Я уже упоминал Майка Лича в своём обзоре футбольной тактики. Он сегодня один из самых самобытных футбольных тренеров, и уже произвёл своего рода революцию со своей системой Air Raid. Да, ещё многие относятся к ней скептически, но факт остаётся фактом: она получает всё более и более успешное распространение в колледже и старшей школе — и результаты команд, исповедующих эти философию, из года в год растут.

Однако сегодня я хотел бы поговорить не о тактике, а о том, насколько тренер Лич — как и его футбол — является другим. Странным. Совершенно не таким, как все остальные.

Его карьера началась в 90-е в качестве координатора нападения в небольшом университете «Валдоста Стейт», где его довольно быстро заметили — и начался стремительный рост. Лич переходил во всё более престижные школы: сначала в университет Кентукки, в Оклахому — пока в 2000 году не получил первое предложение занять пост главного тренера и возглавил футбольную программу «Техас Тек». Худшую студенческую команду Техаса.

И за два года ему удалось сделать извечного аутсайдера абсолютного лидера в самом футбольном штате страны. К сезону-2009 он уже имел результат 76–39, побил все мыслимые рекорды программы — и… был уволен. Причиной стал конфликт с попечительским советом университета: один из его членов полагал, что его сын не получает достаточно игрового времени. Судебные разбирательства о необоснованном увольнении и компенсации идут по сей день.

В 2012-м тренер Лич возглавил программу «Вашингтон Стейт» — и команда, которая до этого за четыре сезона смогла победить всего лишь в 9 матчах, теперь регулярно попадает в рейтинг 25 лучших в США.

И, конечно же, и на новой работе он остался самим собой:

Дело в том, что Майк Лич известен своими эксцентричными выходками и публичными рассуждениями на посторонние темы ничуть не в меньшей степени, чем как футбольный тренер. Ниже я предлагаю вашему вниманию некоторые особенно запоминающиеся его высказывания — без какого-то определённого порядка:

О толстеньких подружках: «Мы, тренеры, не смогли до них достучаться. Не смогли сделать наши идеи более привлекательными для игроков, чем их толстенькие подружки. Конечно, у их толстеньких подружек есть очевидное преимущество: в отличие от тренеров, они всегда говорят то, что игроки хотят слышать: какие они крутые, как у них всё легко получится. И в результате у нас куча парней, которые хотели выиграть эту игру — но не хотели играть».

Об отношениях с судьями: «Футбол — как завтрак. Люди едят на завтрак яйца и ветчину. Мы, тренеры и игроки — мы как свиньи, мы этому завтраку отдаёмся полностью. А они [судьи] — как курицы. То есть, они тоже участвуют в процессе, но не отдаются, как мы».

О дэбе: «Выглядит здорово! Это он так изображает, будто чихает?»

Об апсетах (неожиданных победах):«Все так удивляются каждый раз, когда такое происходит. А меня удивляет, что другие удивляются, потому что такие удивления происходят каждый год. Куда удивительнее было бы, если бы поводов удивиться не было. Поэтому, финальный вывод состоит в том, что удивляться-то особо и нечему».

О месте для свидания:«Я бы порекомендовал стейкхаус «Кейглс»; очень ненавязчивое заведение. Он хорош тем, что там очень мало салатов, и поэтому девушке придётся по-настоящему есть перед тобой, а женщины такого очень не любят. Но чем раньше ты сможешь заставить её сделать это, тем лучше, потому что тогда она начнёт разговаривать и покажет свою истинную сущность. […] А закончить надо в какой-нибудь модной кофейне, куда ходят всякие странно одетые личности. Тогда, если разговор не складывается, вы всегда сможете просто пообсуждать этих странных людей».

О настрое в перерыве (игры с «Оклахома Стэйт»): «Всю первую половину мы вели себя так, будто нам дали по роже и забрали деньги на обед. И мы ничего не хотели делать с этим, кроме как сидеть и дуться. А потом, собрались и начали играть получше, когда пришла мама, вытерла слёзы, пожалела, и сказала, что всё будет хорошо».

О диско: «Какая тёмная эпоха в истории нашей страны…»

О снежном человеке и инопланетянах: «Я надеюсь, что снежный человек существует — но думаю, что его нет […] А пришельцы — да, конечно, существуют. Просто это не обязательно такие маленькие зелёные человечки и не обязательно в нашей галактике… [далее следует пара минут рассуждений на тему теории эволюции и парадокса Ферми]»

О пицце: «Лично я ем пиццу на тонком тесте. Вместе с тем, я всё равно уважаю людей, которые предпочитают толстое — но как по мне, так это просто хлеб».

О технологиях: «Через 10 лет люди уже не будут говорить. Вместо этого будет вот что [изображает набор текста на телефоне]:
— Хочешь пойти со мной на свидание?
— Не знаю, а как ты выглядишь?
— Ну вот так.
— Хорошо, а какие у тебя увлечения?
— А как ты думаешь, какие? Точно такие же, как и у тебя: смотреть в эту штуку и печатать.
— А ну да, конечно. Все так делают.
— Вот именно. Так куда пойдём?
— А какая разница? Всё равно мы просто будем сидеть и смотреть в эти машинки.
— Ну да. Но тогда будет сложно продолжать род.
— Это так, мы просто будем сидеть и с удовольствием смотреть в эти коробочки пока не вымрем.
Конец!»

О драках: «Если ты полез в драку, оставайся в шлеме, не снимай его. Нам здесь нужны умные игроки, а не глупцы!»

О кулинарии: «Я не умею готовить, но умею следовать инструкции. А там было сказано: «Дайте курице охладиться в раковине в течение нескольких часов»

О подготовке к свадьбе: «Значит, спасать тебя уже поздно. Через 9 дней? Надо было спросить у меня раньше. Самый главный совет, который я могу тебе дать теперь — это не попадаться под руку.
Я, конечно, желаю тебе счастья, но серьёзно: когда дело доходит до свадьбы, женщины сходят с ума. Твоя невеста сойдёт с ума, твоя тёща сойдёт с ума, твоя мать сойдёт с ума, твои сёстры и все остальные родственники — все сойдут с ума. И они начнут засыпать тебя вопросами: «Что нам надеть?» — и мой ответ на это, конечно же, был «Мне всё равно». И дальше:
— Какого цвета сделать приглашения?
— Мне всё равно.
— Что подать на десерт?
— Всё равно.
— Рассадить гостей так или вот так?
— Всё равно.
Но проблема в том, что «всё равно» не будет удовлетворительным ответом, и ты попадёшь (да уже попал, я уверен) в безвыигрышную ситуацию:
— Дорогой, но я хочу, чтобы ты тоже принимал участие. Так какого цвета приглашения?
— Ну ладно, тогда синие.
— А мне больше нравятся коричневые!
— Ну хорошо, тогда давай коричневые.
— Ты просто говоришь, чтобы отвязаться! Даже не думаешь об этом! — что, конечно, правда. — А на десерт тогда что?
— Я думал о клубничном торте.
— Да, клубничный торт был бы к месту. Но как насчёт пирога с голубикой?
— Ну, можно и пирог с голубикой.
— Но я думала, что ты хотел клубничный торт!
И так оно и будет продолжаться всю дорогу, пока вы, наконец, не поженитесь. Ты не сможешь дать ни единого ответа, который был бы удовлетворительным. И даже если ты сможешь угодить кому-то из них, другие сразу начнут: «Ну, мне кажется, что ему не очень-то это и интересно». Поэтому тебе придётся не спать по ночам, читать много книжек и тренироваться с друзьями жениха, чтобы они выглядели и делали всё в точности, как вы хотите. И в конечно итоге, ты будешь мечтать о побеге».

Майк Лич, полностью живущий в каком-то своём мире, раз за разом заставляет нас улыбаться — и за этим очень легко забыть, какой он высококлассный футбольный тренер и теоретик. Но наблюдая за тем, как играют его команды, сложно не согласиться, что весь секрет их успеха и кроется в том, что он не боится быть самим собой и исповедовать свою собственную философию, сколь бы странной и непохожей на всё окружающее они ни была.

«Swing your sword» («Руби наотмашь») — это название недавно изданной им книги как раз об этом, которую я очень рекомендую всем интересующимся спортивной философией в любых её проявлениях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.