Регламент соревнований — штука нужная и полезная. Она, будучи использована надлежащим образом и в прямых руках, является одним из инструментов превращения хаотических действий энтузиастов в некоторое подобие чего-то профессионального и одним из неотъемлемых условий перехода от любительского спорта на уровень выше. До тех пор, пока американский футбол на постсоветском пространстве остается именно любительским видом спорта, первоочередной задачей регламента является разрешительная, а вовсе не запретительная функция. Превратить его в карающий инструмент бессердечной бюрократии, безусловно, несложно. Но даже на профессиональном уровне такое его использование часто выглядит неуместно, а то и вовсе нелепо; что уж говорить о спорте любительском.

Последние недели в жизни российского футбольного сообщества была богата на разнообразные отсылки к регламенту. То ФАФР запретит игрокам опальной команды усилить состав национальной сборной, то проехавшие несколько сот километров игроки из Минска одержат в Москве закулисную победу вместо того, чтобы одержать ее на футбольном поле. И в каждом отдельном случае сторона, противопоставляющая себя тем, кто призывает «просто играть», неизменно апеллирует именно к регламенту.

8040404847_f1152af5cc_b

История взаимоотношений ФАФР и игроков команд-участниц ВЛАФ предельно проста: сперва им не дали дозаявиться в чемпионат России, так как они уже играли в другом соревновании, а затем – не дали присоединиться к национальной команде, т.к. они (по версии федерации), не играли в должном соревновании. Франц Кафка, пожалуй, аплодировал бы стоя такому повороту сюжету, если бы дожил до наших дней.

Произошедшее же в матче (а точнее, вместо матча) «Мишек» и «Зубров» — несколько иная и, похоже, все еще ожидающая развязки история. Вне зависимости от того, кто выйдет победителем из нее — буквоеды или те, кому важнее футбол — мне стало интересно, а часто ли вообще в нашем любимом виде спорта встречается такая вещь как «техническое поражение».

В НФЛ такая норма регламента хоть и существует, но за все время существования лиги применялась примерно полраза. В далеком 1921 году одной из команд то ли было засчитано техническое поражение, то ли игру просто перенесли, то ли отменили; за давностью лет документальных свидетельств о том инциденте сохранилось не больше, чем со времен Древней Греции, а потому восстановить картину событий полностью уже не представляется возможным. В более-менее современной практике разговоры о применении этой меры наказания последний раз всплывали в ходе одного из скандалов, связанных с «Нью-Инглендом». Энное количество технических поражений могло стать частью наказания, наложенного лигой на команду, но в итоге НФЛ остановилась на других дисциплинарных мерах — огромном штрафе и изъятии драфт-пика первого раунда.

MediaHandler

В НСАА, в силу специфики организации, существует куда больше ограничений, которые можно (сознательно или случайно) нарушить и за которые можно получить техническое поражение. Основная точка опоры околофутбольной бюрократии в НСАА — академический допуск спортсменов. То есть, мало числиться в том или ином колледже — нужно в нем еще и по-настоящему учиться. Подавляющее большинство технических поражений в НСАА — результат административных ошибок персонала колледжей, позволяющего тому или иному «отстающему» студенту принять участие в матче, на котором его быть не должно.

Последняя заметная история такого рода была связана с бывшей командой Джонни Манзела и Райана Теннехила: в сравнительно далеком уже 1998 году «Тексас А&М» пришлось признать поражение в игре с «Луизианой Тех» из-за того, что в ней принимал участие раннинбек Деандре Хардеман. Нарушение было обнаружено уже после матча менеджментом «Эггис» и именно им же было принято решение об отказе от победы в уже выигранном матче.

В 1986 команде университета «Темпл» пришлось принять техническое поражение во всех без исключения играх сезона после того, как вскрылись факты получения денежных средств их звездным (по тем временам) квотербеком Полом Палмером.

Серьезнее всех вляпался еще один техасский вуз, «Тексас Тех». В течение нескольких лет, с 1992 по 1996, спортивная программа колледжа не отслеживала должным образом успеваемость спортсменов и их академический допуск. В результате пришлось «вернуть» не только близкое к трехзначному число побед, но и расстаться с парой титулов в различных видах спорта, включая футбол.

la_usc_ucla_21_800

Но это все околоакадемическая возня, характерная только для команд, приписанных к высшим учебным заведениям. А сегодняшней темой для обсуждения стали, как вы помните, частично перекликающиеся по цветам комплекты формы «Мишек» и «Зубров». Оказывается в НСАА был довольно-таки похожий прецедент. Точнее, похожей была его завязка, а вот развитие — диаметрально противоположным и наглядно демонстрирующим «как надо», в противовес «как не надо», продемонстрированному ВЛАФ.

Дело в том, что требования к униформе в НСАА совершенно идентичны тем, что действуют в белорусско-российской лиге (правила футбола ИФАФ, по которым играют что в чемпионате ВЛАФ, что в чемпионате России, что во всей Европе, основаны на правилах НСАА — Прим. ред.): гостям предписано играть в белой форме, а хозяевам — в темной. С момента внедрения этого правила оно мешало некоторым командам и зрителям получать полноценное эстетическое удовольствие от ключевых райвалри. Согласитесь, глядя на матч условных «Реала» и «Барселоны», ожидаешь увидеть противостояние «сливочных» с «сине-гранатовыми», а не, к примеру,  «зеленых» с «красными». Качество игры от этого, конечно, особо не изменится, но картинка будет все же вызывать некоторый диссонанс. Так и в противостоянии двух лос-анджелесских университетов (УСК и УКЛА) обе команды предпочитают представать перед зрителями в своих исконных цветах: красном и голубом, соответственно. Вынужденное использование одной из команд белой формы сути игры не меняет, но объективно лишает райвалри части его многолетнего лоска.

В 2008 году тогдашний рулевой «Троянцев» из УСК Пит Кэрролл решил, что в гостевом противостоянии с принципиальным соперником его парни должны быть облачены в домашнюю форму, с которой у большинства и ассоциируется УСК. Что характерно, в регламенте НСАА четко прописано наказание за подобного рода нарушение. И нет, это не техническое поражение. Это всего лишь потеря одного таймаута.

К слову, реакция тренерского штаба УКЛА на эту ситуацию тоже по-своему показательна. Как только Рик Нойхазел узнал об этом (а «Троянцы» объявили об этом заранее), он сразу же заявил, что его команда возьмет тайм-аут в самом начале игры, чтобы не получать незаслуженного преимущества. Стоит ли говорить, что участникам инцидента во ВЛАФ будет полезно сравнить свой подход к вопросу и методам получения преимущества с тем, который принят в НСАА?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.