Один из лидеров защиты «Грифонов» провел выдающийся сезон, дойдя со своей команды до финала ЛАФ-2017 и совершив на пути к этому четыре сэка и с полсотни захватов. Тем не менее, в решающем матче удача от Чернышева отвернулась, а впоследствии он не попал в состав национальной команды на товарищеский матч с Бельгией. О том, почему так все получилось, расспросил First & Goal. Начали мы, впрочем, со светлого будущего – и не только того, что касается самого Димитрия.

«Родители немножко поиздевались надо мной»

— Сейчас поздний вечер. Ты только что вернулся с тренировки, причем, не как игрок, а как тренер. Растишь будущих «Грифонов»?

— Пал Саныч (Платун – Прим.ред.) интересовался, хочу ли я поработать с детьми. В итоге, взялся за о-лайн и ди-лайн, ребята 2003-04 годов рождения. Достаточно взрослые, уже ближе к молодежи, еще пару лет – и могут играть с нами.

— Это набор людей с нуля?

— Кто-то уже года два-три занимается. Но есть и новенькие, которые пока совсем без техники.

— Ты линейный защиты. Почему принял и о-лайн?

— Ребята играют в формате 9х9, соответственно, в линиях обычно одни и те же люди.

— Кто еще из взрослых «Грифонов» опекает детей?

— Илья Шакуров тренирует лайнбекеров, Витя Бут – ди-беков с ресиверами, Лена Проскурикова из «Валькирий» помогает Пал Санычу с квотербеками. Ребята хотят участвовать в этом процессе, народ постепенно подтягивается.

— Сам в каком возрасте начал заниматься этим видом спорта?

— В 20 лет. Переехал учиться в Санкт-Петербург в 2008 году и сильно позже, на одной из волейбольных игр за университет, узнал от знакомого, что тот идет на американский футбол. Помнил старые тематические фильмы, искал какое-то время команду, наткнулся на «Невских Львов», зашел на их сайт, но что-то не срослось. В итоге, отправился с другом к «Грифонам». На первой тренировке меня поставили к лайнбекерам, потому что ди-лайна элементарно не было.

— Какой комплекции тогда был?

— Весил килограммов 108-110 где-то. Потом уже разожрался.

Димитрий Чернышев (№66) на разминке «Грифоноы». Фото: Ксений Дубова

— Это и так не мало для лайнбекера.

— В то время, наверное, только у «Патриотов» играли столь большие лайнбекеры. В «Грифонах» же, например, Антон Мусатов тогда был еще совсем дрищом, а сейчас с животом как у меня, если не больше.

— До переезда в Петербург в родном Кирове у тебя со спортом тоже было все в порядке?

— Все мое детство – футбол, баскетбол, волейбол. Бегал за школу всякие эстафеты. Это сейчас дети сидят за компьютером, а тогда крик: «Дима, выходи!» – и все, бежишь гулять.

— Дима или Митя?

— Митей я стал уже в Петербурге. Никто разницы толком не замечает, но вообще Дима – это Дмитрий, а Митя – Димитрий. Родители немножко поиздевались в этом плане. Они, кстати, до сих пор зовут меня Димой, хотя по паспорту я Митя.

— Наверняка видел новость о том, что в Кирове в этом году состоялся товарищеский матч между «Вятичами» и «Моторами»?

— Там года четыре назад были задатки создания команды, но дальше дело вроде не пошло. Я связывался с местным руководителем, предлагал помощь, но никакого ответа не получил. И тут вижу – какие-то «Вятичи»… Все прекрасно понимают, что ни за месяц, ни за полгода собрать команду по американскому футболу не реально. Так, чтобы выйти и играть, да еще попробовав на этом заработать.  Там же билеты стоили по 350 рублей. При средней зарплате в Кирове 12-13 тысяч. Когда я уезжал из города, команда высшей лиги по бенди «Родина» пускала на свои матчи за 100 рублей. Сейчас, может, стало чуть дороже.

Я считал, что знаю хотя бы по одному человеку из каждой команды России, а тут… В общем, со временем выяснилось, что за «Вятичей» будут играть «Рэйдерс 52». Хотя теоретически можно было бы позвать уроженцев Кирова – помимо меня, это Илья Редин, Никита Сенников, из Самары еще парень писал.

«Принимать удары не легче, чем отойти в зону и ждать своего человека»

— Ребятам, которых ты тренируешь, меньше 20 лет. У них больше шансов раньше получить и закрепить какие-то базовые навыки. Есть ощущение, что сейчас тебе чуть-чуть не хватает этого опыта?

— Есть белая зависть. Я же узнал футбол, по сути, даже позже. В 20 лет забивался шлемами и всё, никакой внятной игры. По-хорошему и объяснять было некому. Тогда тренерский состав, по сути, состоял из Пал Саныча и Александра Николаича (Ильичев – Прим.ред.). Сейчас же есть еще координатор защиты, тренеры позиций и т.п.

— У «Патриотов», с пеленок занимавшихся американским футболом в ДЛАФ, есть фора перед «Грифонами»?

— Ее давно «съели» многие команды. Но хорошо, что есть опытные игроки и они не уходят, а те, кто уходит, возвращаются. Тому же Ване Стельмаху мы только рады. Чем сильнее соперник, тем больше ты сам опыта получаешь. Ну, проиграли в этом году – значит, победим в следующем.

Эпизод матча «Патриоты» – «Грифоны». Финал ЛАФ-2017. 2 сентября 2017 г., Москва, Россия. Фото: Ксения Алешина

— Что вообще случилось в финале-2017? Как-то вы быстро скисли и чем дальше, тем более однозначно все было?

— Перегорели, мне кажется.

— Из-за атмосферы?

— Не, она не давила. Мы же ездили раньше в Польшу, с Норвегией играли при полных трибунах. Я обычно не обращаю внимания, что творится на стадионе. Родители спрашивают порой: «Слышал, как болели за тебя?». Утвердительно могу ответить, только если стоял в этот момент на бровке. На поле отключаешься.

— У «Патриотов» сильнейший о-лайн из числа тех, кому тебе приходилось противостоять?

— В этом году – да. В 2015-м, уверен, что у «Грифонов» был сильнее, потому что на тренировках было безумно тяжело, а на играх, соответственно, проще.

Сейчас пришло много новых ребят, которые за короткий срок прилично прибавили и некоторые даже получили вызов в сборную. Из Миши Добронравова, если он будет продолжать в том же духе, вырастет очень хороший тэкл. То же самое можно сказать об Антоне Романовском. Из «МЧС» перешли два человека – Кирилл Шум и Виктор Зеленский. Правда, их замучали травмы. Как-то исторически представители «МЧС» у нас «не выживают», в их компанию в этом смысле можно добавить и Марка Швецова. Он же раньше был квотербеком с не самой выдающейся комплекцией, зато быстрый и резкий. А сейчас сальцо и жирок не позволяют уже так играть. Связки и мышцы такой вес сложнее переносят.

— Как оценишь ди-лайн «Грифонов» в прошедшем сезоне?

— Мы в этом году играли схему 3-4, и я больше действовал эндом. Ноузом – Гриша Червоный, вторым эндом – Кирилл Морозов или Николай Шарликов. На матчах меня почти не меняли.

Я по ходу чемпионата сильно похудел. Вернувшись из Ярославля, весил 136 кг, к сезону – 120, а на финале – 111. Дышалось, надо признать, легко. Но, если честно, в линии уже поднадоело. Получается, седьмой сезон уже… Вечно плачусь Пал Санычу, и он выпускает где попало, чтобы не скучал.

— Есть мнение, что работа ди-тэкла наиболее проста: у тебя есть проход, который ты должен забетонировать, и всё. Согласен с этим? Много ли нюансов на позиции?

— Не так уж и проста. Потому что тебя бьют как минимум два человека. Ответственность есть у каждого на поле, но не уверен, что принимать удары легче, чем отойти в зону и ждать там своего человека.

— Вернемся к «Патриотам». Против них ты провел совершенно выдающийся финал-2015. Игорь Чернолуцкий в интервью вспоминал твою скорость, концентрацию. Тогда ты был в лучшей форме, чем сейчас?

— У нас есть тренер по легкой атлетике – Иннокентий Сергеевич Жаров. Очень известный человек, участник Олимпийских игр, заслуженный мастер спорта. Я с начала осени 2014-го по январь 2015-го занимался с ним четыре раза в неделю: чисто скорость и физуха. Сбросил прилично, до 112 кг, чувствуя себя очень хорошо в этом весе.

Затем какое-то время так плотно заниматься не удавалось. К финалу набрал до 128-129 кг и точно был тогда не в лучшей форме. Просто всегда умел бегать, да и страшно ведь: осознаешь, что сзади несутся люди, которые хотят тебя избить.

— Были попытки?

— Побежали Денис Строков и издалека Виктор Фатюхин. Это я уже перед зачетной зоной увидел, повернув голову.

— …и выкинул мяч.

— Подумал: «Ну, дадут 15 ярдов и черт с ним». Серега Лошаков тогда был в большом порядке, пнул бы дальше начальный удар. Я в этом уверен.

— К слову, о спецкомандах. Ты же и там постоянно выходишь, и в прошедшем сезоне как минимум в одном моменте совершил ключевой розыгрыш.

— На филд-голе у нас остается защита. Что касается матча против «Спартанцев», там все получилось довольно неожиданно. Такие блоки я увидел первый раз: в центре человек просто наклонился в мою сторону. Не перегородил ничем, проход немного закрыл головой и плечом и все. Второго убрал Гриша Червоный, так что я просто, стукнув о голову соперника, пробежал дальше и заблокировал удар.

Сергей Калашников (#8) в эпизоде матча «Спартанцы» – «Грифоны» в полуфинале ЛАФ-2017. 19 августа 2017 г., Москва, Россия. Фото: Михаил Клавиатуров (First & Goal)

«Порой кажется, что даже кровь в венах уже синяя»

— С чем был связан внезапный отъезд в Ярославль? Уж явно не просто с желанием помочь «Рэбелс»?

— Начал общаться с девушкой оттуда. В Петербурге меня ничто не держало, кроме «Грифонов». В 25 лет вполне можно сорваться куда-то и, если что, вернуться обратно. Приехал, были отношения, затем мы с ней разбежались.

Артем Поляков предложил тренировать детей, всё красиво расписал. Я дал срок – до Нового года если будут подвижки, останусь. Нет – уеду. Предупредил, что за «Рэбелс» при любом раскладе играть не буду, так как не представляю себя в другой форме. Порой кажется, что даже кровь в венах уже синяя.

— Как сами «Грифоны» к твоему путешествию отнеслись? Чтобы играть, надо ведь как-то тренироваться с командой.

— Провожать на вокзал пришло человек 20, чего я не ожидал. С подарками, напутственными словами. Прямо вылетели толпой из-за угла, хотя я говорил только Кириллу Морозову, когда отправляется поезд. Безумно приятно было.

Я тренерам писал, что собираюсь дальше играть. В Ярославле взял абонемент в тренажерный зал, думал еще бегать. Закрытых полей там нет, «Рэбелс» занимаются в межсезонье в легкоатлетическом манеже. Но в октябре там прошел сильный снегопад, сорвало надувную крышу, всё засыпало. Тренироваться негде. С детьми дело не продвинулось, и спустя четыре месяца я вернулся в Петербург.

— Какое наследство успел оставить?

— Месяца полтора-два помогал «Ласточкам» (женская команда по флаг-футболу – Прим.ред.), тренировал там квотербеков.

— Квотербеков?!

— Тренировался несколько раз с Александром Ильичевым. У нас после сезона-2014 в октябре была такая «игра наоборот»: защита играла в нападении, нападение – в защите. Выделили под это день, сняли полполя, вели подсчет очков. Я был квотербеком, получил несколько уроков, чтобы совсем уж не облажаться.

Тогда все очень повеселились. Мы пробовали полную смену позиций, а не просто о-лайн на ди-лайн. Соответственно, дрищи оказывались в линии, а жирные пытались ловить мяч.

— Каково твое отношение к флаг-футболу?

— Он помогает отточить навыки ловли мяча. Считай за тренировку в межсезонье. К тому же, нормальная команда по флаг-футболу – это качественная подготовка, а не просто пять друзей собрались вместе мяч покидать. Мне иногда нравится сдирать флажки, мы периодически ездим на Крестовский остров поиграть. Там я тоже обычно квотербек.

Дмитрий Чернышев после матча «Грифоны» – «Патриоты», 16 июля 2016г. Фото: Леонид Анциферов (First & Goal)

— Кто главная звезда флага в составе «Грифонов»?

— Больше всех ловит Мурат Абдуллин. Бывший баскетболист, игравший в Казани на очень хорошем уровне. Но он вечно травмирован. Если у человека какое-то повреждение, мы говорим: «У него Мурат».

— Сейчас он в порядке?

— Травмирован.

— Почему не принимаешь участия в качестве тренера в тренировочных лагерях «Валькирий» и женской сборной?

—  Начнем с того, что не зовут. Илье Кравцову виднее, кто лучше понимает технику, которая ему нужна. У меня никаких обид в этом плане нет. Лагеря, так или иначе, преследуют целью поиск девушек, способных потенциально выступать в сборной России. И работают с ними специалисты, которых подбирает сам Илья.

— А не было у тебя в прошлом никакой неприятной истории, связанной с «Валькириями»?

— Я тренировал их по просьбе Ники Ивановой на начальном этапе развития команды. Еще раньше у меня сестра там занималась, когда с тремя-четырьмя детскими каркасами «Валькирии» бегали вокруг школы.

Сейчас есть, видимо, какая-то личная обида отдельных девочек. Не будем выносить сор из избы и озвучивать. А ушел я, поругавшись с тогдашним директором команды Катей Басиной. Впоследствии я извинился, и сейчас мы с ней отлично общаемся. А «Валькириями» теперь полностью занимается Илья Кравцов.

— Сестра почему ушла?

— Она занималась в детстве спортивной акробатикой. Когда стала постарше, в качестве «нижней» держала двух других девочек. У нее от позвонка откололся кусочек. Во флаг-футбол – еще можно было играть, а в контакт уже не стоило.

Хотя квотербеком она была очень хорошим. Сейчас это особенно осознается, после ухода Любы Лукиной. У нее сильная рука, приличный бросок, «битка» отчетливая до сих пор видна. Она младше меня на четыре года. Но у нее семья, ребенок, не до футбола уже.

«Приехать в сборную помешало больное колено»

— «Северный Легион» лично для тебя принципиальный соперник или – есть и такая точка зрения – стараешься не замечать их?

— Многих оттуда знаю, общаюсь с ребятами. Но принципиальный соперник для нас один – «Патриоты». Сейчас еще «Спартанцы» подтягиваются. То есть это те команды, с которыми мы спорим за золото.

Михаил Гаврилов (#54), Андрей Глухов (#25) и Димитрий Чернышев (#99) в матче «Северный Легион» – «Грифоны» в 3-м туре ЛАФ. 13 мая 2017, Санкт-Петербург. Фото: Владимир Ногин

Сейчас на всех соперников настраиваюсь в принципе одинаково. Это в начале футбольного пути мне все рассказывали про «Патриотов», которые ездили в Европу, выигрывали все подряд и т.п. Я ведь с ними впервые сыграл только в 2014 году, начав заниматься в 2010-м. Тогда – да, руки немного дрожали. Мы уступили им в полуфинале чемпионата России в одно очко и поняли, что это такие же люди и с ними можно играть.

— С чем связано твое отсутствие в сборной в последнее время?

— В прошлом году меня не приглашали. А в этом помешало колено. Повредил его в самом начале финала, но на адреналине доиграл. В раздевалке понял, что дела неважные. Сейчас хожу нормально, бегаю с детьми, но присесть, например, полностью не могу. Перед возвращением к тренировкам «Грифонов» схожу на обследование. Родители работают в местном НИИ травматологии и ортопедии, так что будет кому посмотреть.

Один из опытнейших специалистов по коленям Рябинин в 2011 году поставил мне диагноз без МРТ, просто помяв колено, посмотрев, как оно ходит. Хотя до этого один врач утверждал, что порваны кресты, другой тоже ничего позитивного не обещал. Рябинин же сказал, что максимум надорвана связка и оказался прав. На самом деле, очень редко бывает, что заключение, поставленное в МРТ-центрах, верный. Стоит соглашаться, только если связка лежит рядом с коленной чашечкой.

— Чего и кого не хватает сборной? Помимо тебя.

— К сожалению, сейчас нет таких сборов, какие были в Беларуси. На мой взгляд, в 2015 году у нас была самая сильная сборная. Те сборы очень сплотили команду. В течение трех-четырех дней мы были неразлучны.

— А с чисто игровой точки зрения они были эффективнее выходного дня в Зеленограде?

— Время все равно небольшое. Сложнее, наверное, адаптироваться нападению. От защиты же в Беларусь поехало много опытных ребят, а сама схема не была принципиально новой. Тогдашний координатор защиты сборной и «Грифонов» Илья Бутаков ставил «флекс», когда один из эндов при определенной ситуации отбегает в зону, а лайнбекер блицует. Так вот, для всех, кроме ди-лайна, хватило буквально одной тренировки.

— Почему ди-лайн особняком?

— Мы играли с двух точек, пришлось переходить на три. Это доставляло некоторые сложности.

— Смена твоего игрового номера связана с тем, что в линии скучновато?

— Отдал 66-й, взял 99-й. Планировал сделать еще в прошлом году. У нас же правила НСАА – только у о-лайнеров должны быть определенные номера. Так что я не только освободил номер для о-лайна, но и получил возможность, если что, выйти на другую позицию.

Эпизод матча «Грифоны» – «Патриоты», 16 июля 2016г. Фото: Леонид Анциферов (First & Goal)

— Фуллбеком?

— Без разницы. Могу и тайт-эндом, мне это очень интересно.

— С таким весом?

— Надо согнать. Но если тренер посчитает, что надо попробовать, то сделаю. Хочу ловить и заносить тачдауны. Быть как «Жесткий» (прозвище Андрея Иванова – Прим.ред.), чтобы меня все фотографировали (смеется).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...