команды значит Мариота, не выходил на поле «походкой Макгрегора», со словами: «Теперь это моя команда!» Я в каком-то смысле отпустил ситуацию. Я слушал своих принимающих, мы обсуждали происходящее поле и понимали, чего ждем друг от друга. Наше нападение менялось и развивалось, и со временем я заработал уважение парней.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

LET’S GO 🙏🏼⚔️ #TitanUp

Публикация от Ryan Tannehill (@rtannehill17)

И в конце сезона мы набрали достаточно побед, чтобы заскочить в плей-офф.

И тогда на меня посыпались вопросы: «Чувствуете ли вы давление? Беспокоит ли вас отсутствие опыта игры в плей-офф? Нервничаете ли вы?» Я ведь до этого не играл в плей-офф.

Однако все те, кто задавал мне эти вопросы, не учли того, что я играл в плей-офф весь сезон.

Боролся за свое место на поле.

Это были игры на вылет — ведь после того, как я попал в стартовый состав на седьмой неделе, никто не гарантировал мне, что я останусь стартовым квотербеком и дальше. Я выходил на поле, зная, что если я не буду играть хорошо, меня заменит Маркус, который стоял на бровке и ждал своего шанса. Одна плохая игра — и все. Одно поражение — и до свидания.

А когда ты каждую неделю играешь за право выйти на поле в следующее воскресенье, предстоящие игры плей-офф не так уж сильно давят на тебя.

А еще у меня был Деррик Хенри, которому я мог отдать мяч — парень, похожих на которого я еще не встречал.

Деррик — особенный игрок. У него есть габариты и мощь, которые позволяют ему набирать ярды «с мясом», продираясь сквозь фронт защиты, но он обладает и поразительной скоростью, которую показывает, стоит дать ему свободное пространство. Это парень, которого боятся защитники. Ему нужно четыре-пять шагов, чтобы разогнаться — и вот на вас уже летит 115-ти килограммовый монстр. В первой четверти это еще куда ни шло. Но в четвертой, когда все уже устали и наполучали по самое «не балуйся»…он все такой же. Он словно впитывает в себя энергетику игры — и чем дальше, тем больше.

В плей-офф он показал себя во всей красе.

Он сделал мою работу легкой.

К сожалению, в финале конференции мы уступили «Канзас-Сити». Это было обидно, потому что мы отдали на поле всех себя. Мы были полны решимости устранить все недостатки в своей игре и вернуться еще более сильными в следующем сезоне. Ну и, конечно, мы гордились собой.

Мы знали, что многие посчитали наш прошлогодний успех случайным. И это, на самом деле, неплохо. Только мнение тех, кто был внутри этой команды, имеет значение. Мы прошли прекрасную подготовку и готовы были к любым трудностям, неожиданностям и капризам судьбы.

Взять хотя бы четвертую игру сезона против «Биллс». Нет, и первые три игры сезона не были легкой прогулкой. Приходилось грызть землю и вырывать очки с руками соперников.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

DUB ⚔️ #TitanUp

Публикация от Ryan Tannehill (@rtannehill17)

Но теперь к этому прибавилось то, что сразу несколько человек из нашей организации сдали положительные тесты на COVID-19. И наши мысли были лишь о том, чтобы они и члены их семей поскорее поправились. Дальше — все наше расписание полетело кубарем под горку. То мы тренируемся, то не тренируемся. Теория проходит в Zoom. Одну игру перенесли, вторую сместили во времени. Мы вдруг узнаем, что будем играть во вторник вечером.

Я не собираюсь критиковать кого-либо — люди оказались в ситуации, в которой раньше никто не бывал. А мы стали первой командой, которой пришлось столкнуться с подобным. И не сказать, чтобы это было очень весело. Зато мы получили ценный опыт.

А вот то, что после этого мы вышли на поле и одержали важнейшую победу над сильной командой — это, безусловно, огромный плюс для нашей команды и организации в целом. Мы не спасовали перед трудностями, а использовали их как хороший раздражитель, а еще… мы кайфовали на поле. Кайфовали от того, что снова играем в футбол.

Прекрасный пример — мой забег в зачетку в конце первой половины.

В нашем плейбуке не так уж много розыгрышей, рассчитанных на то, что я буду выносить мяч. Да и те Арт Смит, наш координатор нападения, не особенно любит назначать. Но иногда, когда ты видишь возможность для скрэмбла, нужно просто ей воспользоваться. Что я и сделал.

Да, мое приземление после празднования вышло не особо изящным. Но ничего, я поработаю над этим и как-нибудь продемонстрирую результат.

Но сам розыгрыш, а особенно поздравления от одноклубников и аплодисменты зрителей, которым вновь разрешили проходить на трибуны, и возможность видеть среди них мою жену и детей — это то, ради чего мы играем и от чего получаем удовольствие.

И еще стифф-арм Деррика.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

4-0

Публикация от Derrick Henry (@last_king_2)

Это был самый жесткий стифф-арм, который я когда-либо видел. Кажется, я заорал что-то вроде: «Е**ть-колотить!», настолько это было круто.

Да, наши парни так могут. Иногда кажется, что в начале игры тебя словно что-то гнетет. Но потом ты проникаешься атмосферой матча, ловишь ритм и просто начинаешь получать удовольствие от происходящего. И тогда…

И тогда эта команда способна на все.

Наша команда, наша организация — это большая семья. С этим парнями я готов хоть к черту на рога. Я уверен в том, что мы готовы принять любой вызов.

Мы каждый день работаем над тем, чтобы стать лучше, чтобы вскарабкаться на следующую ступеньку. Вот что больше всего вдохновляет меня: заставить себя и парней поверить в то, что мы способны превзойти самих себя.

Думаю, именно это и изменилось во мне, когда я перешел в Теннесси. Я просто стал на одну ступеньку выше на бесконечной лестнице развития. Я преодолел все те трудности, которых боялся в Майами. Пройдя через все это, я стал лучше как лидер. Я стал лучше как квотербек, благодаря тренерам и игрокам, окружающим меня. Я стал лучшим мужем, чем был раньше, ведь мы с Лорен очень сблизились благодаря тем трудностям, через которые нам пришлось пройти за эти сумасшедшие пару лет — и лучшим доказательством этого стало рождение нашего второго ребенка. И я стал лучшим отцом — теперь, приходя с работы, я просто стараюсь получить удовольствие от той кутерьмы, которую затевают дети, видя меня. Работа и дом или, если угодно, футбол и дом — вот вся моя жизнь. И я совершенно счастлив.

Я все тот же. Не было никакого «щелчка» в голове, после которого все изменилось. Нет никакого секрета. Есть я, моя семья, эта команда и город, и мы едины перед лицом всех трудностей мира и полны решимости свершить что-нибудь великое.

И теперь, после этого мощного старта, мы на правильном пути. И мы готовы к любым неприятностям, неожиданностям и капризам судьбы.

#TITANUP

Читайте также: «В первый раз в меня стреляли в 13 лет». Колонка Джоша Джейкобса на Player’s Tribune

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.