Не секрет, что карантинные меры, предпринимаемые сегодня в США, ударяют по университетскому спорту намного сильнее, чем по профессиональному. Сегодня мы поговорим о причинах данной ситуации, последних новостях на этом фронте и том, как всё может сказаться на футбольном сезоне осенью.

Студенты на карантине

Для начала поговорим об особенностях студенческого спорта в США, которые влияют на нынешнюю ситуацию в нём.

Самое первое и главное, что здесь нужно отметить: в НФЛ сейчас и без карантина было бы межсезонье и период, когда коллективным соглашением между лигой и союзом игроков запрещены практически любые командные активности. А вот в НСАА такого межсезонья нет — студенты (в отличие от профессионалов, которые уже «умеют» играть в футбол) активно тренируются и в это время, весной проводя даже сборы и традиционные весенние игры. Всё это уже было отменено, поэтому нынешняя пандемия оказывает влияние на сезон не в перспективе, а уже оказала влияние на сезон прямо сейчас.

Во-вторых, студенты являются наименее социально защищённой группой спортсменов, занимающихся футболом в США. У профессионалов есть профсоюз, у школьников есть родители, а у студентов — нету никого, кто мог бы вступиться за них, если их школьная программа решит возобновить тренировочный процесс. НСАА и атлетические конференции, единственные кто мог бы на ситуацию повлиять, — заняли здесь максимально пассивную позицию (о ней ниже). Если они хотят получить своё образование — идти на тренировки придётся всем вне зависимости от того, что они сами думают по этому поводу.

В-третьих, американский футбол (хотя у некоторых вузов, это можно так же сказать и о баскетболе) является огромным источником доходов для университетов. Но что ещё важнее — единственной прибыльной спортивной программой, которая, по сути, в большинстве случаев спонсирует все остальные. Важна так же и структура доходов от футбола: особенно за пределами конференций Power 5 большая их часть (в отличие от НФЛ) состоит  не из продажи прав на телетрансляции, а из так называемых gameday sales (продажи билетов, парковки, атрибутики, еды на стадионе). Поэтому вариант проведения сезона при пустых трибунах никак не решит проблем, с которыми они сталкиваются.

Естественно, что уже сейчас многие университеты начали урезать финансирование менее важных для себя спортивных программ — сворачивают программы по соккеру, лакроссу, теннису. Но и здесь получается замкнутый круг: правила НСАА жёстко регламентируют, сколько спортивных программ должно быть в атлетическом департаменте каждого вуза (к примеру, для участия в первом дивизионе НСАА у университета их должно быть минимум 16). Урезать виды спорта, чтобы сэкономить деньги, до бесконечности не получится — так как в конечном итоге это может привести к понижению в дивизионе (а значит, и к снижению доходов тоже). Общие потери для системы высшего образования в США в случае отмены сезона-2020 оценивают в $4 млрд.

Эти три фактора оказывают огромное давление на университеты, чтобы те возобновили тренировочный процесс уже сейчас и провели сезон, невзирая на пандемию и то, что сами занятия в них до сих пор проводятся дистанционно. Как же они справляются с этим?

Embed from Getty Images

На усмотрение каждого отдельного университета

Мы уже не раз говорили о запутанной системе распределения обязанностей в университетском спорте, и в нынешней ситуации это проявляется как никогда явно.

Так, два месяца назад НСАА ввели полный запрет на любые тренировочные активности в колледжах. На прошлой неделе сделали послабление — с 1-го июня можно тренироваться на «добровольной» основе. Значит ли это, что теперь всё возобновится?

Нет, потому что кроме ограничений НСАА — есть ещё ограничения, которые вводят отдельные конференции. И далее, конечно же, никто не запрещает и отдельным университетам вводить какие-то свои требования. Сейчас мы поговорим о пятерке сильнейших конференций (Power 5) и том, где они сейчас находятся в этом отношении:

Конференция Атлантического побережья: Не вводили никаких дополнительных ограничений, оставив решение на усмотрение каждого отдельного университета. После изменения правил НСАА «Луивилл» и «Клемсон» объявили, что начнут добровольные тренировки с 8 июня. Остальные программы пока остаются на карантине.

Большая Десятка: Так же не вводили дополнительных ограничений, но только «Иллинойс» и «Огайо Стейт» планируют вернуться к тренировкам в середине июня, при этом последние уже разрабатывают планы того, как начать сезон с болельщиками на трибунах, соблюдая при этом принципы социального дистанцирования.

Большая Дюжина: Действует запрет на тренировки до 15 июня, но пока никто не объявил о возвращении в этот срок. Только «Оклахома» планирует возобновить процесс в июле. Тем не менее, комиссионер конференции Боб Боулсби недавно заявил, что для того, чтобы сыграть в футбол осенью — к середине июля тренировочный процесс должен уже идти в обычном режиме, а губернатор штата Техас Грер Эббот надеется на начало сезона вовремя и с болельщиками — оба заявления многие восприняли в штыки, как лишнее давление на университеты в непростой ситуации.

Embed from Getty Images

Тихоокеанская дюжина: Запрет на тренировки будет действовать до 15 июня, после чего решения будут за отдельными университетами и властями штатов. Эта ремарка важная в отношении именно данной конференции потому, что доминирует в ней штат Калифорния — и его университетская система уже объявила о том, что обучение будет проводиться только в дистанционном режиме как минимум до конца осеннего семестра. По всей вероятности, это подразумевает также и отказ от спортивных тренировок, что ставит под большой вопрос перспективы проведения сезона во всей конференции в целом.

Юго-восточная конференция: Тренировки временно запрещены. В ближайшую пятницу пройдёт голосование о возможном снятии ограничений с июня.

Я календарь переверну…

Что же может ждать нас осенью в свете всех этих новостей?

Во-первых, нужно понимать, что никто не рассматривает вопрос о возвращении к тренировкам в отрыве от вопроса о возвращении на кампусы всех остальных студентов. То есть, конечно же, критическую роль здесь будет играть эпидемиологическая обстановка и политика в сфере высшего образования (как федеральная, так и местная) в целом.

Во-вторых, в отсутствие единого для всех органа, принимающего решения, самым сложным остаётся проблема того, что разные программы могут быть готовы в разное время. Из-за разной эпидемиологической обстановки, разного местного законодательства и разной политики отдельных университетов, может сложиться ситуация, когда, к примеру, Юго-восточная конференция будет готова играть полностью, Тихоокеанская дюжина вообще нет, а из «Большой Десятки» будет только половина команд. Что делать в этом случае?

Вероятнее всего, не стоит ожидать единой даты начала сезона для всех, как это обычно бывает. Разное расписание, как минимум, на уровне конференций — выглядит весьма вероятным сценарием. В этом случае, конечно же, встаёт вопрос о выявлении национального чемпиона, но в колледж-футболе, по сути, его в любом случае не бывает.

В-третьих, в какой бы форме ни начался сезон, нужно быть готовым к его задержкам, переносам и приостановкам уже после этого. Даже если в сентябре обстановка будет выглядеть оптимистично — что будет, к примеру, если в каком-то университете вдруг произойдёт вспышка и вирус выявят у половины игроков футбольной команды? Очевидно, что их соперники, которые должны будут ехать к ним в гости на этой неделе, от этого матча откажутся — и что тогда? Наверняка, правила для таких случаев будут оговорены заранее, но самого факта того, что каждый отдельный матч всегда будет иметь определённую степень риска срыва, это не отменяет.

Так что нам, как болельщикам, остаётся только пожелать спортсменам здоровья и надеяться хоть на какой-то университетский футбол этой осенью. В какой форме бы он ни прошёл — думаю, всем участникам процесса не помешают сейчас какие-то позитивные эмоции, связанные с ним.

Читайте также: Жизнь написала лучший сценарий. Как Руди вдохновил Америку

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.