На прошедшем в апреле драфте «Питтсбург» в третьем раунде выбрал квотербека Мейсона Рудольфа. Выпускник университета Оклахома Стэйт не входил в элиту молодых квотербеков, но учитывая живой интерес клубов к позиции разыгрывающего, в некоторых мок-драфтах уходил и в первом раунде.

Третий раунд – это не прямая угроза стартовому квотербеку. Скажем, выбор Бейкера Мейфилда под общим первым номером дал понять текущему стартовому квотербеку «Кливленда» Тайроду Тэйлору: «Пара ошибок – и тебя заменят». Счетчик включился и для Джо Флакко, хотя в идеальном мире выбранный под последним номером в первом раунде Ламар Джексон должен просидеть на скамейке весь год.

Квотербеки, выбранные в средних раундах, могут ждать своих шансов годами. Играть в предсезонке, подменять стартового во время травмы или закрывать регулярный сезон на ничего не значащей игре 17-й недели.

Но Ротлисбергер обиделся.

«Меня очень удивил выбор квотербека, поскольку в третьем раунде можно было выбрать хороших игроков, которые помогли бы нам выигрывать уже в этом сезоне. Ничего против Мейсона я не имею. Лично его не знаю, но уверен, что он хороший пацан. Просто не понимаю, как дублер или третий парень по счету, куда бы он там ни свалился по списку, поможет нам выигрывать сейчас», – сказал Биг Бен, когда пришел на местную радиостанцию 97.3 The Fan.

Опустим снисходительное отношение, которое Ротлисбергер транслирует по поводу новичка. Будучи таким опытным игроком, он не может не знать, что вторая по значимости позиция в НФЛ после стартового квотербека – запасной квотербек. С тех пор, как Том Брэди возглавил нападение «Нью-Ингленда», Билл Беличик потратил девять драфт-пиков на его дублеров. Хотя вместо них мог выбрать «парней, которые помогали бы выигрывать прямо сейчас».

Но между Брэди и Ротлисбергером есть важное отличие. Брэди никогда не заявлял, что раздумывает о скорейшем завершении карьеры. Перед сезоном-2018 квотербек «Питтсбурга» брал паузу на раздумья, а не закончить ли ему с футболом. Тренеры «Стилерс» были бы идиотами, если бы не приняли этот факт во внимание. И то, что в это межсезонье Бен заявил, что готов играть дальше, ничего не меняет.

«Я считал, что они мне поверили. Но как только они взяли квотербека в третьем раунде, я в этом разуверился», – добавил Ротлисбергер.

Как бы вы назвали поведение человека, который в сложный момент намекает, что может уйти из команды, когда она к этому не готова, а как только на горизонте появляется адекватный дублер, он тут же бодро заявляет, что намерен отыграть три-пять лет?

Даже если представить, что желание выступать за «Питтсбург» было отчасти завязано на координатора нападения Тодда Хейли, от которого Ротлисбергера уже тошнило, шантажировать команду – не лучший способ решать личные проблемы.

В довершение картины иллюстрация о встрече дублера. Что сделал Сэм Брэдфорд, когда «Аризона» поднялась в первом раунде драфта за Розеном? То есть, за человеком, который сменит Брэдфорда в ближайшем будущем. Сэм написал ему смс, в котором поприветствовал и сказал, что всегда готов помочь и ответить на все вопросы.

Ротлисбергер не только не поприветствовал квотербека, выбранного в третьем раунде, но и отпустил довольно паскудную ремарку в его адрес.

Когда самого Рудольфа спросили после драфта, ждет ли он, что Бен будет его учителем, тот вежливо ответил, что Ротлисбергер не обязан его ничему учить, это сам Рудольф должен учиться.

«Значит, мне не нужно его учить, раз он не нуждается в моих советах. Если он задаст мне вопрос, я просто укажу ему на плейбук», – прокомментировал этот эпизод Ротлисбергер.

Серьезно?

Ревность, обида и недружелюбие – вот что может предложить Бен Ротлисбергер своему новому дублеру.

А самое главное, что он сам создал условия для выбора «Питтсбургом» квотербека на драфте, не говоря уже о том, что это совершенно нормально.

Хочется пожелать удачи Рудольфу. В первые месяцы НФЛ ему придется несладко.

Материал по теме: Самые неоднозначные выборы драфта

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.