Рассел Уилсон вот уже девять лет как квотербек НФЛ. За это время его команда «Сиэтл Сихокс» отыграла 118 матчей в регулярном сезоне и ещё 13 в плей-офф. Из них Уилсон выходил в стартовом составе 131 раз.

Да-да. Во всех матчах.

И это при том, что Уилсон за карьеру выносил мяч 744 раза — на 5.6 ярда в среднем. Часть из них — попытки спастись от пас-раша после того, как не открылся ни один принимающий. Часть — специально спроектированные выносные розыгрыши, использующие скорость и ловкость квотербека. По итогам некоторых из них Уилсон получал жёсткий удар от защитника, в других же случаях он выходил в аут или делал слайд а-ля бейсболист.

Ни один из этих розыгрышей, ни их сумма не заставили журналистов, тренеров и болельщиков позабыть старую песенку: квотербек, который слишком часто выносит мяч, якобы подвергает себя настолько большому риску, что его не стоит воспринимать серьёзно в мире НФЛ.

Предвзятое отношение к бегающим квотербекам пережило Бобби Дагласс, едва не пробившего тысячу ярдов на выносе в 1972-м, четыре Пробоула Рэнделла Каннингема в 80-х и 90-х, наэлектризованное (хотя и недолгое) явление Майкла Вика в «Атланте» и MVP-сезон Кэма Ньютона в 2015-м.

Любая травма квотербека, умеющего качественно выносить, считается доказательством его «стеклянности», даже если повреждение он получает при исполнении своих непосредственных обязанностей, то есть бросает мяч из конверта. А любая травма конвертного квотербека при броске из конверта просто-напросто игнорируется.

Этой точки зрения придерживается и бывший квотербек «Нью-Ингленда» Том Брэди, который порвал «кресты», когда пасовал из конверта. В интервью радиостанции WEEI он так объяснил, почему редко бежит с мячом сам (примерно один раз на 19 бросков): квотербек должен оставаться в строю.

Embed from Getty Images

«Многие квотербеки бегают, пытаясь заработать дополнительные ярды, и это здорово. Но в то же время они подвергают себя риску получить серьёзный удар», — сказал Брэди.

В начале прошлого сезона журналист Newsday Том Рок, обсуждая перспективы новичка «НЙ Джайентс» Дэниела Джонса, заявил: «Каждый раз, когда квотербек бежит с мячом в НФЛ, он подвергает себя риску».

Логика здесь есть.

«Вас будут чаще бить. Это бесспорно. Вот почему будет интересно посмотреть, как всё сложится у Ламара Джексона, потому что он выносит чаще Кэма Ньютона. Но он не такой крупный, как Кэм», — сказал обозреватель Washington Post Джон Клейтон.

Но эти высказывания не подтверждаются статистикой. Исследование травм квотербеков НФЛ, проведённое специалистом по этому вопросу из Sports Info Solutions Джоном Верросом, показывает, что риск для квотербека получить травму во время специально разработанной выносной комбинации с его участием невысок — один на каждые 236 розыгрышей.

Риск травмироваться для квотербека, убегающего с мячом, почти равен риску травмироваться для квотербека, на котором делают сэк: один на 91.7 розыгрыша для скрэмблера против одного на 92.5 для того, кого прикладывают к земле в конверте.

По данным Верроса, самый опасный тип розыгрышей для квотербека — нокдаун. Это когда его прикладывают к земле в тот момент, когда он непосредственно бросает мяч. Так, например, сломал ключицу экс-разыгрывающий «Джексонвиля» Ник Фолс. При таком сценарии игрок получает травму раз в каждые 67.3 розыгрыша.

«Я считаю, что подверженность бегающих квотербеков травмам в сравнении с конвертными квотербеками переоценивается многими обозревателями. Один из их доводов — бегающий квотербек так часто пытается вынести мяч, что сумма этих попыток уже говорит о серьёзном риске», — заявил Веррос.

Только за последние пару сезонов мы видели многочисленные примеры того, как квотербеки травмируются при исполнении своих непосредственных обязанностей. Бен Ротлисбергер из «Питтсбурга» травмировал локоть, когда бросал мяч. Он пропустил весь сезон–2019. Дрю Бриз повредил большой палец, когда исполнял передачу из конверта. Он пропустил пять матчей регулярки.

Мы видели, насколько уязвимыми могут быть квотербеки в конверте. В зависимости от расположения квотербека при приближении рашера, защитить себя может быть очень трудно или вообще невозможно. В 2018 году Алекс Смит из «Вашингтона» пережил страшный перелом ноги, когда на нём сделали сэк двое защитников «Хьюстона».

Материал по теме: «Наш главный приоритет — спасти его жизнь. Потом — его ногу. Что-то большее будет чудом». Что пережил Алекс Смит

Даже Ньютон, который пропустил всего шесть матчей за первые восемь сезонов в лиге, в сезоне–2019 не сыграл в 14 играх из-за травмы ступни, которую он заработал в игре с «Нью-Инглендом», когда на нём сделали сэк. Он выносил мяч почти тысячу раз за карьеру, но самая страшная для его карьеры травма произошла, когда он пытался избежать сэка в руинах, оставшихся от конверта.

Джексон — стартовый квотербек «Балтимора» на протяжении 24 игр (включая две в плей-офф). Он оправдывал авансы каждый раз, а его фамилия не фигурировала в отчётах о травмированных. Но даже по меркам универсальных квотербеков его ориентация на вынос гипертрофирована.

«Не хочется, чтобы вообще любой игрок получал травму, но это случается. И когда дело касается ковтербека, ты уделяешь этому вопросу особое внимание», — сказал тренер «Рейвенс» Джон Харбо в прошлом сентябре.

Тренер квотербеков «Балтимора» Джеймс Урбан специально разбирает с Джексоном вопросы, связанные с минимизацией риска повреждений: как делать слайт, когда его делать, в каких ситуациях следует бороться за первую попытку, а в каких лучше поберечь себя.

«Это невероятно одарённые парни. Выйти на их уровень — это уже огромное достижение. Они очень, очень крутые спортсмены. Не хочется ограничивать их потенциал, но в то же время мы предпочитаем основательный, надёжный путь игры», — добавил Харбо.

Клейтон уточняет, что квотербеки, которые в прошлом много играли в бейсбол, уже обладают достаточными навыками для защиты себя в НФЛ, поскольку правила лиги позволяют им избежать жёстких стыков.

Уилсон отыграл два сезона в низшей бейсбольной лиге в составе «Колорадо Рокис» прежде, чем принял решение полностью посвятить себя футбольной карьере. «Окленд Эйс» выбрали Кайлера Мюррея в первом раунде. Патрик Махоумс в «Техас Тек» играл в бейсбол до второго курса.

«В игру приходит всё больше подвижных квотербеков, тех, кто умеет бегать. И благодаря вариативному нападению (ран-пас-опшн) запрос на них велик, как никогда. Один из ключевых моментов, на мой взгляд — у кого есть опыт игры в бейсбол? В случае с Расселом, Кайлером Мюрреем и Патриком Махоумсом, им бейсбол помог — они знают, как делать слайд. Это уберегает их от травм», — заключил Клейтон.

За это в прошлом критиковали Ньютона — он редко скользил в конце выносной комбинации или делал это неправильно.

В какой-то момент абсолютно любой квотербек оказывается в ситуации, когда ему нужно бежать с мячом, будь это часть плана или же импровизация. Брэди, Филип Риверс и Энди Далтон в большинстве случаев выбросят мяч в аут, чтобы избежать столкновения с защитником. У каждого из них на каждый вынос приходится больше 10 пасовых попыток. У Риверса — больше 20.

А Уилсон отыграл в двух Супербоулах, выиграл перстень, и несколько раз фигурировал в дискуссиях о MVP сезона, хотя он не пренебрегает возможность побежать с мячом вперёд — не столько убегая от раша, сколько побеждая его. В сентябрьском матче с «Питтсбургом» на выезде он вынес мяч шесть раз на 22 ярда. Две из шести попыток покрыли расстояние в 25 ярдов на заключительном драйве (до этого «Стилерс» приблизились на расстояние двух очковс), «съев» оставшиеся пять с половиной минут игрового времени.

«Сейчас у нас больше подвижных квотербеков, чем когда-либо. Они не нацелены только на вынос, но они умеют бегать и избегать ударов. И это нормально», — подытожил Клейтон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.