Тренировочный лагерь новичков «Фэлконс»: взгляд изнутри. День первый

День 2. Пятница

8.00 Занятие квотербеков

«Не садитесь на стул Мэтта Райана – он рассердится, когда узнает, — говорит тренер квотербеков Грег Кнепп. — Сядьте лучше на место Шауба». В маленькой комнате с проектором только Кнепп и двое квотербеков-новичков – свободный агент Илай Дюнн из «Северной Айовы» и выпускник «Вирджинии» Курт Бенкерт. Последний весь прошлый сезон провел в тренировочном составе, но допущен к кэмпу новичков, потому что так и не был включен в основной состав команды из 53 человек. Все, кто участвует в кэмпе, изучают плейбук для своей позиции – квотербеки изучают плейбук для ВСЕХ позиций. Но пока все идет хорошо. Бенкерт знает схемы с прошлого сезона, Дюнн схватывает все на лету. Он нервничает до дрожи в коленках, отвечая на очередной вопрос, но раз за разом оказывается прав. «Эти знатоки из «Своей игры (Jeopardy)» — ничто, в сравнении с тобой», — хвалит новичка Кнепп.

8.30 Командное собрание

Как и в первый раз, все начинается с «конкурса бросков». Вчера ресивер Шон Бейн отрекомендовал себя как «лучшего баскетболиста в команде», и сегодня он выступит от нападения. Но первым будет бросать эдж-рашер Тре Кроуфорд. Первым броском он попадает в потолок, вызывая смешки в толпе зрителей – но он быстро заставляет критиков умолкнуть, отправляя, один за другим в цель следующие пять бросков. После первого броска Бейна, Моррис, тренер ресиверов, вскакивает с места, с видом триумфатора воздев руки вверх. После третьего подряд промаха Бейна он опускает руки и садится в кресло. А еще через несколько минут – отжимается вместе со всем нападением.

Презентация Куинна посвящена расписанию практических занятий и напоминает игрокам о том, что все складывается из мелочей. Вкратце оговорив расписание, Куинн дает себе волю, остановившись на одной из своих излюбленных тем – захваты. В мини-кэмпе нет контакта, игроки тренируются без наплечников, но упражнения, которые предлагает Куинн, можно выполнять и без «брони»– акцент здесь делается на углах входа в контакт и правильном положении тела. Фундамент защитного Кавера 3 «Фэлконс»– игроки, атакующие мяч, стремящиеся добраться до него любой ценой. Если ты не способен делать это и делать правильно, ты не будешь играть в этой команде.

Тренеры требуют максимально агрессивных входов – если ты не работаешь в полную силу, твой «соперник» также расслабляется, и на выходе получается халтура. Не меньшее внимание уделяется и технике – Куинн ясно дает понять, что сейчас мы не играем «до земли». На этом этапе подготовки это чревато травмами, а с футбольной точки зрения– попросту неэффективно. Даже ресиверам дается указание не нырять за мячом – напротив, упор делается на набор ярдов после ловли. В конце презентации тренер приводит пример правильной формы одежды для тренировок – никаких джерси до коленей с рукавами до локтей. «Это совсем не круто», — резюмирует Куинн, и демонстрирует, что ждет того, кто захочет выделиться – в зал входят два сотрудника команды, один из них одет «правильно», а чересчур длинная джерси второго небрежно обрезана ножницами до «нужной длины».

8.45 Собрание игроков нападения

Поприветствовав собравшихся, тренер тайт-эндов Майк Муларки, пришедший из «Тайтенс», начинает с того, что требует от подопечных максимальной собранности во время выполнения упражнений на поле. И не только он– все тренеры подчеркивают важность дисциплины на тренировках. Времени на практические занятия немного, и один из способов извлечь максимум пользы – сделать как можно больше повторений каждого «дрилла». («Вот тут могло бы быть два повтора вместо одного», — часто замечает Куинн, увидев малейшую расслабленность кого-то из игроков).

После «вводного слова» Муларки передает слово тренеру линии нападения Крису Моргану, который готов инсталлировать базовые выносные розыгрыши. Морган напоминает всем прописную истину: «В выносной комбинации участвуют все 11 человек на поле». Он предлагает вниманию игроков нарезку розыгрышей, среди которых – обманка Мэтта Райана, изобразившего, что вместо вкладки раннинбеку он будет сам выносить мяч. Эта уловка выключила из игры Калила Мака, заглотившего наживку. «Помните Мака, парни? – спрашивает Морган с невозмутимым видом. – Он играл за «Рэйдерс».

Сегодня на повестке дня  розыгрыши «Уиллоу», «Спайк» и «Тандер». «Уиллоу» — широкий вынос со «слабой» стороны. «Спайк» — широкий вынос со стороны тайт-энда, с фуллбеком на лид-блоке. «Тандер» — вынос по центру, подразумевающий многочисленные двойные блоки.

После короткой презентации игроки разбиваются на позиционные группы для детального разбора комбинаций.

9.00 Занятие линейных нападения

 

View this post on Instagram

 

Rookies’ first day out ‼️

A post shared by Atlanta Falcons (@atlantafalcons) on

В начале занятия Морган заставляет двоих из десяти линейных, стоящих под дверью кабинета, рассказать по анекдоту. Первый рассказывает что-то несуразное, зато второму удается развеселить всех. Все еще посмеиваясь, Морган заходит внутрь, включает свет и с места в карьер начинает объяснять новичкам все тонкости выносной игры. Тренера с одиннадцатилетним стажем (последние пять лет он работает в «Атланте») радуют умные вопросы, которые задают Линдстрём и МакГэри. Моргана хлебом не корми, только задавай вопросы, но если он не чувствует обратной связи – держись, студент!

— Как насчет тебя, есть вопросы? — обращается он к одному из игроков, но не по имени, а по названию колледжа.
— Нет, вы же нам все рассказали еще утром, — отвечает парень.
— Ага, значит, я все рассказал, — ухмыляется Морган, прогуливаясь по комнате. Он спрашивает каждого из новичков, без исключения – спрятаться негде. Морган строг, но справедлив – похвала такого человека дорого стоит, и тем сильнее хочется ее заслужить.

Пробежавшись еще раз по трем основным комбинациям («Уиллоу», «Спайк» и «Тандер»), Морган переходит к их плей-экшн версиям, начиная с «Мидоу», который начинается так же, как «Уиллоу», но после фейковой вкладки квотербек бросает пас.

«Плей-экшн – основа нашего нападения, — подчеркивает Морган. – И он работает только в том случае, если вы, линейные нападения, сделаете свою работу четко и безошибочно, на 100 процентов. «Мидоу» должен выглядеть, как вынос, пахнуть, как вынос, ощущаться, как вынос».

В этом розыгрыше вся линия нападения двигается в одну сторону, имитируя вынос, а потом «садится» в пас-блок, в то время как квотербек, сделав ложную вкладку на бегущего, делает несколько шагов в противоположную сторону и отдает передачу. «В какой-то момент защитники почувствуют неладное, — объясняет Морган. – Поэтому очень важно вовремя поставить блоки. Но для того, чтобы это самое «вовремя» настало, вы должны сначала заставить их поверить, что мы играем вынос».

«Посмотрите на Брэндона Фуско», — говорит Морган, включая запись с прошлогодними моментами игры стартового гарда «Фэлконс». На видео Фуско как раз выполняет экшн-блок – агрессивно входит в дифенсив-тэкла в начале розыгрыша, а затем намертво блокирует его. обычно блокирующий игрок стремится обхватить защитника рукой со своей внешней стороны, но Фуско не таков: «Смотрите, он входит в грудь своего защитника, заставляя его поверить в то, что это обычный ран-блок».

Есть и еще одна версия комбинации «Мидоу», когда квотербек не просто отскакивает в сторону перед броском, а выходит из «конверта». В этом случае он сам ищет свободное пространство для броска. «А вы можете тащить своих защитников хоть до боковой линии!» — восклицает Морган, особо подчеркивая то, что «на ран-блоке вы должны входить ему лоб в лоб, глаза в глаза». Морган говорит очень эмоционально, не стесняясь драматических нот. Когда он рассказывает о том, какую важность имеет упражнение по передаче мяча от центра квотербеку, можно подумать, что этот навык оказывает решающее значение на то, выиграет ли «Атланта» Супербоул или нет.

11.00 Пробный прогон

В НФЛ прогоны обычно проходят так, как написано в плейбуке – но сейчас мы имеем дело не с игроками НФЛ, а с группой новичков, которым только предстоит стать командой. По стартовому свистку все линейные срываются с места с такой скоростью, словно спасаются от взрыва гранаты. Но на полпути приходит осознание того, что они бегут в неправильном направлении – тут же все 10 человек разворачиваются и несутся обратно. Уходит немного времени на то, чтобы сориентироваться, и они уже двигаются более осознанно. Однако, если выбранные в первом раунде МакГэри и, особенно, Линдстрём, срываются с места, словно ракета, то другие ожидают явного сигнала от тренера. А один из новичков даже выжидает, пока все закончат упражнение, чтобы повторить их движения.

12.30 Практическое занятие

Над полем слышны команды, которые повторяются по несколько раз. «Пошли! Пошли! Пошли!», — кричит каждый тренер минимум десять раз. «Играем 18-19 Уиллоу! 18-19 Уиллоу!», — кричит другой. «Моушн! Моушн! Моушн! Он ушел на моушн! Ральф! Ральф! Ральф! Ральф! Ральф!», — слышится со стороны ди-беков.

Задействованы игроки всех позиционных групп, на поле кипит работа.

На ближней ко мне стороне поля №1 Рахим Моррис просвещает уайд-ресиверов, как важно следить за тем, чтобы расположиться точно на линии розыгрыша. На дальней стороне того же поля один из бегущих спотыкается на бегу, и ему на помощь бросаются с полдюжины парней – видимо, в надежде заработать печеньки от Куинна за следование духу Братства. На поле №2 Мэллори, тренер линии секондари, изображает квотербека в конверте, на ходу объясняя: «Я не брошу мяч, когда двигаюсь назад, — делает многозначительную мину и продолжает. — Сначала мне нужно правильно поставить ноги. Так что не дергайтесь раньше времени».

На поле №3 Куинн, надев на руки массивные «подушки» и нахлобучив широкополую шляпу, работает с пас-рашерами. В этом году он возвращается к своим корням как тренер линии защиты и сейчас дает упражнения на работу рук.

Ближе к концу практического занятия ресиверы играют против корнербеков в формате 7х7. Уайд-ресивер, который только что получил нагоняй от Морриса, не может справиться со своим защитником и получает еще одну нахлобучку. Тренер ди-беков Джером Хендерсон говорит следующему корнербеку в ротации стать против этого ресивера и бросает ему пас. На этот рас ресивер следует инструкциям Морриса и ему удается освободиться от опеки и принять пас. Моррис сияет: «Видишь? Что я тебе говорил?»

«Я хочу сбегать еще раз», — говорит ресивер. Но в этот момент звучит сигнал об окончании тренировки.

14.00 Ланч

Еда здоровая и вкусная, и игроки накладывают себе огромные порции. Повсюду «Гэторейд» и бутилированная вода, которую разносят ассистенты по физподготовке. «Обезвоживание» и его негативные последствия – вот главный стрессовый фактор для организма спортсменов на этом кэмпе. (В туалетах висят таблицы, которые помогают игрокам контролировать уровень жидкости в организме по цвету мочи). В расписании пять приемов пищи: в 7.00, 11.35, 14.00, 16.30 и в 18.00, поэтому работники столовой постоянно заняты. «Эта столовая – один из главных плюсов моей новой работы», — не устает повторять Бэссити, новый пиар-директор «Фэлконс».

14.45 Кабинет Томаса Димитроффа

Обитель бессменного вот уже 12 лет генменеджера «Атланты» кажется странной, но только на первый взгляд. Одну стену целиком занимает драфт-борд – сейчас он пустует. Еще одна стена, выходящая на тренировочные поля, остеклена целиком. Кроме того, в кабинете ГМ’а два 80-дюймовых экрана, на один из которых выведен электронный драфт-борд, а второй используется для просмотра видео.

Он наблюдает за действиями вновь задрафтованных игроков и, кажется, вполне доволен. «Линдстрём хорош, интересно, как он покажет себя, когда приедут игроки основного состава, — размышляет он, поставив видео на паузу. – Они не дадут ему спуску. Но этот парень из Бостона не так прост. Уверен, он сможет постоять за себя».

15.15 Собрание дифенсив-беков

https://www.instagram.com/p/Bx5P7o6FoVA/

— За сколько ты бегаешь 40 ярдов? — спрашивает тренер секондари Хендерсон у одного из игроков после просмотра короткого ролика.

— 4.4.

— 4 что?

— 4.4.

— 4 ЧТО?

Подозревая, что где-то здесь подвох, игрок умолкает, не зная, что ответить.

— Это не выглядит как 4.4, — говорит Хендерсон, вновь просматривая видео. – Если бы ты бегал так, как говоришь, ты бы догнал этого ресивера.

На ролике, где показан другой розыгрыш, слот-корнер уходит за ресивером на моушн – хотя единственный тип прикрытия для слот-корнеров, который был разобран до практики, подразумевает расположение защитника на широкой стороне поля, вне зависимости от формации нападения и движения игроков. На видео, однако, видно, как один из лайнбекеров говорит слот-корнеру идти за игроком на моушн, что тот и делает, после небольшой паузы.

«Ты не должен слушать чьи-то подсказки, если они неправильные», — говорит Хендерсон.

Тренер не повышает голос при «разборе полетов», игроки чувствуют себя вполне комфортно, задают все интересующие их вопросы. В самом начале занятия Хендерсон сказал, что все эти недочеты и ошибки – часть процесса обучения, и если тренеры не будут их замечать, «никому из нас от этого лучше не будет».

Основной упор, как и на вчерашнем вечернем собрании, делается на технику прикрытия. По умолчанию, в основных схемах защиты внешние корнербеки играют «Смэк» или «Пони». «Смэк» — самый что ни на есть обычный «мэн-ту-мэн» (персональное прикрытие). Ты встаешь напротив своего ресивера и, как говорит тренер ди-бэков Мэллори, «не даешь этому сукиному сыну ни дыхнуть, ни пернуть». «Пони» — зонное прикрытие, когда защитник отслеживает перемещение всех ресиверов в зоне своей ответственности (от боковой линии внутрь, не доходя два ярда до нарисованных на траве цифр (десятиярдовых отметок), от линии розыгрыша до энд-зоун). Иначе говоря, он должен располагаться глубже любого ресивера.

Для наглядности, Хендерсон ставит ролик на паузу и указывает на корнербека, который располагается на одной линии с ресивером по вертикали, но на пять ярдов ближе к линии розыгрыша. Хендерсон объясняет, что при таком преимуществе ресивера в пространстве корнербек без шансов проиграл позицию, ведь ему нужно еще развернуться, и только потом он может устремиться в погоню. Поэтому на внешних маршрутах корнербек всегда должен быть «глубже» принимающего.

Первой целью пасовой защиты «Фэлконс» ставят короткие маршруты. Хендерсон снимает ролик с паузы и почти сразу видит пас во флэт-зону (короткий пас). Защитник отлично реагирует по ситуации, все идет хорошо…кроме захвата. «В этой лиге, если ты попытаешься захватить игрока с мячом, стоя так высоко, то огребешь «по самое не балуйся», — наставительно говорит Хендерсон.

В самом конце занятия в комнату заходит Куинн, на его голове все еще красуется шляпа, которую он надел перед практическим занятием. «Ребята, нужно прибавить в скорости, – говорит тренер. – Нужно выложиться по полной».

16.45 Собрание защиты

Перед тем как тренер лайнбекеров Джефф Ульбрич представит новые защитные схемы, Куинн берет слово и доносит до игроков важную информацию о различиях в правилах студенческого и профессионального футбола. «Самое значительное изменение в правилах – это штраф за помеху ловле. Вы привыкли к 15-ярдовым штрафам. В этой лиге все гораздо серьезнее. Помеха ловле на глубоком маршруте? Это даже хуже, чем преднамеренный удар игрока. За то, что вы ударили ресивера, вы получите 15 ярдов. Но схватив его за джерси при ловле, вы получите [проматывает запись тренировки до нужного места], например, 28 ярдов». И не всегда интерференция паса в защите происходит по вине игрока секондари, говорит Куинн. Часто случается так, что ди-бек оказывается в невыгодном положении из-за ошибки игроков передней линии.

В подтверждение своих слов Куинн просит Боба Саттона озвучить статистику. «В НФЛ только 1% розыгрышей, которые начинаются с 20-ярдов до энд-зоун, заканчивается набором очков без штрафных ярдов для защищающейся команды», — говорит Саттон. Практически все игроки, умолкнув, застывают с выражением удивления и озадаченности на лицах.

17.15 Занятие лайнбекеров

«Я не очень доволен, поэтому сейчас буду много ругаться», — шутит Ульбрич, тренер лайнбекеров. Он отыграл девять сезонов за «Фотинайнерс», а в 2010 году вошел в тренерский штаб «Сиэтла». В «Атланту» он приехал вместе с Куинном, когда тот в 2015 году занял пост главного тренера «Фэлконс».

«Сегодня я наблюдал много ситуаций, когда вы сначала смотрели, а потом бежали, – объясняет Ульбрич свою шутку. – Так не пойдет – вы должны соображать на бегу». После этого Ульбрич произносит эмоциональную и довольно жесткую речь, призывая игроков отдавать на тренировках все силы. Он заканчивает свой спич фразой: «Для многих из вас завтрашняя тренировка будет последней в жизни. Второго шанса не будет». Он умолкает и в помещении воцаряется гнетущая тишина.

Затем Ульбрих включает видеозапись тренировки и в течение следующих тридцати минут игроки получают возможность поучаствовать в мастер-классе. Он подмечает, к примеру, что в персональном прикрытии лайнбекер может рассчитывать на помощь своего фри-сэйфти, но не должен занимать такую позицию на поле, которая ставит его в зависимость от этой помощи – потому что в начале розыгрыша фри-сэйфти инстинктивно будет читать перемещения ресиверов и тайт-эндов, а не бегущих.

Еще одна важная ремарка: если игроки линии защиты играют забегание или «крест», лайнбекеры не должны забегать в назначенные им проходы, чтобы не помешать своим линейным – им следует занять позицию напротив прохода и контролировать ход розыгрыша.

Затем один из игроков спрашивает, должен ли лайнбекер в прикрытии перемещаться шаг-в-шаг с раннинбеком или делать «зеркальные» шаги. В чем разница, спросите вы, и будете правы – разницы нет. «Мы говорим об одном и том же, но разными словами, – отмечает Ульбрич. – А должны говорить на одном языке, чтобы подобного недопонимания не возникло в игре».

Группа из четырех лайнбекеров сегодня изучает схему прикрытия, которая строится, исходя из положения тайт-энда. «Не фуллбека, а тайт-энда, – Ульбрич поднимает палец вверх. – Потому что тайт-энд представляет гораздо большую угрозу на приеме мяча, чем бегущие».

На часах 17.58. Через две минуты, вместе с этим занятием, закончится второй день мини-кэмпа. «Прочитайте сегодня вечером свои записи, – наставляет Ульбрич. – А потом соберитесь вместе и поделитесь своим видением материала».

Продолжение следует

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.