В свои годы Джуджу уже состоялся как ресивер НФЛ, будучи при этом моложе, чем большинство игроков с драфта этого года – но это лишь отчасти объясняет его бешеную популярность в соцсетях. Когда ты встречаешь каждый день с неизменным оптимизмом,  вдохновляешь своим примером менее удачливых и живешь со вкусом, люди не скупятся на лайки.

Это мартовское утро Смит-Шустер встречает в просторном ангаре в Портленде – на нем бутсы «Адидас» со специальными сенсорами, которые позволяют команде техников отследить, как стопы Джуджу взаимодействуют с покрытием, когда он ускоряется или меняет направление. Эта технология называется «Арамис», она совсем новая, а картинки на мониторах яркие и наглядные  — и молодой ресивер работает с неподдельным интересом. Рассматривая карту тепловой активности своих ног, он сопоставляет ее с ощущениями и задает кучу вопросов по механизму сбора и интерпретации данных в системе.

Во время перерыва Смит-Шустер замечает кучу спортивного инвентаря и решает развлечься. Первым ударом он посылает мяч для регби через все поле с такой точностью и силой, словно перед нами – ветеран «Олл Блэкс» (сборная команда Новой Зеландии). Потом принимается жонглировать мячом для соккера – и делает это с такой легкостью, словно перед нами Месси, только ростом метр восемьдесят пять и весом девяносто семь килограммов – 10…15…20 касаний – и удар лазерной точности в мини-ворота на расстоянии 10 м. Мяч влетает в «рамку» и Джуджу, сорвав с себя футболку, принимается носиться по площадке с криками «Let’s goоооо!!!». Дизайнеры обуви, не знакомые с этой стороной его «я», несмело, но одобрительно улыбаются.

До того момента, когда люди из «Адидас» объявляют об окончании сессии замеров, Джуджу успевает опробовать каждый из находящихся здесь спортивных снарядов – все мячи и ракетки, кроме одного, лежащего в одиночестве под лучами флуоресцентных ламп. Став самым молодым ресивером в истории НФЛ, преодолевшим отметку в 1500 ярдов на приеме, он прекрасно знает, что и как делать с футбольным мячом.

Пока система обсчитывает результаты замеров, в зале играет «Sicko mode» Трэвиса Скотта. Его музыка – то медленная и вязкая, то быстрая и энергичная – похожа на Смита-Шустера, который, просидев один день в обнимку с PS4, на следующий тренируется, словно спринтер-олимпиец. Ресивер с телом раннинбека, модной прической и улыбкой голливудской звезды входит в свой третий сезон в профессиональном футболе, будучи одним из самых молодых в раздевалке «Стилерс». Но он стал вторым (после Киллиана Мбаппе) среди профессиональных спортсменов моложе 25 лет по числу упоминаний в соцсетях не только благодаря своей внешности и футбольным навыкам. Если рядом с Джуджу оказывается ребенок – он будет с ним играть; если это пожилой человек – он поможет, чем сможет; если здесь и сейчас во что-то играют – он непременно будет участвовать. Не для того чтобы выложить фото в Инстаграм или ролик на Ютуб – для него на первом месте общение и взаимодействие с окружающими.

Эклектичная натура Смита-Шустера в полной мере проявляет себя во время мозгового штурма вместе с дизайнерами «Адидас» – он окружен десятком «креативщиков», а оператор между тем выискивает удачные ракурсы для постеров и рекламных плакатов. «Было бы здорово придумать что-то эдакое, что перекликалось бы с велосипедной темой», — говорит Джуджу, известный своей любовью к этому виду транспорта – в 2017 году он снял целый детективный сериал о поиске пропавшего велосипеда, который моментально стал вирусным, а потом подарил по 10 велосипедов отделениям клуба «Boys & Girls» в каждом из штатов. «Это очень здорово расширяет круг общения, когда ты каждый день ездишь на тренировки на велосипеде», — между прочим замечает ресивер.

Самопровозглашенный «лучший игрок в Fortnite среди спортсменов» уверен, что бутсы, разрисованные по мотивам этой популярной многопользовательской игры, будут весьма популярны. Неплохо было бы уважить и поклонников более жесткого экшна, например, добавив брызги «крови» на голенище обуви. Можно обыграть тему популярного музыкального фестиваля Coachella, который проводится в Калифорнии. В поисках чего-нибудь еще он пролистывает профили других игроков и бормочет: «Постят одни тренировки. Тренировки, тренировки, тренировки… Нафига?» Он же находит время пригласить каждого посетить свой любимый ресторан в Питтсбурге, корейский «Soju» или поделиться своим недавним открытием на Netflix – испанским сериалом о грабителях банков «Money Heist». Внезапно у него появляется идея встроить в каждую пару бутс микрочип, который будет сообщать владельцу о тачдауне, который сделал Джуджу. «Также этот чип мог бы сообщать о розыгрышах и распродажах…»

Дизайнеры еле успевают записывать все его идеи.

Все его персоналии – а тут и любящий сын, и нянька, и полинезийский принц, и ресивер №1 (как его недавно назвали) выросли из того принципа воспитания детей, которого придерживались его родители – не ограничивать ребенка в его самостоятельности. И пусть Джуджу пошел в детский сад только в четыре года, он заиграл в ведущей университетской программе, когда ему не было еще и восемнадцати. Во время обучения в Университете Южной Калифорнии он не озаботился получением водительских прав, предпочитая ездить на велосипеде или на попутках. Когда ему хотелось повидать близких, кто-нибудь из его родных всегда мог проехать 15 миль по сто десятому шоссе, чтобы забрать его. Все эти детали составляют его личность и делают непохожим на остальных.

Только четверо уайд-ресиверов набрали больше ярдов на приеме, чем Смит-Шустер, но он опередил их всех по продажам мерча – его джерси входит в топ-10. Его мама, Сэмми Тоа Шустер, стоит на бровке, наблюдая, как сын выполняет задания системы «Арамис». Ее длинные темные волосы заплетены в косички, и это почти нивелирует их с сыном разницу в возрасте. Отвечая на комплимент о том, что только выдающаяся женщина могла вырастить такого сына, она говорит: «С ним всегда было легко». В Джуджу причудливым образом сочетаются оторва и маменькин сынок, но на деле он – новое воплощение слова «полноценный» для XXI века.

Или станет таковым, если однобокое мышление НФЛ позволит ему.

«Когда у меня случается неудачный матч, первое, что я слышу: «Он слишком много играет в приставку» или «Он слишком много времени тратит на ролики для Ютуба», — сказал он в одном из пяти интервью для Sports Illustrated в это межсезонье. — Мне что, нельзя ловить мяч и зарабатывать тачдауны, а после игр и тренировок снимать ролики, чтобы моя семья получала с этого дополнительный доход? … Думаю, каждый человек вправе использовать все дополнительные возможности для своей собственной пользы. И не обязательно для коммерческой выгоды, но и для саморазвития», — продолжает он, чуть повысив голос.

«Каждый понимает слово «искусство» по-своему. Это может быть рисование или работа с детьми. Искусство в каждом из нас, и каждый идет своим путем… То, как я веду свой профиль в соцсетях, мои ролики на Ютубе, мои игры в приставку, мой благотворительный фонд, моя манера изъясняться – все это искусство. Все, что я делаю, я делаю от чистого сердца, и не прошу ничего взамен. Это и есть искусство».

Самоанские острова находятся от Гавайских на расстоянии, превышающем то, что отделяет Гавайи от материковой части США. Первые белые поселенцы назвали Самоа «Острова Мореплавателей», отметив исключительное умение островитян прокладывать сложные маршруты в прибрежных водах, изобилующих коралловыми рифами и отмелями.

«Бабушка Джуджу, Теуила Тоа родилась на острове Ману и приехала в США в семидесятых годах прошлого века в поисках лучшей жизни», — рассказывает ее дочь Сэмми, родившаяся в Лос-Анджелесе в 1976 году. От первого брака с ЛеАндре Шустером у Сэмми родилась дочь Со’омало (сейчас ей 24) и сын Джон.

Лоуренс Шустер, несмотря на вполне себе европейское имя и фамилию, коренной самоанец. Он и тренер лайнбекеров Университета Южной Калифорнии Джонни Нэнсен росли вместе на Западном Самоа, а когда мальчикам исполнилось по 9 лет, их семьи переехали в Лонг-Бич. В ранние 90-е Нэнсен был стартовым квотербеком в «Джордан Хай Скул», а Шустер – его центром. Десять лет спустя он встретил Сэмми.

Ее четырехлетний сын, получивший от тетушки прозвище Джуджу, любил сладости и спорт (именно в такой последовательности), и Лоуренс всегда приносил с собой угощение. Последовала свадьба, затем у пары родилось еще пятеро детей. И так, год за годом, пара коренных самоанцев вырастила сына, который выглядел бы как стопроцентный афроамериканец, если бы не унаследовал от матери «островитянские» глаза.

«Я рос в большой семье, — рассказывает Джуджу. – Примерно 23 человека. Мои братья и сестры, которых я люблю и с удовольствием уделяю им внимание. Бабушки и дедушки тоже были всегда рядом, и я комфортно чувствую себя в общении с людьми старшего поколения». Вот такая интересная «школа жизни» для будущей звезды соцсетей.

«Дети до 12 лет редко когда имеют собственный профиль в Инстаграм или Снэпчате. Они смотрят Ютуб. А недавно я был на мероприятии, где основную массу составили люди 60-70 лет – и они тоже не привязаны к соцсетям, но смотрят видео на Ютубе. И мне необходимо охватить эти возрастные группы», — объясняет Смит-Шустер.

Юные и пожилые, ботаники и качки, геймеры и застенчивые девочки – от Западной Калифорнии до Мумбаи — все они путешествуют вместе со своим Гамельнским крысоловом, у которого вместо дудочки Ютуб. Снова и снова его искренние и непредвзятые ролики находят отклик в их сердцах. Хипстеры и бомжи – героем этих роликов может стать любой. Даже голливудским режиссерам пришлось бы попотеть, чтобы переплюнуть по драматизму тот эпизод, когда самый молодой игрок Лиги посадил Вонтеза Бёрфикта на задницу в декабрьской игре 2017 года и встал над ним, пыхтя, как разъяренный бык (пусть это и стоило Джуджу одноматчевой дисквалификации).

Он продолжает ездить на велосипеде, предпочитая его остальным видам транспорта, а на телешоу Celebrity Family Feud пришел с мамой, двумя тетями и дядей.

Он никогда не отказывается поучаствовать в презентации продуктов известных марок – Doritos, Pepsi или Art of Sport (косметическая линия Коби Брайанта). Он помогает родителям деньгами и готовит традиционное самоанское блюдо «fai’ai pilikaki» (паштет из макрели, кокосового масла и специй) своим братьям и сестрам. В прошлом сезоне его выбрали в Пробоул, но он до сих пор играет по контракту новичка ($4,2 миллиона на четыре года), а его отчим Лоуренс не собирается увольняться из пожарной охраны. Заработок от рекламы в своем блоге и Твиттере он отдает младшим детям в семье, помогая исполнять их мечты.

В их возрасте у Джуджу была простая мечта: «Я хотел быть Реджи Бушем (раннинбек Университета Южной Калифорнии). Я не пропускал ни одного домашнего матча, ни одной их тренировки». В лагере для юниоров он встретил тренера «Троянцев» Пита Кэрролла и поделился с ним своей мечтой. «Никогда не забуду, что он мне ответил, — улыбается Джуджу. – Верь в себя и следуй за своей мечтой, вот что он сказал».

То же говорили ему и родители, даже когда нагружали делами по дому или оставляли присматривать за пятью младшими детьми. «Когда он дома, он до сих пор выносит мусор, — говорит Нэнсен. – Уже в 14 лет на нем было полдома».

В 14 лет его знали под именем Джон Смит, и он перешел в знаменитую своей футбольной программой Политехническую Школу, где в первом же матче в полной экипировке поймал 99-ярдовый тачдаун. Этот забег с многократной сменой направления и несколькими стифф-армами произошел на глазах человека, который поймал парочку 97-ярдовых тачдаунов в НФЛ. «Маленький мальчик в теле взрослого мужчины», — сказал тогда тренер USC Клей Хелтон.

Хелтон и тренеры других университетов не хотели забирать его в тот год, когда ему приходилось выгрызать розыгрыши у других абитуриентов. Казалось, мечта стать Реджи Бушем уплывает из рук. Но пришли тачдауны, а потом перехваты и мощные хиты, когда его попробовали на позиции фри-сэйфти. «Орегон» был крайне заинтересован в нем, и он уверял всех, что отправится туда, вплоть до того дня, когда предстояло объявить о своем решении. На видеозаписи видно, как молодой шоумен, думая, что за ним никто не смотрит, раскладывает на столе  кепки с логотипами четырех университетов таким образом, чтобы «Орегон» и USC оказались на противоположных концах. Позже, когда за его спиной в ожидании неизбежного столпились две дюжины полинезийцев, Джон Смит взял кепку «Орегона», повертел в руках, положил обратно и надел на голову другую, с логотипом «Южной Калифорнии». Его мама разрыдалась. На Джуджу в тот вечер была футболка с портретом бабушки Теуила, которую все называли Большая Мамочка. Она умерла за два года до этого события.

Что вы делали в 17 лет? Джон Смит поймал 54 паса, кроме того, играл возвращающего (и на всех остальных позициях) в спецкомандах. «Нет, это выходит за рамки нормы, — качал головой Хелтон, бывший в тот год координатором нападения USC. — Все реже и реже мы видим ребят, которые выпускаются из школы в 17 лет». Отвечая на вопрос о том, что выделяет Смита-Шустера среди остальных, Хелтон говорит не о физических данных или природном таланте, но об усердии.

«Он ни разу не пропустил тренировку за три года, — говорит Нэнсен. – Этот парень дисциплинирован во всем – в личной жизни, в спорте, в соцсетях. Превыше всего он ставит свою семью и семейные ценности». Золотое правило Смита-Шустера для социальных медиа: Если мама не одобряет это, я не буду выкладывать этот пост/ролик/цитату. «Несколько раз она действительно просила меня воздержаться от конкретных публикаций», — говорит Джуджу. И он слушался.

Дисциплина и усердие проходят красной нитью через все, что он делает. Например, в одну из августовских пятниц будильник в доме Смита-Шустера в Питтсбурге сработал в 4.30 утра. На 5.40 был назначен вылет в Лос-Анджелес, куда Джуджу отправился вместе со своим французским бульдогом Бужи (у которого 206 тысяч подписчиков в Инстаграм), чтобы провести целый день на различных мероприятиях. (Как гласит самоанская пословица: O le nofo taeao, e le ai ile afiafi – Кто рано встает, тому Бог подает). После посадки в LAX он едет на конвенцию по спортивным видеоиграм в «W Hotel»  в Голливуде, где ему предстоит несколько встреч – с прессой и с партнерами из EA Sports. Далее – фотосессия для нашего издания (Sports Illustrated).

Смит-Шустер входит в сьют, зарезервированный для фотосессии, где ожидают четверо незнакомцев, один из которых вручает ему полный комплект формы «Стилерс» с его номером и фамилией, включая даже желтый компрессионный рукав и перчатки. Он переодевается в ванной и получает джойстик от приставки и задание – сесть на диван и изобразить, будто бы он играет в Call of Duty.

Фотограф начинает щелкать затвором, а Джуджу быстро включается в игру – гримасничает, вместе с джойстиком уклоняется от воображаемых снарядов и пуль. Потом его просят отпраздновать воображаемый тачдаун. Вновь «Sicko mode» сотрясает стены, а он зажигает, словно только что переиграл двойное прикрытие «Рэйвенс» и поймал мяч на кончики пальцев у самого пилона. «Lets gooooooo!» Следующее задание: встать у ярко освещенного оконного проема и «задуматься о будущем».

Это легче всего – Джуджу часто практикуется в этом с тех пор, как Лоуренс, которого он называет только «отец» и никогда «отчим», подарил ему его первый кожаный мяч и записал в летнюю лигу Снуп Догга. Видения стали ближе к реальности в царстве Пита Кэрролла, где, как говорит Хелтон: «Ты будешь светить так ярко, как только сможешь». Именно здесь, в Университете Южной Калифорнии Джон Смит сменил имя на Джуджу Смит-Шустер, и превратился из аскета, отрицавшего социальные медиа, в звезду всех сетевых  платформ. Здесь он познакомился с Караном Гиллом, студентом, который работал в рекрутинговой службе «Троянс» и разделял взгляды Смита-Шустера  — как в отношении к делу, так и в неприятии табака и алкоголя. С тех пор Гилл – один из личных помощников Джуджу, ответственный за соцсети – он снимает, редактирует и публикует, придерживаясь главного правила: «Сэмми (мама Джуджу) выбрала бы вот это».

В бытность студентом Смит-Шустер часто катался по кампусу USC – на площадке для пляжного волейбола он выполнял упражнения, которые сам и разработал. Потом он обычно выезжал за ворота и гонял по улицам. Окружение университетского кампуса в Лос-Анджелесе сильно отличается от того, что можно увидеть в Тускалузе или Юджине. С рюкзаком в виде Миньона (привет от младших братьев и сестер) он проезжал мимо корейских и сальвадорских забегаловок, скейтеров и рекетиров, полицейских патрулей и студенток, бомжей и алкоголиков. Вопрос не в том, как Джуджу стал тем, кто он есть, а в том, мог ли он стать другим? «Я всегда ценил в нем то, что в день игры он просто щелкал переключателем где-то в голове, и становился тем игроком, которого мы с вами знаем, — рассказывает Хелтон. – Но он никогда не был одним из тех парней, которые не видели ничего, кроме футбола. Его кругозор всегда был шире».

Вместе с тем, его преданность футболу оставалась незыблемой. Многие приводят в пример тот случай, когда на втором курсе он сломал руку в игре с «Калифорнией», а через неделю сделал восемь приемов на 138 ярдов в игре с «Аризоной», играя с металлической пластиной, прикрепленной к кости винтами. Хелтон же вспоминает следующую игру, против «Колорадо»: «Мы с трудом набирали ярды в нападении. Джуджу выронил мяч в энд-зоун. В перерыве один из врачей сказал мне, что Джуджу пытается снять мешающую ему лангетку».

Я сказал ему: «Джуджу, есть два пути. Первый – ты остаешься в лангетке и помогаешь нам выиграть этот матч. Второй – ты снимаешь ее и смотришь вторую половину с бровки, из-за моей спины». И он вышел и поймал решающий тачдаун.

А за день до этой игры Смит-Шустер, ведомый жаждой непрерывного самосовершенствования, написал сообщение в «Директ» самому результативному из игравших ресиверов: «Привет ЭйБи, как дела? Я ресивер из Университета Южной Калифорнии. Уважаю тебя как игрока и человека. Можешь ли ты дать мне какие-то советы по улучшению игры? Заранее спасибо».

Никто не знал об этом сообщении до минувшей весны, когда фанаты напомнили Антонио Брауну, покинувшему «Питтсбург», что Смит-Шустер, а не он, был признан MVP «Стилерс» в сезоне-2018. Только что подписавший контракт с «Рэйдерс» Браун в ответ выложил скриншот этого сообщения, тем самым указывая на… непонятно на что.

Оживленную переписку между двумя бывшими одноклубниками ярко характеризуют два сообщения. Смит-Шустер спрашивает: «Зачем ты делаешь все это?» Браун в ответ напоминает ему, что он виноват в том, что «Стилерс» не попали в плей-офф в прошлом году – именно он допустил в последней игре сезона против «Сэйнтс» фамбл,  стоивший «Питтсбургу» поражения.

«Я не чувствую к нему ненависти или неприязни. Слишком сильное слово в данном случае. Я разочарован. Я играл с ним два года, он был моим кумиром, примером для подражания. Он был лучшим во всем. Я хотел стать с ним в один ряд, стать ему ровней. Но случилось то, что случилось. Я был не в силах что-либо изменить».

— А ответил ли Антонио на то сообщение?

— Неа.

Пока Браун был занят перепалками с бывшими одноклубниками, Смит-Шустер расширял свою фан-базу всеми доступными путями, например, сыграв в футбол со своими подписчиками на площадке перед торговым центром в Орландо. Через несколько минут после онлайн-приглашения, которое опубликовал его знакомый, тоже звезда Ютуба Дэнни Данкан, собралось, со слов Смита-Шустера, «человек пятьдесят детей». Подоспевших охранников поставили судить матч.

В следующем месяце хитом стало видео, на котором Джуджу запечатлел семейный выезд на барбекю, в ходе которого его пес вытворял уморительные вещи с полным осознанием того, что его снимают. На той же неделе он полетел в Питтсбург и принял участие в благотворительном танцевальном марафоне, организованном для сбора средств на нужды детских лечебных учреждений. Еще через неделю – сервировал обеды для пожилых людей в доме престарелых, а потом выполнял с ними упражнения лечебной физкультуры. Еще через неделю – собрал несколько сотен людей в парке, устроив грандиозное сражение на водяных пистолетах.

«Теперь, когда Антонио покинул команду и я стал альфа-ресивером, неизбежны вопросы типа: Станет ли он серьезнее? Уменьшит ли свою активность в соцсетях? Станет ли менее публичным? — говорит Смит-Шустер. – Но я не собираюсь меняться из-за того, что один человек покинул команду. Я буду делать то, что больше всего нужно моей команде».

«И я останусь прежним Джуджу».

Прежний Джуджу принимает приглашение от питтсбургского тинэйджера по имени Энтони, который хочет сделать сюрприз своему лучшему другу. «Его лучший друг — хороший парень. Его знает весь кампус. Вот я и подумал – а из этого выйдет неплохой ролик для Ютуба». Так и случилось, количество просмотров перевалило за 570 тысяч и продолжает расти. Правда, пришлось вырезать из ролика ту часть, где развеселившиеся школьники танцуют и скандируют «FUCK AB!». (Этот фрагмент выложен отдельно и набрал уже больше сотни тысяч просмотров). «Я и не обратил внимания, что они там кричали, пока не посмотрел запись», — говорит Джуджу.

Такая легкость на подъем тоже очень в духе Джуджу. «Большинство ветеранов НФЛ в межсезонье прячутся по своим норам, ибо считают, что уделили болельщикам достаточно времени в первый-второй год своей карьеры. Другие, напротив, стремятся проводить больше времени в кругу своих фанатов, больше общаться с людьми», — рассуждает Смит-Шустер.

Как вы понимаете, сам он относится ко второй группе. Его одноклубники, включая Бена Ротлисбергера, любят поворчать по поводу чрезмерной популярности и детства, играющего в одном месте. «Раньше мой шкафчик в раздевалке был далеко от места, где сидит Биг Бен, и я мог себе позволить некоторые вольности – петь там или танцевать. Теперь наши шкафчики рядом и я веду себя тише. Надо иметь уважение к старшим», — улыбается Джуджу.

Пожалуй, ни один из его фанатов не нуждался в нем больше, чем юноша, которого Джуджу, уважая право каждого на частную жизнь, называет Рэй. В мае его родители связались со «Стилерс» и сказали, что врачи дают парню еще максимум две недели. «Он мог бы попросить все, что угодно, но сказал: Перед тем, как я отправлюсь на небеса, я хотел бы встретиться с Джуджу. Понимаете? И я такой: Вау, из всех вещей на свете он выбрал встречу со мной?! Я расплакался, когда услышал об этом…» — рассказывает Смит-Шустер.

Через пару дней Смит-Шустер был в Пенсильвании, чтобы встретиться с Рэем, у которого диагностировали неоперабельную опухоль мозга. «Почти все время он проводит в медикаментозном сне, — говорит Джуджу. – Но в этот день он не принимал лекарства. Наша встреча продлилась, наверное, часа четыре. Родители сказали, что они уже и не помнят, когда в последний раз он так улыбался…»

Принимая приглашения, будь то рекламная акция, благотворительное мероприятие или встреча с больными детьми, Джуджу говорит: «Я не могу надевать на каждое мероприятие разную маску. Я должен быть самим собой». Он сидит на ступеньках трейлера, коротая время до очередной фотосессии для «Адидас». «Меня приглашали сняться в шоу «Холостяк», но я отказался».

«Ну, вообще-то, я сделала это за него», — с улыбкой говорит Сэмми.

Но когда позвонили из Celebrity Family Feud (американский вариант телеигры «Сто к одному»), мама с сыном единодушно одобрили это начинание. Эпизод снимался в апреле – Джуджу, его две тети, дядя и Сэмми против Команды Ниндзя, возглавляемой Тайлером (Ниндзя) Бливинсом (известнейший профессиональный геймер в мире, с которым Джуджу, Трэвис Скотт и Дрейк в марте сразились в Fortnite). Кстати, тот стрим поставил рекорд по просмотрам – 628000.

Джуджу снова в Портленде, и представители «Адидас» просят его поиграть в футбол. Он бежит слэнт, в прикрытии против него, изображая такого-себе-корнербека, работает атлетичный актер, Смит-Шустер ловит мяч и празднует, одновременно позируя на три камеры. Он танцует как в бытность студентом «Южной Калифорнии», когда в рекламных тайм-аутах мог целую минуту скакать под орущую из всех стадионных колонок «JuJu On That Beat».

Единственное отличие в том, что теперь ему за это платят. «Мне бы такую работу», — как говорят дети.

После одного из постановочных тачдаунов Смит-Шустер говорит кому-то из съемочной группы, что актер, изображающий корнербека «вылитый Амари Купер». У всех словно открываются глаза – теперь каждый видит, что этот парень – копия ресивера «Каубойс».

После своего двадцатого тачдауна Джуджу кричит операторам: «Я делаю вашу работу легкой и приятной. Вы захотите вернуться сюда еще и еще!»

На бровке «поля», вдали от яркого света софитов, мы разговариваем с Сэмми. На вопрос, боится ли она за своего сына, его будущее, она отвечает: «Как родитель, я не боюсь, что он может разочаровать меня. Я боюсь лишь за то, что он не будет счастлив».

Она понимает, что его звезда еще только восходит, что круг его общения расширяется день ото дня. Ничто, кроме собственной оплошности, не способно остановить этот процесс. Но эта оплошность не входит в их планы. Конечно, она беспокоится из-за того, что женщины захотят встречаться с ним в угоду собственной популярности. «Просто хочу, чтобы он слушал свое сердце, — говорит она. И с усмешкой добавляет: — Я сказала ему: Даже не думай знакомить меня с девушкой, если ты не уверен в том, что она станет твоей женой».

Несколько недель спустя одетый с иголочки Смит-Шустер в лобби легендарного Билтмор-отеля в центре Лос-Анджелеса встречает гостей первого благотворительного вечера, устроенного JuJu Foundation. Среди гостей такие легенды «Троянцев», как Энтони Муньос и Лоуренс Джексон, с помощью которых в этот вечер удается собрать 97 тысяч долларов на нужды организаций вроде того же велосипедного клуба Boys and Girls, и других. Присутствует и старшее поколение игроков USC – тех, что помнят Джона Маккея и Джона Робинсона – они благодарят за приглашение, о котором узнали из Ютуб-канала Джуджу. Многие приходят с детьми и внуками. Все болельщики USC говорят Джуджу, что скучают по нему.

Время близится к полуночи, свет приглушен, все гости разъехались по домам. Джуджу ослабляет узел на своем галстуке и повторяет вслух вопрос, который ему только что задали: «Где и кем я вижу себе через 20 лет? Вижу, как буду каждый день просыпаться в домике на побережье, довольный жизнью и самим собой.  Буду организовывать тренировочные сборы в Европе, на Гавайях, на Самоанских островах. Помнится, я говорил, что хочу шестерых детей, но побыв нянькой для младших братьев и сестер, думаю, что хватит и четверых», — смеется он.

Он умолкает и выходит из отеля. Лучи фонарей высвечивают его фигуру в красном смокинге — остановившись на полпути к подъездной дорожке, Джуджу смотрит в ночное небо. Званый вечер подошел к концу, но спектакль жизни внука Теуилы Тоа только начинается.

Читайте также: Ротлисбергер приобрел репутацию посредственного лидера. Ему пора от нее избавляться

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.