Фила, наши пути расходятся… но давай останемся друзьями?

Это может прозвучать дико, но сейчас я будто бы расстаюсь с любимым человеком. Только в моем случае это расставание с городом. И как любой, кому приходилось пройти через подобное, хочу вдоволь порефлексировать на эту тему.

ФИЛАДЕЛЬФИЯ, мы были вместе 6 лет! Ты знала меня с лучшей стороны и с не самой лучшей. Ты была добра ко мне, но что еще важнее, ты была настоящей. Во всем. И я буду любить тебя всегда.

Поверь, ветеран с 11-летним стажем в этой лиге знает, какие эмоции он может себе позволить, а какие – нет. «Это бизнес», — говорят тебе. И ты соглашаешься: «Да, знаю – только бизнес. Никаких эмоций. Никаких чувств. Понял, принял». И даешь себе обещание не привязываться к своей новой команде.

А потом понимаешь, что привязался к целому ГОРОДУ!

Ведь тебя никто не предупредил, что ты можешь привязаться к его культуре, его людям, его стилю жизни.

Помню, как в 2014 году подписал контракт с «Иглс»… блин, реакция местных СМИ была совершенно неожиданной. Включал ли я ТВ или слушал радио, или смотрел новостную ленту, везде было что-то вроде: «Неужели нельзя было подписать того-то и того-то?» Или: «Я был гораздо более доволен, если бы к нам присоединился вон тот игрок». Не так уж и сильно здесь были рады Малкольму Дженкинсу. Я подумал тогда: «Ну, если они считаю золотым стандартом сэйфти Брайана Доукинса, я могу понять этих людей». Но я также знал, что отдам этой команде всего себя.

Я парень из Джерси, и я знаю, какие качества ценятся превыше всего. И не только в игроках, а в каждом из нас. И я знал, что подхожу этому городу. Вспомните Доукинса – в Филадельфии его любили в первую очередь – за одержимость игрой, во вторую – за лидерские качества и в третью (но не в последнюю) – за футбольные таланты. Без сомнения, Брайан – лучший сэйфти, когда-либо надевавший «полночный зеленый» (он в Зале Славы не просто так)… но так ли уж часто мы смотрим нарезку его хайлайтов? Потому что он не был вспышкой – он был сиянием. И его мотивирующие речи в хаддле перед игрой, его неиссякаемая энергия на поле, его преданность фанатам запомнились не меньше, чем яркие моменты в игре. И я старался быть таким же, с первого до последнего моего дня здесь. Каждой минутой на поле, каждым поступком вне его я преследовал одну цель – понять, что значит быть частью этой большой семьи, и стать ее частью.

Я хотел понять, что значит быть Орлом из Филадельфии.

Мы привыкали друг к другу постепенно, и когда один из нас делал шаг вперед, второй двигался навстречу.

View this post on Instagram

The best is yet to come!! 😤

A post shared by Malcolm Jenkins (@malcolmjenkins27) on

Моей первой игрой в форме «Иглс» был матч против «Джагуарс» 7 сентября 2014 года на «Линкольн Файненшл Филд» (домашний стадион «Филадельфия Иглс»). Первые восемь наших владений в атаке закончились так: фамбл, фамбл, пант, пант, пант, перехват, пант, конец первой половины матча. «Бууу» послышалось уже после первого фамбла, а к большому перерыву стадион негодовал вовсю. Помню, некоторые из моих одноклубников говорили: «Терпеть не могу наших фанатов». У меня реакция была несколько иной.

Я смеялся.

Смеялся, потому что был полностью согласен с реакцией трибун. «Это Филадельфия, — думал я. – Здесь с тобой не церемонятся, но здесь с тобой честны». И я клянусь (пусть не могу ни доказать, ни опровергнуть), что это «буканье» вдохновило нас на великолепную вторую половину – мы плюнули, растерли и вырвали победу, отыграв 17-очковое отставание. И к концу игры фанаты поддерживали нас громче, чем я когда-либо слышал в своей жизни. Тогда я посмотрел на трибуны… и снова рассмеялся. А как иначе? В этой игре я понял суть наших болельщиков и полюбил их всем сердцем.

Мой любимый момент за годы, проведенные в Филадельфии? Чемпионский Парад вниз по Броуд Стрит… я, признаться, был изрядно навеселе и плоховато его помню. Хит на Брендине Куксе, после которого замерли Миннесота, Пенсильвания и Массачусетс… момент хороший, но есть и лучше.

Мой любимый момент – когда я увидел цифры 00:00 на табло обратного отсчета времени в конце Супербоула, и до меня начало доходить, что произошло. Я упал на колени и слезы облегчения полились из моих глаз.

Это было не то облегчение, которое дает победа в одной игре или даже в чемпионате. Слезы для меня были свидетельством того, как сильно я «сросся» с Филадельфией. Я чувствовал ответственность за то, что болельщики этого города еще не ведают, что значит выиграть Супербоул. И еще я знал, что для многих простых людей эта победа станет символом того, что все в жизни возможно.

Это было что-то вроде: В нас никто не верил, но мы боролись за свою мечту и доказали обратное.

Трансформация была завершена: я стал неотделим от Филадельфии и стал ее частью.

А теперь пришло время двигаться дальше.

И тут я хочу сказать о двух вещах, которые не являются взаимоисключающими, хотя и могут таковыми показаться.

Первое: я воодушевлен сверх меры, отправляясь в Новый Орлеан.

Второе: я бы никогда не покинул Филадельфию по своей воле.

View this post on Instagram

Dress rehearsal

A post shared by Malcolm Jenkins (@malcolmjenkins27) on

Давайте начнем со второго утверждения. Забудьте все, о чем вам говорили, и просто поверьте мне: деньги НИКОГДА не были моим мотиватором. Для меня важнее всего мое НАСЛЕДИЕ. То, что останется после меня.

Когда я тренируюсь в межсезонье или скрупулезно следую рекомендациям специалистов, чтобы сохранить свое тело здоровым как можно дольше, я делаю это не для того, чтобы заработать еще денег, а для того, чтобы мои товарищи по команде могли всегда рассчитывать на меня. Когда вы видите, как ветеран в свой 12-й сезон бегает в спецкомандах, знайте – он бежит не за деньгами. Он просто готов отдать своей команде всего себя ради победы. Я делаю это с благодарностью и в честь тех, кто играл в эту игру до меня, и для тех, кто придет после.

Вот он, мой след в истории.

И я не делаю тайны из того, что я хотел, чтобы «Орлы» подписали со мной новый контракт – считаю, что заслуживал этого. Не для того, чтобы заработать больше всех на своей позиции, но для того, чтобы намертво связать свое имя с Филадельфией. Я хотел, чтобы мне воздалось по заслугам. Я не идиот – я понимаю, что при подписании контракта должно сойтись много звезд: платежка команды, возраст игрока и его «рыночная стоимость», драфт-класс текущего года и так далее. А наследие – оно в тех буквах, что на спине твоей джерси.

К сожалению, в будущем сезоне моя фамилия будет на джерси другой команды. Но я верю, что память, которую я оставил о себе, поможет моей мечте стать одним из тех, кого назовут в числе великих «Орлов», сбыться. Большего я и не прошу.

Мистеру Льюри, тренеру Педерсону, Джиму Шварцу и всему тренерскому штабу – спасибо за то, что помогли мне стать лучшей версией себя.

Моим одноклубникам – возможно, вы скажете, что чему-то научились у меня, а я отвечу — вы дали мне столько, что даже простое перечисление займет целую вечность. Вы испытывали меня и я стал Альфой в раздевалке… но когда вы нуждались во мне, я отдавал всего себя, чтобы хоть чем-то помочь. Вы сделали меня лучше — как игрока, как лидера, как человека. Вы следили за мной «из первого ряда», и я ценю то, что вы были со мной все это время.

Теперь давайте вернемся к первому из моих утверждений — назад в будущее.

Я счастлив, что новая глава в книге моей карьеры начнется в Новом Орлеане.

На что это похоже? Это словно после болезненного разрыва с любимой ты встречаешь свою первую любовь и старые чувства вдруг возгораются с новой силой.

Понимаете, о чем я?

Жизнь — интересная штука. Если говорить о моем наследии, то на ум приходит Филадельфия — здесь я стал таким, каким меня запомнят, но это стало возможно только благодаря тому, что «молодые годы» я провел Новом Орлеане. Здесь я научился быть лидером, имея перед глазами пример таких игроков, как Джон Вилма и Дрю Бриз. Я узнал, каких усилий стоит выиграть Супербоул, первый и пока единственный в истории франшизы. Я не просто достиг успеха, я узнал, на чем он строится — игра за игрой, сезон за сезоном.

Каким вы видели меня в Филадельфии? Готовым фруктом с дерева, которое посадили и взрастили в Новом Орлеане. И теперь я с нетерпением жду того момента, когда смогу вернуть болельщикам «Сэйнтс» должок.

View this post on Instagram

Who Dat!?! ⚜️😤

A post shared by Malcolm Jenkins (@malcolmjenkins27) on

В минувшем году эта команда заслуженно была первой сеяной в НФК, и в этом году я готовлюсь разделить раздевалку со многими творцами этого успеха. Тем более, что многие из этих ребят представляют мою alma mater – университет «Огайо Стэйт». За те шесть лет, что меня не было, команда очень сильно изменилась, но остались и старые знакомцы — Кэм Джордан и Томас Морстед. Мне нравится и Демарио Дэвис — отличный игрок и человек с активной гражданской позицией, с которым я с удовольствием познакомлюсь поближе.

Ах, да — в Новом Орлеане довольно приличный квотербек.

Знаю, что Дрю для статуса Абсолютной Легенды хочет выиграть еще одно колечко, перед тем как уйти в закат… И знаете что: я сделаю все, чтобы его мечта сбылась.

Хочу поблагодарить также миссис Бенсон, Микки Лумиса и Шона Пэйтона за то, что они дали мне этот шанс — выиграть еще один чемпионский титул в форме «Сэйнтс».

Сейчас, когда я пишу эти строки, я уже представляю себя на «Супердоуме» (домашний стадион «Нью-Орлеан Сэйнтс»), выбегающим из туннеля в черной-черной форме. Следующие несколько сезонов станут моими последними кругами в гонке, называемой «профессиональный футбол». И те, кто уже завершил свои заезды, не дадут мне соврать… они знают, как вести себя в это время: Газ В Пол.

Едешь на все деньги.

Но это не смягчает горечь расставания.

Благодарю всю организацию «Филадельфия Иглс» за те шесть лет, что я провел здесь. Я был удостоен привилегии носить Полночный Зеленый, и для меня было честью представлять Филадельфию — не только в качестве игрока, но и в качестве члена семьи и жителя величайшего футбольного города мира. Здесь я стал игроком уровня Пробоула, но что неизмеримо важнее — мы выиграли Супербоул — и путь к этому успеху был незабываем. В тот год мы показали, что такое «Наш Путь»… и в тот день не было в мире никого счастливее меня.

Спасибо вам, жители Филадельфии, за то, что приняли меня в свой круг и ваш город стал моим городом, моим настоящим домом. Вы пробудили во мне политические интересы и голос. И вы показали мне, как важно быть частью чего-то большего, чем ты сам.

И в заключение, всем фанатам «Иглс»: я надеюсь, что в ваших сердцах найдется местечко и для меня.

Спасибо за воспоминания.

Читайте также: Слэй будет играть в «Иглс» под 24-м номером. В память о Кобе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.