Определяющий навык Левеона Белла как раннинбека — умение ждать. Сейчас это его определяющий навык в переговорах с «Питтсбургом». Бегущему не удалось согласовать условия долгосрочного контракта с клубом, и сезон-2018 он проведёт под франчайз-тегом, на сей раз составляющим $14.5 миллиона. Если верить агенту Белла, это последний сезон футболиста в чёрно-жёлтой форме.

Цитата агента Левеона Белла Адисы Бакари: «Он хотел завершить карьеру будучи игроком „Стилерс“. Но поскольку контракт не был заключён, то вероятно, это будет последний сезон Левеона в команде. Стало очевидно, что „Стилерс“ смотрят на позицию, а не на игрока».

«Питтсбург» вёл переговоры с Беллом два полноценных года, но так и не нашёл возможности для подписания контракта. Ни одна сторона не шла на компромисс и правильно делала.

С тех пор, как «Питтсбург» выбрал Белла во втором раунде драфта-2013, он вырос в мастеровитого игрока, сочетающего сверхъестественное умение выжидать с элитным навыком уходить от оппонента и резать угол. Он может носить мяч через проходы и по периметру, ловить в бекфилде и помогать в блоке паса — подобная универсальность позволила ему стать самым динамичным игроком в НФЛ на скилл-позиции и прототипом раннинбека, играющего все три попытки. За 62 игры в карьере Белл набрал 7996 ярдов от линии схватки — больше, чем любой другой футболист в истории лиги за тот же отрезок времени.

Любой, кто так бойко начинает карьеру, должен просить о прибавке, но в современной НФЛ раннинбеки практически лишены возможности получить то, что заслуживают. Вот суровая правда, которую поняли в лиге за минувшее десятилетие: выходящие на рынок свободных агентов раннинбеки — это отработанный материал, их лучшие годы остались позади, и гораздо выгоднее взять молодого игрока. Этот тренд отражён в том, как клубы тратят деньги. Самая высокая средняя зарплата у принимающего (Антонио Браун, $17 миллионов) более, чем в два раза превышает самую высокую среднюю зарплату у раннинбека (Девонтей Фримен, $8.25 миллиона).

«По рынку раннинбеков был нанесён удар, а я не из тех, кто позволяет себя бить. Мы делаем всё: блокируем, бегаем, ловим мяч. Нас не ценят. Я готов на своём примере доказать, что нашу позицию стоит ценить гораздо выше», — говорил Белл в июле 2017-го.

Будучи лучшим раннинбеком в НФЛ, Белл пока за карьеру заработал всего $16 миллионов. Он не хочет быть первым парнем очень маленькой деревни, он хочет получать деньги за всё, что делает на поле благодаря подтягиванию уровня оплаты раннинбеков к уровню оплаты других позиций. Как он сам читал в своей рэп-композиции в июле 2016-го (Да, у него ещё и музыкальная карьера наклёвывается): «Мне надо 15 в год и я знаю, что они это знают».

Для «Питтсбурга» $14.5 миллиона в год — это сумма, которую просил сам Белл (так как она совпадает с суммой за франчайз-тег), немного не дотягивающая до вожделенных $15 миллионов — это астрономическое число, особенно учитывая, сколько ударов Белл принял за последние пять сезонов. С тех пор, как Белл попал в лигу, он лучший по числу ярдов от линии схватки, но он также второй по числу касаний мяча — 1541, это на 30 касаний меньше, чем у Лешона Маккоя, но Белл сыграл на 13 матчей меньше. Он пятый по числу касаний мяча за первые 62 игры в карьере за всю историю лиги и уступает по этому показателю только Ладейниану Томлинсону, Эджеррину Джеймсу, Рики Уильямсу и Эрику Дикерсону — все они играли в совершенно иную футбольную эпоху, когда постоянное использование раннинбеков было нормой.

Ближайшим по числу касаний мяча раннинбеком, начавшим карьеру после 2010 года, является Демарко Мюррей. В прошлую пятницу он объявил о завершении карьеры, всего три года спустя после того, как был признан лучшим игроком чемпионата в нападении. Пример Мюррея стал лишним напоминанием о том, что не стоит платить большие деньги раннинбекам. За предыдущие пять лет «Стилерс» гоняли Белла так, как будто он живёт в другой эпохе, и на данный момент они уже выжали всё самое лучшее из того, что бегущий может дать.

В прошлом году на уровне Белла играли два новичка из третьего раунда Алвин Камара и Карим Хант, но они обошлись командам в миллион долларов суммарно. Если «Сталевары» полагают, что они хотя бы частично могут восполнить продуктивность Белла посредством выбора на драфте, то совершенно глупо было бы платить $15 миллионов ежегодно раннинбеку, даже такому хорошему, как Белл.

where do youu think I should rank in the top 100? 👀

Публикация от LeVeon Bell (@leveonbell)

В «Питтсбурге» понимают, что вкладывать деньги нужно в будущее, а не в былые заслуги. Клуб стоит на своём, а у Белла не так уж много пространства для манёвра. Ходили разговоры, что Белл может бойкотировать первую половину сезона, чтобы выйти здоровым на рынок свободных агентов в 2019 году, но мы такие пляски уже видели. В прошлом году Белл бойкотировал тренировочный лагерь, но вернулся к первой неделе регулярки. Зачастую пропуск тренировочного лагеря — это способ избежать нагрузок и тяжёлой рутины, а не дипломатическое средство. Настоящей стратегией Белла должны стать смирение и копирование стиля Кирка Казинса: принимай горькие пилюли франчайз-тегов вместо иллюзии безопасности от «долгосрочных» контрактов.

Дело в том, что долгосрочные контракты не обеспечивают безопасность на долгий срок. Когда игрок подписывает пятилетний контракт на $40 миллионов, из которых $14 миллионов гарантированы, как это сделал лайнбекер «Иглс» Найджел Брэдхем, то речь идёт лишь о 14-миллионном контракте. Клубы, игроки и агенты публично будут говорить о потенциальной стоимости соглашения, но значение имеют только гарантированные деньги, которые по большей части выплачиваются за первую половину срока контракта. Как только выплачены гарантированные деньги, клубы могут отчислять игроков, и случится это задолго до того, как будут достигнуты потенциальные суммы, прописанные в бумажках. Это произошло с Мюрреем, Дезом Брайантом, Адрианом Питерсоном и многими другими.

Долгосрочные контракты выгодны клубам и представляют риск для игроков. Некоторые суперзвёзды, как Казинс, корнербек «НЙ Джетс» Трумейн Джонсон, а теперь и Белл предпочитают обходиться франчайз-тегами. Франчайз-теги позволяют клубам подписать игрока всего на год, зато с значительной прибавкой (средняя сумма из топ-5 на позиции игрока или же 120% от прошлого контракта, смотря, что выше). Белл должен выйти на рынке свободных агентов в самом расцвете сил в 27 лет — это будет его единственный шанс на огромный контракт, и он будет первым раннинбеком, сыгравшим в рулетку франчайз-тегов.

«Питтсбург» действует рационально и не вкладывается в Белла, памятуя об ошибках других клубов. Белл делает ставку на самого себя, не соглашаясь на понижение в зарплате ради долгосрочных отношений, которые не будут долгосрочными. На горизонте можно разглядеть аналогичные переговоры с Тоддом Гёрли, Иезекилем Эллиотом и Леонардом Фурнетом. Стратегия Белла может указать верный в финансовом отношении путь для каждого из них.

Материал по теме: Белл так и не договорился со «Стилерс». Что это означает

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: The Ringer