Есть футболисты, которые меняют свою игру по мере развития футбола. А есть Даррен Спролс. Раннинбек ростом 170 см, для которого нынешний сезон станет 15-ым в карьере, позволил игре вокруг себя измениться. Тридцатишестилетний Спролс лидирует среди действующих игроков НФЛ по общему количеству набранных ярдов за карьеру. В этом году НФЛ празднует столетие, и когда ей исполнится 200, Спролс по-прежнему будет сбрасывать захваты, превращая 4-и-2 в первую попытку для своей команды.

«Когда я пришел в лигу, то редко получал выносные попытки, так как всегда был один основной раннинбек, а теперь в каждой команде их трое. В этом разница, ‑ говорит Спролс, легендарный третий раннинбек. — Ещё одно отличие: когда я пришел в лигу, командам нужны были крупные высокие раннинбеки. Мне кажется, что по прошествии лет им понадобились игроки вроде меня». В общем, современная НФЛ демонстрирует футбол, в который Спролс играл всю карьеру. Всё вокруг поменялось, но не он сам.

Наследие Спролса важно изучить не только с точки зрения набранных им ярдов, но и с точки зрения той роли, которую он нашел для себя в современном футболе. За те 14 лет, что прошли с момента появления Спролса в НФЛ, свободное пространство на поле стало важнейшим фактором, и раннинбек «Иглс» знает, как его найти и использовать. Спролс являет собой футбольную историю успеха, пример бегущего, над которым не властен возраст, хотя на этой позиции карьера в среднем короче, чем на любой другой. Ему удалось доказать свою ценность командам, за которые он выступал. В сезоне 2008 года Спролс установил рекорд среди раннинбеков по среднему количеству ярдов на приеме за маршрут. Этот рекорд не удалось побить даже новому поколению элитных бегущих, которые набирают большое количество ярдов по воздуху. Спролс сумел заработать $43 млн в эпоху, когда зарплаты раннинбеков снижаются; он ниже подавляющего большинства игроков своей позиции в эпоху, когда размеры значат всё меньше и меньше. Ему повезло играть у тренеров, которые знали, как его использовать — это были Норв Тернер в «Чарджерс», Шон Пейтон в «Сэйнтс», Чип Келли и Даг Педерсон в «Иглс» — и тут тоже есть чему поучиться.

View this post on Instagram

God Is Good

A post shared by Darren Sproles (@dsproles43) on

Жарким июльским днем Спролс снова стоит на поле в качестве участника очередного тренировочного лагеря. Продолжительность его карьеры превзошла ожидания самого игрока.

«Моей целью было отыграть 10 лет, всё что сверху – это бонус», ‑ говорит он. Но главная причина, по которой Даррен Спролс всё ещё играет, заключается в его уникальности. Он не стал первым раннинбеком небольшого роста – они были в лиге всегда, но они редко добивались сравнимого успеха. Он не создал новую версию футбола – более легкую, быструю и гибкую – он просто пережил старую и задержался в лиге на достаточно долгий срок, чтобы поиграть в новую, идеально подходящую для него. В последнее время Спролс получил большое количество повреждений (в том числе две серьезные травмы в 2017 и 2018 годах), но играл достаточно хорошо – в том числе выйдя в стартовом составе на один из матчей «Филадельфии» в плей-офф – чтобы убедить «Иглс» оставить его в команде.

Мне хотелось пообщаться со Спролсом и его окружением, потому что он во многом является воплощением настоящего и будущего футбола. Отличительной чертой его карьеры стала способность набирать необходимые его команде ярды, даже если он травмирован, даже если он уже не тот, что был десятилетие назад. И это не случайность.

«Я понял, что буду получать мяч пару раз за игру, ‑ говорит Спролс. — Поэтому, когда он мне достается, я должен сделать нечто особенное».

В судьбе Спролса вообще мало случайностей. Его детская команда в лиге имени Попа Уорнера играла очень простое нападение: откинь мяч влево или вправо на Спролса и смотри, как он заносит тачдаун. Ему не было и 10 лет, когда его отец получил уведомление из лиги.

«Они изменили правила, — говорит Ларри Спролс. — Они сообщили мне, что другие дети не получают удовольствие от игры. Он слишком часто запускал «мерси клок».

Новое правило обязывало Спролса выносить мяч только между тэклами. Если вам нужна история о детстве супергероя, то это она. Спролсу пришлось искать свободное пространство в середине поля, а не у бровки, он научился менять направление в непосредственной близости от защитников и пользоваться небольшими брешами в построении соперника. Он уже умел быстро бегать, но теперь ему пришлось научиться быстро бегать через толпу игроков.

Чем больше узнаешь о детстве Спролса, тем лучше понимаешь его стиль игры. Ларри Спролс, который сам играл в колледже раннинбеком и не мог похвастаться выдающимися габаритами, знал, что Даррену нужно научиться ловить пасы. Он заставлял сына ловить по 20 мячей подряд без дропов и, что ещё важнее, одними руками, без помощи корпуса.

«Ещё я говорил ему: «Мы не можем вырасти, но мы можем стать сильнее». Так что он начал ходить в зал и продолжает это делать. Вне зависимости от весовой категории, он до сих пор один из самых сильных парней в лиге».

Я попросил нескольких игроков «Иглс» назвать свой любимый момент с участием Спролса. Понятно, что карьеру этого раннинбека определяют два типа розыгрышей. В первом случае он оказывается в, казалось бы, безвыходной ситуации: защитники окружают его, он использует блоки, не выключает ноги, опускает плечи и внезапно набирает первый даун или оказывается в зачетной зоне. Второй тип розыгрышей выглядит с точностью до наоборот: защита необъяснимым образом забывает о нем, и Спролс беспрепятственно набирает ярды по бровке. И эти розыгрыши повторяются раз за разом. Один из лучших примеров мы могли наблюдать в декабрьском матче против «Вашингтона». МВП этой комбинации стал лайнмен «Иглс» Джейсон Келси, но Спролс показал наилучшую версию самого себя:

«Келси делал привычные вещи, а Спролсу нужно было пройти ярдов 8 до зачетки, но это были не обычные 8 ярдов, ‑ вспоминает бегущий «Иглс» Кори Клемент. — Это были самые быстрые 8 ярдов, которые я когда-либо видел. Он всё ещё способен на это и сможет отыграть ещё 3 года, если захочет».

По словам Клемента, Спролс использует свой центр тяжести как никто другой.

«Я никогда не видел парня, который бы двигался так же низко и так же быстро менял направление. Я пытался узнать его секрет, но иногда он сам не знает, как это происходит. На записи видно, что он знает, что будет делать прежде, чем понимает, что происходит».

У раздевалки «Иглс» я показал этот розыгрыш самому Спролсу.

«Я рассматривал Келси как фуллбека, ‑ сказал он. — Ты находишь один небольшой разрыв и продолжаешь работать ногами, нельзя выключать ноги. Ты видишь эту лазейку и думаешь: «Знаете, что? Давайте попробуем туда забежать!»

Тренер «Иглс» Даг Педерсон считает, что такие розыгрыши – результат видения поля, рабочей этики и размеров Спролса.

«Он замечает разные вещи, быстро принимает решения, а ещё он небольшого роста, поэтому может прятаться за линейными нападения и проскальзывать в щели между защитниками».

Я спросил пасс-рашера «Иглс» Брэндона Грэма, который играл против Спролса, когда они были в разных командах, каково это — преследовать его.

«Когда выходишь против него, главное – не устать самому, потому что этот парень никогда не устает. Надо быть в хорошей форме, когда играешь против Даррена Спролса, потому что он поддерживает одинаковый темп на протяжении всей игры. В открытом поле он один из лучших, ‑ говорит Грэм. — Он двигается по-настоящему низко и он крепче, чем кажется».

В разговорах с тренерами и одноклубниками Спролса часто звучит, что он «лучше, чем кажется», не важно, о чем идет речь – о силе, скорости или о чём-то ещё.

По словам Лэйна Джонсона, из-за небольших размеров Спролса никто не замечает, как он хорош в защите паса. Из-за того, что команды до сих пор недооценивают Спролса, он регулярно пропадает из поля зрения защиты. Особенно хорошо это было видно 3 года назад, в моменте, когда команда соперника потеряла его:

Способность Спролса исчезать стала легендой. В футболе защита при подготовке к игре учитывает каждую травинку, но он всё равно умудряется найти целые ярды свободного пространства.

«Арчи Бернс читал квотербека, ‑ рассказывает Спролс о своем тачдауне против «Стилерс». — Он думал, что квотербек побежит сам, и как только я увидел, что он развернулся, я побежал вертикально».

Хотя этот розыгрыш случился на третьем дауне, Спролс отмечает, что в основном защитники теряют его на первых даунах. За ним закрепилась слава убийцы третьих даунов, так что в таких ситуациях защита концентрируется на Спролсе, но на первых даунах она играет более традиционно и позволяет ему ускользнуть.

«Его легко потерять, особенно с таким мобильным квотербеком, как Карсон Вентц, потому что парни концентрируют внимание на Карсоне, ‑ говорит Бостон Скотт, ещё один раннинбек «Иглс» ростом 170 см. — Он будет скрэмблить? Что он задумал? Небольшие размеры Даррена тоже помогают ему затеряться на поле. Футбол развивается, игроки становятся всё мощнее, и это невероятно, как многого он сумел достичь».

Я спросил у Спролса, не кажется ли ему, что он родился слишком рано или 1983 год в самый раз. Он ответил, что думал об этом, но даже если бы родился, например, в 1990 году, то по-прежнему пришел бы в лигу, где недооценивают небольших игроков. По его словам, в 2011 году он понял, что роль, которую он нашел для себя на поле, нравится другим командам. Тогда «Фэлконс» выбрали на драфте и пытались использовать похожим образом Джакизза Роджерса, который как раз родился в 1990 году.

Это своего рода обмен: Спролс никогда не был главным игроком нападения своей команды, но это позволило ему остаться в лиге на несколько лет дольше. За свою карьеру он выносил мяч 715 раз – для сравнения, его бывший одноклубник Ладэйниан Томлинсон сделал 711 выносных попыток за первые два года в НФЛ. И хотя Спролс был целью для 737 пасов, а также возвращал панты и начальные удары, он столкнулся с гораздо менее тяжелой нагрузкой.

«Всё сложилось так, как должно было сложиться, ‑ ответил Ларри Спролс, когда я спросил его, что случилось бы, если бы Даррен получал более традиционную для раннинбеков нагрузку. — У него не было бы такой длинной карьеры».

Для Спролса «Иглс» уже третья команда. По его мнению, первые две – выбравшие его на драфте 2005 года «Чарджерс» и «Сэйнтс» — слишком рано от него отказались, и одну из причин он видит в том, что не был раннинбеком в традиционном понимании. В тех командах беспокоились, что защитники уделяют ему слишком много внимания и это негативно скажется на его статистике. Спролс думает, что «Сэйнтс» оказались менее терпеливыми, чем «Чарджерс». Как он говорит, «Сэйнтс» «отказались от него».

«Почему?» ‑ спросил я.

«Кто знает?»

Я спросил, затаил ли он обиду из-за того, как закончилось его пребывание в «Нью-Орлеане». «Конечно», ‑ ответил Спролс.

После обмена раннинбека из «Сэйнтс» в «Иглс» в 2014 году Дрю Бриз назвал его неповторимым игроком. И в этом он прав, но возможно даже Бриз не знал, что спустя 5 лет Спролс всё ещё будет играть в НФЛ. Странно то, что вся лига начала играть в стиле Спролса, но он по-прежнему остается неповторимым.

Читайте также: Как НФЛ провела это лето. 10 историй для тех, кто за отпуск всё забыл

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...