У Мэттью Слейтера есть резюме уровня члена Зала славы. Он семь раз выбирался в Пробоул – столько же раз, сколько и Аарон Роджерс с Адрианом Питерсоном, и даже больше, чем Трой Эйкмен и Рэнди Мосс. Он четыре раза попадал в первую сборную Олл-Про – его суперзвёздный одноклубник Том Брэди сумел это сделать лишь трижды. И он до сих пор практически незаметен: он не набирает внушительную статистику, редко выдаёт розыгрыши, разлетающиеся на хайлайты, и вы не найдёте ни одного человека, носящего джерси с фамилией этого игрока, кроме него самого. Слейтер относится к современным “Патриотам” примерно так же, как Форрест Гамп к поворотным событиям 1960-х годов: посмотрите внимательно на каждую предыгровую встречу капитанов команд, на каждый розыгрыш с падением на колено, завершающий победный матч, на каждую церемонию вручения трофея – и вы его найдёте.

Слейтер стал полумифической фигурой среди болельщиков “Нью-Ингленда”. Он олицетворяет собой “Путь Патриотов”, будучи тихим и скромным, делая свою работу и ставя интересы команды выше своих собственных. Он считается сердцем династии, лидером на поле и вне его и примером для новых игроков, которые пытаются закрепиться в самой успешной франшизе современного  спорта. Он стал знаменитым благодаря тому, что совсем не хотел известности.

Совсем недавно Слейтера хвалили ещё и за победу в очень важных койн-тоссах, когда он угадал нужную сторону монетки в финале АФК. “Пэтриотс” получили мяч и выдали 75-ярдовый драйв, закончившийся тачдауном и победой над “Канзас-Сити”. Два года назад, в Супербоуле 51, Слейтер также выиграл койн-тосс перед овертаймом, что, в том числе, позволило “Нью Ингленду” одержать победу 34-28 над “Атлантой Фэлконс”. Его секрет побед в подбросе монеток прост: всегда выбирай переднюю сторону (на российских монетах эта сторона называется “орлом”). Когда ты с “Патриотами”, тактика “всегда выбирай переднюю сторону” может быть расценена, как работа гения.

Слейтер – икона “Пэтс”, он известен среди фанатов за победы в койн-тоссах, за мотивирование одноклубников и за филантропию (он обладатель награды имени Барта Старра). Но очень трудно найти объяснение, почему он считается одним из лучших игроков спецкоманд НФЛ. Итак, что именно Слейтер делает, как игрок? И, что ещё более важно: хорош ли он в этом?

Слейтер числится в ростере “Нью-Ингленда”, как уайд-ресивер, но это всего лишь формальность. За 11 лет карьеры в лиге, у него всего один приём – на 46 ярдов в матче-открытии сезона-2011 с “Долфинс” (“Когда Слейтер появляется на поле, вам лучше отойти поглубже” – сказал тогда ещё комментатор ESPN Джон Груден, дав неаккуратный совет по тому, как сдерживать игрока, который никогда до и после этого не набирал ярды на приёме). Есть все основания подозревать, что Слейтер – единственный ресивер в истории лиги с одинаковым количеством приёмов в Пробоулах и в регулярных сезонах.

Согласно Pro Football Focus, Слейтер ни разу не бежал маршрут при пасовой комбинации с 2016 года. Он сыграл 19 снэпов в нападении в сезоне-2018, правда 17 из них Слейтер провёл в победной формации (когда команда нападения имеет возможность победить, просто вставая на колено в конце матча, чем она и пользуется). Для сравнения: дисквалифицированный ресивер Джош Гордон сыграл в этом сезоне в трёх защитных снэпах, а его “коллега” Слейтер провёл меньше снэпов в нападении, которые не заканчивались касанием коленом квотербека земли. Слейтер никогда не принимал участие в более, чем 100 атакующих розыгрышах ни в одном из своих 11 сезонов в лиге, но сыграл 109 снэпов как сейфти в 2011 году, когда с “Нью-Инглендом” случилась эпидемия травм в линии секондари.

Профилем работы Слейтера всегда были спецкоманды. В какой-то мере, такого развития можно было ожидать: когда Слейтер играл в Университете Калифорнии Лос-Анджелеса, он выступал на позициях сейфти и ресивера, но ни на одной из них не был достаточно хорош. Он закончил свою карьеру в колледже с нулём приёмов и всего лишь парой снэпов в защите. Зато на втором курсе он принял обязанности штатного кик-ретёрнера “Брюинс” и вернул три кикоффа в тачдаун, попав в студенческую символическую сборную, как специалист по возвратам. После результата в 4,4 секунды в забеге на 40 ярдов перед драфтом-2008, Слейтер, (который оказался сыном легенды “Рэмс” Джеки Слейтера) как казалось, получил шанс на закрепление в лиге в роли ретёрнера и “Пэтриотс” выбрали его в пятом раунде. Но когда “Пэтс” начали использовать Слейтера в этом качестве, затея провалилась – он ни разу за два сезона не сумел вернуть начальный удар дальше, чем на 35 ярдов и не мог показать себя лучше конкурентов вроде бегущего Лоуренса Мароуни или корнербека Эллиса Хоббса, у которых, к тому же были и куда более значимые роли вне спецкоманд. И тогда Слейтер обнаружил своё истинное призвание: играть в спецкомандах, но не в роли центрального игрока, а лишь в качестве шестерёнки большой машины. Он начал использоваться, как блокирующий при возвратах, а при пробитии пантов играть ганнером – игроком, который выстраивается вне пант-формации и первым устремляется вглубь поля, чтобы остановить потенциальный возврат.

Вот розыгрыш из сезона-2013, в котором Слейтер показывает, как хорош он может быть в качестве ганнера. На воспрепятствование его проникновению внутрь поля были назначены сразу два игрока “Рейвенс”, но Слейтер легко обогнал их обоих и обнял ретёрнера соперника Джакоби Джонса на 10-ярдовой отметке. Мяч после панта пролетел 59 ярдов и Слейтер за это время умудрился пробежать 57, дав Джонсу лишь два ярда форы.

А вот ещё одна крутая работа Слейтера – на этот раз в Супербоуле против “Атланты”. Возвращающий “Фэлконс” Эрик Уимс располагал внушительным количеством блокировщиков, особенно с левой стороны, но Слейтер пулей прибежал в даунфилд, не обращая на них внимания. Он встретил Уимса на 15-ярдовой линии и вынудил свернуть направо, где с блоком было туговато. Фактически это можно назвать мистэклом, но работа спецкоманд далека от индивидуализма. Слейтер не заработал никакой статистики, но при этом смог самостоятельно свести на нет потенциальный возврат.

Слейтер – далеко не первый игрок спецкоманд, чьи усилия отмечаются – НФЛ даёт спешлтимерам места в Пробоуле уже более, чем 40 лет. Но даже в сравнении с другими великими игроками этого юнита карьера Слейтера стоит особняком. Роли в специальных командах всегда резервировались для бэкапов и новичков из поздних раундов из-за невысоких требований (Быстро бегаешь, мощно бьёшь? Годен!) и из-за относительно высокого риска получения травм. В большинстве франшиз в спецкомандах выходят молодые игроки, которые стремятся продемонстрировать свою ценность, чтобы сохранить своё место в команде в основной роли – например, ресивера или ди-бека. Лидер лиги в сезоне-2017 по тэклам в спецкомандах, Ник Джубнар из “Чарджерс”, выпустился в 2015 году из “Кэл Поли” и на драфте свою фамилию не услышал, что вынудило его цепляться за шанс обрести место в ростере, выполняя черновую работу. Иногда такой путь срабатывает: возьмите, например, Адалиуса Томаса, выбора шестого раунда на драфте-2000, который попал в Пробоул в 2003 году, как игрок спецкоманд, а потом отобрался туда через три года, но уже в качестве лайнбекера (это, кстати, сподвигло “Пэтриотс” дать Томасу один из редких действительно плохих контрактов в современную эпоху клуба). В сезоне-2017 новичок “Кардиналс” Будда Бейкер занял в списке место игрока, приглашённого на Пробоул ту же позицию, что и Слейтер (игрок спецокманд), но в конференции НФК; в этом сезоне Бейкер стал основным сейфти “Аризоны”.

А когда игроки становятся известными благодаря успешной игре в спецокмандах – настолько, насколько вообще можно стать известными в этой роли – они всё равно при этом не ограничиваются игрой лишь в одном юните. В этом сезоне оба спешлтимера, попавших в Пробоул, Адриан Филлипс из “Чарджерс” и Кори Литтлтон из “Рэмс”, были (а Литтлтон и до сих пор является) основными игроками своих внушающих уважение защит. Возможно, самый известный игрок спецкоманд в истории, Дэвид Тайри, получил достаточно снэпов в качестве ресивера, чтобы сделать один из самых известных приёмов всех времён – “хелмет-кэтч” в Супербоуле 42. Джастин Бетель, который попал в три Пробоула, как игрок спецкоманд “Кардиналс”, также получал немалую нагрузку, как корнербек, сумев вернуть перехваты в тачдаун три сезона подряд: с 2015 по 2017.

Но для Слейтера всё по-другому. Он уже совсем не мальчик; ему 33 года. И он даже не надеется получить роль, большую, чем есть у него сейчас; его, наоборот, постепенно отстраняли от каких-либо обязанностей, не связанных со спецкомандами в течение его десятилетней карьеры. Он даже не единственный ветеран этого юнита в “Нью-Ингленде”: 30-летний Нейт Эбнер тоже номинально сейфти, а в реальности спешлтимер. Эбнер, который играл в регби на Олимпийских играх 2016 года, а в следующем стал лидером по тэклам в спецкомандах, сыграл в этом году 329 снэпов в спецкомандах и лишь один в защите. Это что-то именно в духе “Патриотов”. В первой декаде династии “Нью-Ингленда” у “Пэтс” был лайнбекер Ларри Иззо, который ни разу не вышел в старте в защите, зато установил неофициальный рекорд лиги по тэклам в спецкомандах за карьеру (298 за 14 сезонов).

Иззо попал в три Пробоула в качестве игрока спецкоманд – дважды от “Пэтриотс” и ещё один раз от “Долфинс” — а также  выиграл три Супербоула и восемь раз выбирался капитаном спецкоманд “Пэтс”. И, благодаря паре приёмов на фейк-пантах, у Иззо больше кэтчей в карьере, чем у “ресивера” Слейтера.

Развитие в “Пэтриотс” карьер звёзд спецкоманд это в духе Билла Беличика примерно также, как и его нестиранные толстовки-худи. Беличик – ведущий энтузиаст Америки в области спецкоманд, наточивший свои зубы, как тренер этого юнита в 1970-х и 80-х. Специальные команды – это единственное, о чём он искренне любит говорить. Если журналист попробует спросить его об игре Брэди, Беличик нахмурится и попытается стереть вопрошающего в порошок своим взглядом. Если же репортёр спросил о пантах…ну, сколько у вас времени? В прошлом году Беличик продлил пресс-конференцию на шесть минут позже оговоренного времени окончания просто потому, что последний вопрос был именно о пантах (Фактическая цитата: “Очень здорово сидеть здесь во вторник и говорить обо всех этих пантах”). В октябре он выдал монолог на 1200 слов, отвечая на вопрос о прикрытии пантов, использующемся в “Баффало Биллс”.

Ни у кого не получится переоценить знания Беличика о спецкомандах. В конце-концов, мы очень редко можем увидеть хорошую работу игроков этого юнита – вот пробили пант, и камера сразу переключается на ретёрнера, готовящегося поймать мяч и попытаться осуществить возврат, а работа ганнеров вроде Слейтера, остаётся вне экрана – да даже если бы не оставалась, мы бы едва ли смогли определить, кто всё сделал правильно, а кто нет. Брэди трижды попадал в первую команду Олл-Про потому, что журналисты каждый год садились и заново оценивали, кто хорош в качестве квотербека, а кто – не очень, и часто ответы разнились. Слейтер четыре раза становился Олл-Про потому, что “слушайте, чуваки, ну Беличик говорит, что парень вроде как очень хорош, а кто мы такие, чтобы с ним не соглашаться?”

Впрочем, статистика этого сезона поддерживает Беличика. Из 217 игроков спецкоманд, которые провели как минимум 50% снэпов этого юнита в сезоне, у Слейтера, согласно PFF, наивысшая оценка. Но в другие моменты его карьеры награды Слейтера были добыты почти полностью благодаря его репутации.

В 2016 году PFF приписал Слейтеру четыре выполненных тэкла и семь пропущенных в регулярном сезоне и в плей-офф. Вот одна из таких ошибок: вопиющий пролёт в финале конференции АФК-2017 мимо ретёрнера “Питтсбурга” Сэмми Коатса, позволивший тому набрать дополнительные 10 ярдов.

Вы можете заметить, что это чудо, что Слейтер вообще оказался в позиции для тэкла, когда он качнулся и пролез между тремя блокировщиками “Питтсбурга”, а также преодолел 40 ярдов, чтобы оказаться именно там, куда направлялся Коатс. Но он не смог повалить игрока “Питтсбурга”, вместо этого отправив того в правую сторону и позволив получить ещё ярды.

Ошибки Слейтера не навредили его репутации. В то время, как Эбнер лидировал в лиге по тэклам в спецкомандах (и не сделал ни одного мистэкла за сезон) в сезоне-2016, именно Слейтер попал в Пробоул и был выбран в Олл-Про (хотя PFF считала оценку Эбнера в 2016 и 2017 годах большей, чем у Слейтера). Слейтер получил несколько травм в сезоне-2017 и пропустил в результате этого семь игр. И даже когда он вернулся, у команды уже были корнербеки Джонсон Бадемоси и Джонатан Джонс в качестве ганнеров при пробитии пантов. Несмотря на то, что Слейтер сел в запас на той позиции, на которой его вклад до этого был наибольшим, он всё равно был выбран в седьмой Пробоул подряд.

Сейчас, когда Бадемоси ушёл в “Тексанс”, Слейтер восстановил свои позиции основного ганнера “Нью-Ингленда”, сыграв на 344 кикоффах и пантах, пробитых или принятых “Патриотами”. И всё же, хотя его оценка PFF выше всяких похвал, игрой спецкоманд “Пэтриотс” в этом сезоне едва ли стоит хвастаться. “Пэтс”-2018 были худшей командой лиги по прикрытию кикоффов, бесславно став единственным клубом, позволившим соперникам получать стартовую позицию, в среднем превышающую 27 ярдов.

В этом и заключается оксюморон понятия “звезда спецкоманд”. Характер этого юнита настолько ориентирован на групповую работу, что трудно вычленить индивидуальный вклад. Мистэкл Слейтера в Супербоуле 51 был примером великолепной игры. Когда он ощутил трудности в 2016 и потерял значительное количество игрового времени в 2017 годах, спецкоманды “Патриотов” преуспели, заняв 8 и 3 места соответственно в рейтинге DVOA. В этом году, когда PFF заявил, что Слейтер был лучшим спешлтимером в лиге, игра спецкоманд “Нью-Ингленда” упала до 16 места. Забавно, что эксперты считают его лучшим сезоном тот, в котором он пропустил Пробоул впервые с 2010 года.

Вполне верится, что большинство вещей, которые мы знаем о Слейтере – правда. Он труженик, потрясающий товарищ по команде и деятельный член общества. На протяжении большей части своей карьеры в НФЛ он также был великолепным игроком спецкоманд. Казалось, что Слейтер сдаст, когда ему исполнится 30 – учитывая, что он выполняет работу 23-летних – но в свои 33 года он по прежнему сиял. Слейтер может выпустить книгу о том, как игроку спецкоманд сохранить свою производительность до внушительного возраста, но этого, вероятно, не произойдёт. Он, как и Форрест Гамп, просто продолжает бежать.

Перед Супербоулом 53 не стоит вопроса, о том, хорош ли Слейтер в выполнении поставленных перед ним задач. Он взял на себя ответственность за выполнение самой тяжелой и мрачной работы на поле. Большинству из нас лень даже смотреть на то, как он играет. Мы связываем его с успехами Брэди, Беличика и этих “Патриотов”, и – будучи неуверенными о том, какую роль в этих успехах играет Слейтер – также хвалим на всякий случай и его.  И, поскольку Слейтер получил кучу похвал, он стал ярким примером того, как стать “Патриотом”.

Даже если он будет промахиваться и промахиваться мимо соперников в Супербоуле, Слейтер уже сделал свою работу. Он убедил группу перспективных, но никому не известных игроков “Нью-Ингленда” в том, что они могут достичь славы, делая бесславную работу.

Читайте также: Роберт Крафт и «Нью-Ингленд»: 25 лет от болельщика до владельца и от лузеров до команды-династии

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.