Раннинбек «Стилерс» Левеон Белл так и не подписал долгосрочное соглашение с клубом до наступления дедлайна. Это означает, что второй год подряд Белл будет играть под франчайз-тегом. Получается, что в следующем году Белл заработает 14,5 миллионов долларов – больше, чем любой другой бегущий лиги.

По информации Иэна Рапопорта, Беллу предлагали контракт на пять лет и 70 миллионов при 33 миллионах гарантии. Гарантированная сумма была распределена между первыми двумя годами, так что в каком-то смысле «Стилерс» готовы были платить Беллу деньги уровня франчайз-тега два года и оставить его в команде еще на три года после этого.

Позднее стало известно, что по-настоящему гарантированными для Белла в контракте со «Стилерс» были лишь 10 миллионов бонуса при подписании, а остальные 33 миллиона были лишь частично гарантированы и достались бы Беллу после определенной даты. Короче говоря, в «Питтсбурге», скорее всего, в любом случае предполагали, что оставят Белла в клубе на франчайз-теге (или эквивалентном ему сумме) еще на два года, а потом будут решать по ситуации.

В предыдущих материалах мы уже обсуждали тему того, что Белл был очень полезным игроком во время своих выступлений за «Стилерс» и принес клубу на 5 побед выше, чем это бы сделал средний игрок согласно модели. Но нельзя не учитывать то, что любой вынос бегущим заведомо считается убыточным согласно расчету по модели ожидаемой результативности (иными словами, любая команда снижает свои шансы набрать очки после каждого выносного розыгрыша).

where do youu think I should rank in the top 100? 👀

A post shared by LeVeon Bell (@leveonbell) on

И Белл не стал исключением в этом правила. Последние четыре года он не смог сломать систему и набирал негативный Показатель ожидаемой результативности (далее – ОР), причем с каждым следующим сезоном цифры были все более удручающими. Разумеется, выносы иногда приносят командам несколько пунктов в шкале вероятности победы. Тем не менее, мы выяснили, что показатели успешности выносных комбинаций гораздо лучше соотносятся с результатами игры линии нападения – ярды за попытку выноса и ОР на выносе гораздо сильнее зависят от успешности действий линейных, а не бегущего. Это тенденция объясняет, как в 2015-м без Белла Дианджело Уильямс набрал 900 ярдов по земле, набирая 4,5 ярда в среднем за попытку.

Но нужно помнить, что Белла можно использовать не только на выносе, ведь он представляет собой нечто, что в НФЛ называют «элитным орудием» в нападении. Если простыми словами – Белл якобы приносит много пользы в пасовых ситуациях. Мы захотели проверить этот тезис и посмотрели на то, как «Стилерс» играют с и без Белла на поле.

Без Белла, но с Беном Ротлисбергером и Антонио Брауном на поле «Стилерс» занимают четвертое место в лиге по ОР на пасе и первое место по ярдам за розыгрыш. С Беллом «Стилерс» становятся третьей командой в лиге по ОР на пасе и третьей по ярдам за розыгрыш (другими словам, «Питтсбург» без Белла за попытку паса проходит чуть более расстояние, чем когда он присутствует на поле).

Если добавить в формулу еще и выносные розыгрыши, то «Стилерс» опустятся с первого места по ОР за розыгрыш на третье без Белла. Присутствие Белла на поле дает «Питтсбургу» небольшое преимущество, но не настолько серьезное, чтобы называть его вклад в игру незаменимым. Миф о незаменимости Белла можно развеять еще и с помощью данных по добытым победам в сравнении со средним игроком – Ротлисбергер принес клубу с 2013 года 18 побед, а Браун наловил на 9 побед (Белл, напомним, принес клубу лишь 5 побед).

Белл однозначно был очень ценен в пасовой игре, но так ли заметны раннинбеки в пасовой игре в принципе? С 2014 года ни один бегущий статистически не подобрался даже к одной третьей пользы, извлекаемой после паса на принимающего или тайт-энда. Даже когда раннинбек встает в слот, попытка паса в его стороны генерирует меньше половины пользы, нежели когда со слота бежит ресивер или тайт-энд.

Белл пытался сражаться с этим трендом в последние годы, но не добился особого успеха. С 2014 года он занимает пятое место по ОР на пасе среди раннинбеков (минимум 100 попыток паса в сторону игрока), но при этом в прошлом году занял 23-е место и 39 среди бегущих, в сторону которых летело больше 35 пасов за сезон. Стоит также отметить, что мяч в сторону Белла летит в среднем на расстояние 0,42 ярда от линии схватки, а с такой позиции сложновато сгенерировать много пользы. Дэвид Джонсон, к примеру, в среднем пытался поймать мяч, находясь на расстоянии 4,6 ярда от линии схватки, а Алвин Камара в прошлом сезоне был в 2,4 ярдах от линии схватки, когда мяч летел в его сторону.

Когда Белл вставал в слот, то мяч редко отправлялся именно к нему – лишь 45 раз. С 2014 года среди всех бегущих и принимающих, которые имеют на счету как минимум 30 попыток паса в свою сторону, Белл занимает 70-е место из 139 по ОР и 134-е по ярдам на попытку паса с позиции слота. В составе «Питтсбурга» играет парень, который является лидером лиги по обоим показателям – Джуджу Смит-Шустер. К слову, в следующем году он заработает меньше миллиона долларов.

Проблема Белла в том, чего он исправить не в состоянии – он является бегущим, который получает мяч в семи ярдах до линии схватки. Один этот факт бьет не только по его ценности, но и по его телу и физическому состоянию.

Маловероятно, что Белл внезапно решит переквалифицироваться в полноценные слот-ресиверы. Но тот же Джарвис Лэндри в это межсезонье сильно разбогател, хотя имеет лишь 7,53 ярда на попытку паса с 2014 года. Белл набирает за попытку паса в среднем 7,13 ярда, хотя в момент паса находится на 6,1 ярда ближе к линии схватки, чем Лэндри. Так что можно даже поспорить, что Белл делает больше, чем Лэндри и демонстрирует сопоставимую продуктивность, находясь в заведомо менее выгодных условиях.

Но самое понятие «делать больше для команды» в случае с Беллом связано в первую очередь с выносом мяча. А это делает его менее ценным активом в долгосрочной перспективе.

Читайте также: Белл не получил долгосрочный контракт от «Питтсбурга». Это логично и выгодно для всех

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ProFootballFocus