Россия

Алексей Скибин: «Проблема в том, что мы не смогли остановить связку Чернолуцкий-Вудс»

Координатор нападения «Тарантулы» объяснил, почему команда играла на равных в первой половине матча против «Спартака» и провалилась после перерыва.

Алексей Скибин матча 8-го тура Лиги Черноземья между «Спартаком» и «Тарантулой». 22 июня 2019 г., Москва, Россия. Фото: Юрий Марин (First & Goal)

– Как оценишь игру своей команды в целом?

– Игру можно разделить на две половины – «до» и «после». Мы честно и очень хорошо бились в начале: первую четверть, ну и вторую тоже мы отыграли очень хорошо. После перерыва мы уже не смогли собраться. Тем более, попробовали играть новое построение, у нас сильно «не пошло» и ребята начали разваливаться морально. Соответственно, получили то, что получили.

– Зачем пытались играть новое построение в такой ответственный момент? Вроде бы, было не совсем подходящее время для экспериментов.

– Момент действительно ответственный, но мы хотели удивить соперника. Мы отрабатывали новое построение, уделяли ему довольно много времени, и поэтому хотелось заработать какие-то очки именно элементом неожиданности. Они не видели ни на одной игре, чтобы мы так играли. Но не получилось.

– В первой половине игры «Тарантулой» неплохо набирались ярды, но в последней трети поля постоянно чего-то не хватало, случались ошибки. С чем это связано?

– С нервами. Во-первых, наша команда – это сборная солянка, здесь есть игроки из четырех разных городов: Брянск, Тула, Краснодар и Донецк. С миру по нитке – нищему на кафтан, скажем так. Костяк составляют Брянск и Тула, остальные две команды представлены несколькими игроками. В целом, ребята неопытные, кроме донецких, может быть, и когда подходят к зачетке, нервничают. Были потери мяча, да и пасы не ловили… Это именно из-за нервов, из-за нехватки опыта. «Спартак» сейчас нам явно показал, что опыт играет большое значение, потому что у них играет большое количество ребят, имеющих опыт выступления не только на российской, но и на международной арене.

– В начале третьей четверти вы сравняли счет после фамбла Чернолуцкого и тачдауна на возврате. Казалось бы, инициатива у вас, но затем команда полностью развалилась.

– Кто-то, может быть, подрасслабился. Кто-то, наоборот, перенервничал. Здесь нельзя сказать конкретно, почему так произошло. Было слишком много факторов, плюс управлять такой разношерстной командой довольно сложно. У каждой команды, которая входит в нашу, свой менталитет, у каждой есть свой «внутренний» капитан, и даже играя вместе, все равно мы не можем быть таким же цельным коллективом, каким сейчас является «Спартак».

– Проблемы в конце игры были даже не в дисциплине. Иногда игроки даже в формацию не могли встать правильно, хотя в дебюте матча такой проблемы не было.

– Да, это тоже нервы. В начале матча мы вышли играть против соперника, которого ни разу не видели на поле, соответственно, играли как против равного. А потом, когда поняли, что где-то чуть не получается… Это все мелочи, которые накапливаются в течение игры и в дальнейшем дают такой вот осадок.

– Разница в классе между «Тарантулой» и «Спартаком» очень велика?

– Конечно. «Спартак» – сильная, очень сильная команда в плане тренерского штаба. У нас в тренерском штабе по факту три человека, и только один из них (это я) по факту имеет хоть какой-то опыт именно тренерской работы. Есть три или четыре игрока, которые играли на даже международной арене из числа донецких «Скифов», но в целом опыта у нас нет. У «Спартака» – большой тренерский штаб, плюс Вудс, плюс Чернолуцкий – это связка, которая работает против таких слабых команд, как мы, довольно-таки мощно. И адекватно прикрыть Вудса довольно сложно. Он внес очень большой вклад в результат. Если посмотреть статистику, то самые длинные наборы ярдов в самые важные моменты матча именно он как раз и заработал для своей команды. Мы рады, что играли против такого сильного игрока, но в целом остановить его никто из нашей команды не может.

– То есть можно сказать, что Вудс фактически сделал игру?

– В целом, вся проблема в том, что мы не смогли остановить связку Чернолуцкий-Вудс. Это то, что невыгодно отличает региональные российские команды. У них на тренировках всегда максимум по 10-12 человек; собственно, почему наша команда и объединена из нескольких. Нет ни тренерского персонала, ни самих игроков не хватает для того, чтобы полноценно что-то отработать. А тут против тебя выходит человек, который больше 20 лет профессионально этим занимается. И он, когда надо было, выходил в защите, когда надо – в нападении. Когда наши ребята были свежие, они на энтузиазме еще противостояли этому. Потом И Джей на опыте, на выносливости просто вытащил игру. Был момент, когда мы разговаривали с моим пантером после того, как он в очередной раз ударил в И Джея. Я ему говорю: «Ну, вспоминай, о чем мы с тобой разговаривали перед игрой. Перед тобой на возврате панта стоит американец. Один. И ты, вместо того, чтобы ударить в край поля и выбить мяч и не дать ему сделать хороший возврат, бьешь четко в него. Что ты ожидаешь получить? Скорее всего, возврат в тачдаун». Собственно говоря, что и получилось в одном из эпизодов.

– Выходит, игрокам банально не хватает знаний об игре?

– Сто процентов, не хватает знаний об игре. При том, что мы делаем видеоразборы игр, я езжу в Тулу, отсылаю в Брянск наши видеоразборы. Каждая комбинация разбирается, против каждого соперника, но этому невозможно научить за один-два года. Тем более если тренер, как я, приезжает раз в неделю.

– Может быть, давать домашнее задание? Отсмотреть тур НФЛ, а еще лучше несколько матчей колледжей.

– Это, конечно, можно, но… Опять же, если на тренировки ходит 12 человек, то заставить их смотреть футбол… Многие играют просто потому, что им нравится толкаться. Многие играют, потому что они насмотрелись видео, и теперь хотят быть похожими на кого-то из игроков. Но в целом такого, чтобы это было именно футбольное воспитание, у нас в России нет, к сожалению. Сейчас это есть только в двух местах, может быть, в трех. ДЮСШ №77, юниоры «Спартанцев» – это те, у кого есть возможность воспитывать любовь к футболу с детства, понимание футбола с детства. А в регионах играют в основном уже взрослые, сформировавшиеся люди, которым очень сложно выбить из себя просто мысль о том, что нет ворот, в которые нужно постоянно забивать. Игра, в которой нет такого, что на поле может не быть защитников и нападающих одной команды одновременно. Все это для них очень сложно. Когда ты приезжаешь и начинаешь им это рассказывать, у людей ломаются шаблоны. И перестроиться полноценно у них не получается.

– Как чисто логистически выглядит выезд сборной команды «Тарантула» в ту же Москву?

– У нас и домашние матчи проходят либо в Туле, либо в Брянске, и игрокам из Краснодара и Донецка все равно приходится далеко ехать. Они берут билеты на автобус или поезд, ездят на «блаблакаре». Приезжают сюда, и здесь уже мы вместе собираемся. Если они едут в Тулу, то их там тульские ребята встречают. В августе будет игра в Брянске, соответственно, брянские будут так же встречать, помогать максимально, как могут. А игроки из Донецка вшестером-всемером ездят на микроавтобусе.

– Если объективно, «Тарантула» может попасть в плей-офф?

— У нас впереди две игры с «Могучими Утками». Они для нас – вполне проходимый соперник, мы можем с ними побороться. Я не говорю, что это будет легкий соперник, но могу сказать так: с «Утками» есть шанс побороться. У Воронежа тоже есть гигантское количество проблем, это тоже команда из региона, пускай и является чемпионом прошлых лет, Мы сейчас видим это, просматривая их матчи. Все будет зависеть от того, как мы будем играть – как в первой половине матча со «Спартаком», или как во второй.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: