У вас у всех есть пожилой знакомый, который любит утверждать, что раньше трава была зеленее, экономика стабильнее, а футболисты были атлетичнее, быстрее и в целом играли лучше. Такие люди, естественно, далеки от правды (по крайней мере, в той части, которая касается футбола), но есть действительно несколько игроков из восьмидесятых и девяностых, которые смогли бы весьма успешно вписаться в современный футбол.

Для некоторых экс-игроков сегодняшняя НФЛ подходит даже лучше — ведь их ключевые навыки опередили время и стали крайне востребованными именно сейчас. Величие, которое демонстрировали некоторые футболисты, ставшие членами Зала славы, не просто перенеслось бы в текущие времена — оно бы расцвело ещё ярче.

Собственно, вот шесть легенд прошлого, которые могли бы крайне успешно надирать задницы соперникам, приди они в лигу на один-два десятка лет позже.

Лоуренс Тэйлор, лайнбекер, «Нью-Йорк Джайентс»

Лоуренс Тэйлор заставил говорить о лайнбекерах-пасрашерах, как о реальной силе. Хотя утверждение о том, что он является лучшим защитником всех времён, можно оспорить, но его беспрецедентное влияние на игру не вызывает никаких сомнений. Тэйлор обладал невероятным атлетизмом, что позволяло ему набирать по 11 сэков в среднем за сезон в последние 12 лет своей карьеры.

НФЛ 1980-х, в которой доминировал Тэйлор — другая лига, отличная от той, которую мы смотрим сейчас. Команды теперь гораздо чаще выбирают пасовый футбол, а шотган-построение гораздо шире распространено. Если вы возьмёте Тэйлора из восьмидесятых и перенесёте его в наше время, у него будет гораздо больше возможностей уничтожать линии нападения в пасовых ситуациях.

Просто посмотрите, насколько сильно он доминировал на поле. Оббегал ли он о-лайн по широкой или прорывался сквозь внутренние проходы — остановить его было нереально.

Невероятные способности пас-рашера, которые Тэйлор демонстрировал на протяжении всей карьеры в «Джайентс», позволили ему быть выбранным в Зал славы при первой же возможности. На момент выхода на пенсию в 1993 году он, имея 132,5 сэка за карьеру (ещё 9,5 сэка были в его новичковом сезоне, когда такая статистика официально не учитывалась) был вторым по этому статистическому показателю после Реджи Уайта. Сейчас он тринадцатый.

Но Тэйлор, вполне возможно, мог бы быть гораздо выше, играй он сегодня, ведь текущее доминирование Вона Миллера и Калила Мака показывает, что сейчас пас-рашерам из второй линии защиты хорошо так, как никогда до этого.

Дэн Марино, квотербек, «Майами Долфинс»

Если вы примете во внимание то время, в которое играл Марино, то у вас появятся все основания утверждать, что сезон-1984 в его исполнении является лучшим индивидуальным сезоном в истории НФЛ.

У Марино был сумасшедший по тем временам показатель скорректированных ярдов за попытку паса в 9,4 — в то время, как среднее значение по лиге было 6,2. В 2018 году среднее значение составило уже 7,3, но единственным, кому удалось превзойти показатель Марино, стал Патрик Махоумс с 9,6 скорректированными ярдами за попытку.

Когда вы включаете матчи тех времён, вам легко понять, как именно Марино уничтожал защиты других команд. У него была комбинация очень сильной руки, аккуратности и точности, а также молниеносного релиза.

Посмотрите вот на этот розыгрыш. Мяч вылетел от Марино и прилетел в руки ресиверу как раз тогда, когда последний завершил камбэк-маршрут — не раньше и не позже.

А теперь представьте, каким Марино был бы в 2019 году — в системе, которая играет от его самых сильных сторон. Шотган, спред, ран-пас-опшен, базирующиеся на молниеносном релизе, отличном принятии решений и мощном броске Марино, были бы кошмаром для защит.

Даже с учётом того, что Марино ушёл перед тем, как случился бум пасовой статистики, его показатели всё равно выглядят невероятными. Он занимает пятое место в истории по количеству пасовых ярдов за карьеру, пятое — по пасовым тачдаунам и также пятое — по количеству выполненных пасов.

Как бы хорош Марино ни был тогда, он был бы ещё более смертоносным, приди он в лигу на пару десятилетий позже, ведь именно сегодняшняя НФЛ больше всего готова оценить его умения.

Барри Сандерс, раннинбек, «Детройт Лайонс»

Барри Сандерс , вполне возможно, является лучшим бегущим всех времён — и его стиль игры идеально соответствует тому, что тренеры хотят видеть от раннинбеков сегодня. Владея мячом, он был невероятно взрывным и подвижным, а для защитников задача поймать Сандерса, после того, как он выбежал в открытое поле, была практически невозможной.

Посмотрите-ка на этот забег в матче против «Пэтриотс». Сандерс заставил 42 номера сделать полный оборот и при этом остаться с носом, а потом продавил ещё одного защитника перед тем, как вбежать в зачётку.

Помимо фантастических выносных способностей Сандерса, он также был отличным принимающим. Он поймал как минимум 24 паса в каждый год своей карьеры. С момента, когда Сандерс был задрафтован в 1989 году, только 12 раннинбеков имели 10 сезонов с 24 или более приёмами мяча. В сезоне-1990 он набирал в среднем 13,3 ярда в среднем за приём — в 2018 году он бы занял 41 место по этому показателю среди всех игроков, и первое — среди бегущих (Кристиан Маккафри, лучший принимающий среди нынешних раннинбеков лиги, в сезоне-2018 набирал только по 8,1 ярда, правда и приёмов он совершил почти в три раза больше — 102 против 36).

Ну, и у Сандерса есть то достижение, которое практически никому не посильно, — он делал игры «Лайонс» смотрибельными.

Джон Рэндл, ди-тэкл, «Миннесота Вайкингс»/«Сиэтл Сихокс»

До Аарона Дональда Аароном Дональдом был Джон Рэндл. Такой же ди-тэкл-недоросль (186 сантиметров и 132 килограмма), который был неостановимым пас-рашером. Рэндл набирал как минимум десять сэков в 9 из 14 сезонов своей карьеры, а в сезоне-1997 он стал лучшим по сэкам, набрав таковых 15,5.

Но, в отличие от Дональда, Рэндл не был задрафтован — что не помешало ему провести карьеру, достойную Зала славы.

Рэндл попросту был более одарённым атлетом, чем те линейные нападения, против которых он играл. Тут вы можете видеть, как он деклассирует оппонента и врезается в квотербека, провоцируя стрип-сэк.

Вот примерно это же Дональд делает сейчас в составе «Рэмс».

НФЛ версии-2019 была бы идеальным местом для Рэндла, в котором он мог бы сполна воспользоваться своими умениями и терроризировать о-лайнеров. В наше время он мог бы быть игроком с 20+ сэками за сезон — таким же, как Дональд.

Стерлинг Шарп, ресивер, «Грин-Бэй Пэкерс»

Стерлинг Шарп — одно из главных «а что если?» в истории НФЛ. Его карьера резко закончилась в 1994 году после травмы шеи, но за те семь сезонов, которые он провёл в лиге до этого, он был невероятно продуктивен. И хотя он до сих пор не попал в Зал славы профессионального футбола, у него есть два других подобных включения: в Зал славы университетского футбола и в собственный Зал славы «Пэкерс».

Шарп был третьим во всей НФЛ по количеству ярдов на приёме за тот период, в котором он играл в НФЛ, — сразу после Джерри Райса и Хенри Элларда. Его умение бегать маршруты, скорость и резкость позволяли ему сильно отрываться от ди-беков перед приёмом и после него.

Эти сильные стороны только ярче подчёркивались бы теперь, когда НФЛ усложнила игру для игроков линии секондари, добавив несколько новых нарушений, предполагающих серьёзные штрафы за излишний контакт с ресивером до приёма им мяча. Шарп был бы монстром в системе с ран-пас-опшеном благодаря своему умению набирать ярды после ловли.

Шарп был выдающимся ресивером ушедшей эпохи и он выглядел бы ещё лучше, играй он в эпохе нынешней. Просто представьте его и Аарона Роджерса в одном нападении — это было бы невероятно.

Брюс Смит, ди-энд,«Баффало Биллс»/«Вашингтон Редскинс»

Ещё один великий пас-рашер прошлого, Брюс Смит, до сих пор является лучшим в истории лиги по количеству сэков за карьеру — таковых у него набралось аж 200.

Несмотря на то, что Смит играл до 2003, его прайм пришёлся на восьмидесятые и девяностые. 193-сантиметровый и 119-килограммовый, он обладал прототипичными размерами для ди-энда — но не только ими. Его фишкой был невероятный атлетизм, позволявший уничтожать тэклов нападения.

Просто посмотрите, как Смит прорывается по дуге к квотербеку и заставляет того беспомощно лечь.

Такой сбалансированный игрок был бы бесподобен в любой эре — не только в той, в которой он играл.

Игроки НФЛ, игравшие в лиге как во времена Смита, так и после его ухода, такие, как бывший ди-лайнмен «Тампы» Стивен Уайт и нынешний ди-энд «Браунс» Майлз Гаррет, пытались подражать стилю игры Смита и стать его последователями.

Если игроки до сих пор изучают манеру игры Смита и пытаются её скопировать, то можете себе представить, как рвал и метал бы сегодня оригинальный Брюс?

Читайте также: «Сами того не желая, критики сотворили себе кумира, и ты решил сыграть в их игру». Дейон Сандерс пишет письмо самому себе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.