Как только я узнал, что НБА прервала регулярный чемпионат, мне стало ясно, что и сезон XFL будет прерван. Я знал это. По-другому просто не могло случиться — сезон будет завершен, и  я отправлюсь в свободное плавание, сам по себе.

Опять.

Это было 11 марта — я вместе с командой был в одном из отелей Хьюстона. Мы с моими линейными Эвери Дженнеси и Себастьяном Третола сидели в их комнате и смотрели баскетбол после тренировки. Через несколько дней нам предстоял выезд в Нью-Йорк.

Мы ждали начала матча НБА «Юта» — «Оклахома». Телевизор был включен, и мы болтали в ожидании начала трансляции. А потом…

Они просто раз! — и отменили матч. Вот так вот. И следующим, что мы узнали было: НБА отменяет все оставшиеся матчи сезона. На секунду в комнате воцарилось молчание. Нашей первой мыслью было: Чегооо?!

Мы все равно хотим выходить на поле и играть — вот первое, о чем мы заговорили тогда. Что-то вроде: «Мы может продолжать сезон без зрителей на трибунах». Пожалуй, тогда мы  не вполне представляли себе всю серьезность ситуации, с которой придется столкнуться.

Уж теперь-то мы всё понимаем. То, что происходит в мире — намноооого важнее продолжения сезона XFL. Все очень серьезно. Надеюсь, все вы не только тщательно моете руки и не трогаете свои лица, но и соблюдаете карантин. Самое главное сейчас — забота о своем здоровье.

Все настолько серьезно и грозит такими последствиями — нашим жизням, мировой экономике — что XFL не вернется в 2021 году. 10 апреля лига приостановила все операции и уволила всех сотрудников. Я с трудом смог в это поверить. Всего месяц назад все было отлично — и вот уже ничего не осталось.

И это очень плохо. XFL нужна профессиональному футболу.

Когда большинство людей слышат: «XFL», они думают о реслерах в джерси с надписью «He hate me» (Он меня ненавидит) — те вещи, с которых начиналась первая инкарнация XFL в 2001 году. В той XFL, в которой играл я, все было по-другому — никакого реслинга, только самый настоящий футбол. Но прежний владелец — Винс Макмэн. Большинство команд в лиге были по-настоящему хороши. Это действительно так, без дураков. И по моим ощущениям, чем дальше мы вкатывались в сезон, тем более качественный футбол показывали — более динамичный, более зрелищный.

А самым лучшим в этой лиге было то, что множество талантливых игроков, которым не нашлось места в составах команд НФЛ, получили возможность играть и показать все, на что они способны. И если бы наш сезон пришел к логическому завершению, многие игроки (я сознательно не называю имен, ведь их так много) определенно получили бы шанс заиграть в НФЛ. Я верю в это потому, что некоторые уже получили такой шанс.

Например, я.

View this post on Instagram

All Praise To The Most High🙏

A post shared by PJ Walker (@pjwalker11) on

Я играю в футбол с семи лет — тогда я был игроком в Police Athletic League в моем родном городке Элизабет, штат Нью-Джерси. Здесь я родился и вырос. Моя мама до сих пор работает на почте в Элизабет. Здесь живут все мои друзья. С этого и начинается футбол — ты просто играешь в мяч с друзьями и ловишь кайф от этого.

Не знаю, мечтал ли я в детстве стать профессиональным футболистом. Помню, в средней школе я впервые поймал себя на мысли: «Блин, это так круто! Я хочу играть в футбол в старшей школе». А когда я играл за «Элизабет Хай» как-то незаметно подошел к тому, что следующим этапом должна стать университетская команда. С малых лет я привык решать проблемы по мере их поступления.

Поэтому до того, как я начал играть за команду университета Темпл, я и не помышлял об НФЛ. Поступление в Темпл стало лучшим решением в моей жизни. Были предложения и от других заведений, но я сердцем чувствовал, что здесь мне будет лучше всего. Всего час езды до дома — я мог видеться с моей семьей каждые выходные, и это было прекрасно. А уж если учесть и то, что мама привозила кое-что из домашней еды…

Первый сезон мы закончили с результатом 2-10, но это было только начало. На третий и четвертый год мы имели результаты 10-4, впервые в истории колледжа одержав двузначное число побед два года подряд. У меня сложились очень хорошие рабочие отношения с нашим главным тренером Мэттом Рулом. Я попал в его первый набор школьников в 2013 году и мы вместе прошли все этапы строительства команды. И пусть первый сезон был сущим мучением, никто из нас и не думал отступиться — мы были полны решимости доказать всем, что способны построить что-то особенное здесь, в «Темпле». И мы сделали это.

А потом все закончилось — и закончилось очень быстро.

Меня не просто не выбрали на драфте, меня даже не пригласили на съезд скаутов НФЛ.

Это было ударом — ведь я привык к тому, что со средней школы я постоянно был в игре. Я был в стартовом составе все четыре года старшей школы и большую часть времени, которое провел в университете. Но некоторые скауты, видите ли, посчитали, что я слишком невысок, другие усомнились в точности моих передач, и для меня стало проблемой снова попасть на футбольное поле.

Вот тогда-то я понял смысл слова «впахивать».

Для начала я отправился в Колорадо, к тренеру квотербеков Тиму Дженкинсу, который живет и работает недалеко от Денвера. Тим очень, очень крутой дядька. Он на самом деле вывел мою игру и знания о футболе на новый уровень. Да, и это притом, что у меня был приличный базовый уровень. Но в его учебной комнате все было по-другому. По-взрослому. Я учился тому, как быстро вникать в плейбуки команд НФЛ, разбирался в различных концепциях нападения, а потом мы закрепляли знания на поле. Я узнал много новых полезных вещей. И, кстати, мы и по сей день общаемся с Тимом.

В мае 2017 года меня как свободного агента подписали «Индианаполис Кольтс». Я начал тренироваться с командой вместе с другими новичками, и казалось, что все идет хорошо. Я сконцентрировался на том, чтобы показать людям из тренерского штаба и фронт-офиса команды свои сильные стороны и закрепиться в составе. Я пахал, как конь, и учился быть профессионалом. И у меня был перед глазами прекрасный пример — Эндрю Лак.

Знакомство с Эндрю стало одним из ключевых моментов, которые позволили мне попасть в XFL. В сентябре 2017 меня включили в тренировочный состав «Кольтс» и следующие два сезона меня кидало между этим самым тренировочным составом и ничем. «Кольтс» включали меня в состав, потом исключали — и так по кругу, неделя за неделей. Вряд ли большинство болельщиков вообще знали обо мне. Ты вроде бы в Лиге, но ты не в Лиге… а потом — оп, и ты совсем не в Лиге. В прошлом сезоне я не попал даже в тренировочный состав и видел футбол только по телевизору.

Я был один. Сам по себе.

Об XFL мы говорили с Эндрю еще тогда, когда я тренировался вместе с «Инди». Его отец, как вы знаете, был комиссионером этой лиги. И Эндрю сказал как-то: «Я думаю, что для тебя это было бы прекрасной возможностью заиграть и показать себя». Он говорил с уверенностью, словно знал, что новая лига поможет другим людям разглядеть во мне то, о чем он сам давно знал. И он не раз и не два говорил обо мне со своим отцом. И вот, в октябре прошлого года, кода Лига распределяла квотербеков по восьми своим клубам, я оказался в Хьюстоне.

И я склонен «винить» в этом именно Эндрю.

Новая лига была быстрой, жесткой и интересной — и многие игроки получили здесь отличную возможность дать своей карьере новый импульс. Поддержка болельщиков была на высоте — на наш первый домашний матч в сезоне пришло почти 18 тысяч фанатов. Это было не просто неожиданно — от такого количества людей на трибунах просто крышу сносило!

В самом начале я, как и большинство парней в команде, думал примерно так: Так, ребята, давайте постараемся и к концу сезона нам будет что показать скаутам НФЛ. Заодно поиграем и поможем молодой Лиге встать на ноги. Но уже после второй недели ход мыслей поменялся на: Давайте продолжать побеждать, давайте поддержим реноме лучшей команды XFL!

И мы были этой самой лучшей командой. Мы выходили на поле, чтобы биться друг за друга, мы были голодны до побед, понимаете? Куча парней, целью которых было показать, что они достойны возвращения в НФЛ. Это была наша миссия, и это стало нашим девизом.

И мне это нравилось.

К моменту, когда XFL была вынуждена прервать сезон, мы шли с результатом 5-0, лидируя в Лиге по пасовым ярдам и тачдаунам. (Кстати, кто там переживал за точность моих передач? 65 процентов комплитов и всего четыре перехвата — как вам такое?) И я постоянно слышал от своих друзей из НФЛ, что мы здорово играем. Мы часто общаемся с Джакоби Бриссеттом, и он после каждого матча присылал мне сообщение с поздравлениями и словами поддержки. С Эндрю мы разговаривали за пару недель до начала сезона, и он также писал мне «Удачи» перед нашими играми и что-то вроде «Молодцы» по их окончании.

Это очень много значит для меня. Потому что эти люди знают, на что я действительно способен.

Такая поддержка дорого стоит, но для меня важнее всего было то, что я снова играл. Не тренировался. Не ждал своей очереди. Не стучался лбом в закрытую дверь. Просто … играл. А это значит, что я продолжал расти как футболист, становился лучше. Вот для чего и была нужна XFL — дать таким, как я, возможность играть и расти над собой. Каждую неделю.

Мои старания окупились — в начале января «Каролина Пэнтерс» наняли Мэтта Рула в качестве главного тренера, и он подписал меня. Я снова в НФЛ. С моим тренером. И я готов показать все, на что способен.

Надеюсь, как можно больше парней из XFL найдут себе место в составах клубов НФЛ — то, что они успели показать за время существования этой лиги, непременно пойдет им на пользу. А с новым коллективным соглашением НФЛ, которое предусматривает увеличение числа игр в сезоне и расширение численного состава команд, у них появилось чуть больше шансов.

А еще я буду вспоминать XFL за ее драйв и бескомпромиссность — за то, что и в НФЛ оценили по достоинству.

Читайте также: «Наш главный приоритет — спасти его жизнь. Потом — его ногу. Что-то большее будет чудом». Что пережил Алекс Смит

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.