Россия

Юрий Кушнир: «В целом оценю сезон «Оружейников» положительно, мы выиграли 8 матчей из 11»

Президент карельской федерации футбола, руководитель и линейный «Оружейников» рассказал о финальном матче ОЛЧ против «Спартака» и курьезной травме, полученной у дверей McDonald’s.

«Оружейники» перед началом финального матча открытой Лиги Черноземья против «Спартака». 6 октября 2019 г., Москва, Россия. Фото: Михаил Клавиатуров

– Ожидали, что игра получится такой вязкой, что судьба матча будет решаться в основном на потерях мяча?

– В принципе, были готовы к тому, что игра со «Спартаком» не будет легкой, как и для них с нами. К сожалению, погода внесла свои коррективы и ни мы, ни они не смогли показать нормальный уровень своей пасовой игры. Было очень много фамблов, это было связано опять-таки с погодой.

– В чем причина того, что нападение «Оружейников» в плей-офф выглядит бледной копией себя же образца регулярки?
– На мой взгляд, тут несколько причин. Во-первых, как многие отметили, в регулярном сезоне у нас были более простые соперники для нас, а с серьезными соперниками мы встретились уже на стадии плей-офф (при всем уважении к командам, которые с нами играли). Опять же, перерыв в полтора месяца между играми не идет на пользу. Когда мы играли в ЛАФ в 2017 году, матчи шли каждые две недели, и мы не могли расслабиться. Были как локомотив, который разогнался и уже не останавливается. А здесь у нас получилось много остановок-перерывов. Мне кажется, это тоже сыграло свою роль.

– Как повлиял на финальную игру матч сборной России за день до того?
– Еще в начале сезона мы знали, что финал планируется на 5 октября. Соответственно, все наши игроки планировали отпуска и тому подобное, учитывая календарь наших игр. Когда буквально за 2-3 недели выяснилось, что 5 октября матч будет играть сборная, а нас просто поставили перед фактом, мы всеми командами ОЛЧ приняли решение – вопрос о переносе матча будут решать те две команды, которые выйдут в финал. Но решение должно было быть обоюдным: если одна из команд не согласна, то матч будет играться именно 5-го числа. Когда стало понятно, что мы вышли в финал, мы начали обсуждать этот вопрос с руководством «Спартака». Они предложили дату 12 октября, я стал уточнять у своих ребят, что они думают. Оказалось, что в эти даты не смогут сыграть два основных игрока блока нападения, без этих людей нам нечего было делать в финале. Я предложил сыграть 6 октября, потому что этот вариант подходил и нам, и не попадал на матч сборной России. И Джей Вудс писал, что это не очень хорошая идея. Мы могли перенести игру на такой срок, чтобы он вообще не сыграл, «двинуть» ее на две недели, и «Спартак» играл бы без Вудса. Но мы старались найти компромиссный вариант, потому что при всем уважении к сборной я, как менеджер своей команды, должен в первую очередь отстаивать ее интересы. За то, что мы смогли провести матч в установленные сроки, нам вообще нужно сказать «спасибо». В результате сдвига матча на один день у нас не смог сыграть один из лидеров нашей защиты, основной лайнбекер, а из-за матча сборной мы недосчитались двух игроков «Грифонов», которые там играли.

– Было ли в плане на игру оказать большое давление на Чернолуцкого, которому пришлось здорово поработать за сборную днем ранее?
– Не было особого плана оказывать на него давление. В принципе, мы старались сделать акцент на других вещах, старались немного изменить своей плейбук, буквально за неделю до финала добавили в него некоторые новые комбинации, чтобы не показать сопернику все то же, что мы играли в сезоне.

– Назови главные факторы, которые привели к поражению.
– Многие из нашей команды не очень ответственно подошли к подготовке к финалу в плане посещаемости тренировок, учитывая наш и без того небольшой ростер. После игры я сказал ребятам, что мы в 2017 году проиграли на Кубке Регионов свой матч «Стальным Тиграм», проиграли и сейчас, а это значит, что команда пока не готова к победам в финалах. Как психологически, так и физически.

– Как оценишь сезон «Оружейников» в целом?
– В целом я оценю сезон «Оружейников» положительно, потому что мы все-таки одержали победы в 8 из 11 игр, мы дошли до финала обоих турниров (Кубка Монте Кларка в Минске и Открытой лиги Черноземья). Я считаю, что для нашей региональной команды, не имеющей хороших тренировочных условий, особенно в межсезонье, которое мы проводим в тренировочном зале размером 17х34 метра, имея кадровые проблемы, выиграть серебро в обоих турнирах – хороший результат.

– В следующем году, если «Спартак» заявится в ВЕС, можно ли считать «Оружейников» фаворитом ОЛЧ-2020?
– Сложно сказать в конце этого года, что будет в следующем. Мы каждый год играем в каком-то новом соревновании, поэтому говорить сейчас, кто, где и в каком формате будет играть, очень сложно и является гаданием на кофейной гуще. Надо дожить хотя бы до весны, посмотреть, что получится. Самое главное сейчас – решить вопрос с ФАФР, чтобы она наконец получила аккредитацию и занялась развитием футбола в стране, чтобы мы могли проводить официальные соревнования и встраиваться в структуру Минспорта и получать какие-то «плюшки» от этого. Политика, когда все расходы и все остальное ложатся на плечи игроков, ни к чему хорошему не приведет. Надо выстраивать диалог с Минспортом, как с российским, так и с региональным.

– Будет интересно наконец-то из первых рук полностью узнать историю с Кубком ОЛЧ и сломанной ногой.
– По приезду в Москву мы списались с Василием Пастуховым и договорились с ним встретиться на вокзале и поехать вместе на собрание команд. Когда мы с ним встретились на площади трех вокзалов, он держал в руках здоровый сверток, в котором был кубок. По его предположениям, он весит 15 кг. После собрания руководитель «Драконов» Николай Ванд согласился нас довезти до стадиона, мы сели в машину, положили в багажник наши сумки, а сверху – кубок. Когда мы остановились перекусить, я полез за кошельком, который остался в сумке. Даже не заметил, как трофей вывалился прямо мне на ногу. Отойдя от первоначального болевого шока, я уже стал думать, как бы мне обезболить палец, «обмотаться» и сыграть финал, но потом снял носок и увидел, что палец мне фактически разрубило до кости. Когда приехали в травмпункт, выяснилось, что там еще и перелом верхней фаланги, и играть я не смогу даже под обезболивающим. До этого восемь сезонов отыграл в «Оружейниках» и самая серьезная травма, которая была – это надрыв связки на игре с «Легионом» в 2018-м. Пока провел два часа в очереди в травмпункте, пока добрались до стадиона, я успел приехать только к перерыву матча. Помогал ребятам на бровке. Я уже предвкушал, сколько появится мемов про это, потому что ситуация до боли идиотская и комичная, но пока что-то никто не расчехлил свои фотошопы. Парни, давайте, чего вы ждете?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие новости

9 Декабря

8 Декабря

Архив новостей
Комментарии для сайта Cackle

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: