Сегодня Урбан Майер — это всё тот же тренер, что столько лет бороздил бровку в университете Флориды. Это главный тренер, готовый ради побед и чемпионских титулов закрывать глаза на неадекватное поведение своих игроков и ассистентов.

Но кое-что изменилось. Смотреть сквозь пальцы на домашнее насилие, сексуальные домогательства и унижение женщин перестало быть нормой. Больше в студенческом футболе нет неприкасаемых. Всё изменилось после скандалов с Артом Брайлсом и «Бэйлором», после того, что на протяжении десятилетий происходило с гимнастками в университете Мичиган Стэйт и того, что происходит в «Огайо Стэйт» сейчас.

В среду 54-летнего Майера отправили в оплачиваемый административный отпуск на фоне внутреннего расследования. В июле из «Огайо Стэйт» был уволен ассистент главного тренера Зак Смит, обвинённый в домашнем насилии против своей уже бывшей жены Кортни Смит. По словам жертвы насилия, близкие к главному тренеру люди знали о том, что происходило в её доме.

Ещё десять лет назад всё это не имело бы значения. Десять лет назад Урбан Майер строил чемпионскую команду во Флориде и зарабатывал репутацию классного тренера, несмотря на то, что он брал на борт весьма сомнительных по части поведения личностей. Тогда всем было всё равно. Все во Флориде наслаждались футболом, и хотя число арестов продолжало расти, ни один функционер не задавал Майеру вопросы о том, как тот руководит игроками.

Сейчас можно даже сказать, что Тим Тибоу позволил Майеру прикрыть уродство, поселившееся в университете Флориды тогда и живущее по сей день. Положительный образ Тибоу заслонил нарастающую проблему — никем не контролируемую раздевалку.

За шесть лет работы Майера во «Флориде» был арестован 31 игрок, из них минимум десяти были предъявлены уголовные обвинения от домашнего насилия до ограбления. Вынесенные наказания разнились от случая к случаю, но мы можем назвать их не соответствующими содеянному. Лучший пример — звёздный раннинбек Крис Рэйни, получивший в 2010 году всего лишь четырёхматчевую дисквалификацию за то, что он преследовал свою девушку и написал ей смс: «Пора сдохнуть, сука».

Кого ещё можно вспомнить индивидуально? Тогдашнего выпускника-ассистента Зака Смита, арестованного в 2009 году за то, что он толкнул беременную жену. На прошлой неделе Майер рассказывал, что он с женой Шелли пытались помочь Смиту с супругой и проводили сеанс семейной психотерапии. Майер публично опроверг информацию о том, будто бы он знал, что в 2015 году в отношении Смита велось расследовании о случае домашнего насилия. Кортни Смит, бывшая жена Зака, заявила, что он рассказывала Шелли об обоих случаях.

Рассказ Майера о помощи и сеансе психотерапии похож на то, что он говорил в отношении своего бывшего игрока Аарона Эрнандеса, покончившего жизнь самоубийством в 2017 году в камере для пожизненно заключённых, куда он попал за убийство. Майер как-то припоминал, что приводил Эрнандеса домой, чтобы изучать Библию. Вместе с Шелли они якобы убеждали Эрнандеса перестать общаться с друзьями детства из Коннектикута.

«Я был очень обеспокоен. Каждый раз, когда он отправлялся домой, я говорил игрокам — следите за ним, когда он вернётся. И я навещал его. Он был частым гостем в нашей семье», — рассказывал Майер в 2014 году.

Пока в последние несколько лет общественное восприятие таких инцидентов не изменилось, тренерам всё сходило с рук, они представлялись этакими спасителями и отцами-наставниками, дарившими заблудшим душам второй шанс в жизни. Комплекс Бога характерен не только для Майера, но для всего тренерского цеха.

Мало-помалу понимание того, что Майер дозволял делать во «Флориде», стало приходить лишь после того, как он покинул университет. В 2014 году он в интервью публично признал, что совершал ошибки. «Если сейчас оглянуться назад, то главное, в чём я ошибся — это то, что я дал второй шанс многим молодым людям, когда это не стоило делать. Но речь всегда шла о чьём-то сыне. В душе я понимал, что мы делаем благое дело. Ошибались ли мы? Да, ошибались», — сказал тренер.

Возможно, Майер действительно научился на собственных ошибках по части управления игроками. За время его работы в «Огайо Стэйт» количество игроков, имевших проблемы с законом, можно пересчитать по пальцам одной руки. Самый известный пример — раннинбек Карлос Хайд, дисквалифицированный в 2013 году на три матча за нападение на женщину.

Но в отношении собственного штаба Майер повёл себя иначе. Он привёл в команду Смита, хотя знал, что того обвиняли в причинении насилия беременной жене. Он привёл в команду бывшего тренера «Индианы» Кевина Уилсона, подавшего в отставку после обвинений в превышении полномочий в отношении своих игроков. Он продолжал поддерживать Грега Шиано, когда выяснилось, что Шиано знал о домогательствах Джерри Сандаски к несовершеннолетним в «Пенн Стэйт».

Руководителей «Огайо Стэйт» вообще заботили эти назначения? А прошлое Майера во «Флориде»?

Всё это время судьба Майера находилась в руках руководства университета. Но пока Кортни Смит не заговорила, никто и ухом не вёл. Она предоставила не только фотографии, но и сохранённые сообщения, которые доказывают, что как минимум Шелли Майер знала о том, что произошло в доме Смитов в 2015 году. Хотя Урбан Майер публично открещивается от того, что он что-либо знал.

И вот только теперь мир студенческого футбола притормозил и прислушался.

Пока никакого решения о будущем Майера в университете не было принято, но руководство наконец-то прислушалось.

И сам Майер вынужден прислушаться. Его флоридское прошлое вернулось к нему самым неожиданным образом, и всё благодаря решению дать второй шанс Заку Смиту, принятому десять лет назад.

За эти 10 лет мир сильно изменился. И, похоже, Майер за ним не успел.

Материал по теме: Семейный подряд. Ник Боса станет лидером «Огайо Стэйт» перед выходом на драфт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ESPN