Первая часть

Вторая часть

Супербоул XLI

4 февраля, 2007. «Долфин Стэдиум» (Майами Гарденс, Флорида)

Индианаполис Кольтс — Чикаго Беарз: 29–17

Забавный случай произошел еще на стадии получения аккредитаций. Забрали карточки, пошли пить кофе, в этот момент Дима Хайтовский узрел на другом конце пресс-центра Оскара де ла Хойю. Пошел проверить, точно ли он. Прибегает с круглыми глазами, чтобы позвать фотографироваться, и видит, что за столиком с нами уже сидит Виталий Кличко. Как говорит сам Хайтовский, в этот момент он подумал: какой де ла Хойя, зачем куда-то идти. Мы были знакомы с Виталием, работали вместе в Афинах, комментировали бокс. Договорились с ним, что он заглянет к нам. Как раз тогда НФЛ стала устраивать аттракционы и водить по комментаторским кабинкам звезд. Раньше приводили Фелпса, а тут решили, что к нам придет Виталий на несколько минут.

Идет матч. (На этой игре, кстати, был Дэвид Бекхэм, его показывали и вовсю раскручивали, так как он готовился к переезду в Америку.) Вторая половина матча. В Майами жуткий дождь. Кличко нет. Дима спрашивает, ну где же он? Я отправляю Виталию смску, он просит объяснить, куда подняться. Он узнает номер блока и кабины. Я на всякий случай добавляю, что тут секьюрити и могут не пропустить. В ответ получаю: «Хотел бы я на это посмотреть». Где-то минут через пять стук, дверь открывается, заходит Виталий, и минут десять мы смотрели и обсуждали футбол.

***

Комментарий Дмитрия Хайтовского:

— Кличко произвел потрясающее впечатление! Очень открытый человек. Алексей упустил немножко деталей в рассказе. Маленьких, но очень характеризующих Виталия. Когда Андронов встретил его в пресс-центре, мы стояли и долго разговаривали. И Кличко сказал, что немецкое телевидение пригласило его в качестве звезды поучаствовать в трансляции. Оплатило гонорар и все остальное. И мы его так, в шутку, пригласили зайти и к нам в комментаторскую. И вдруг он согласился. Сразу.

При этом сам попросил и записал наш номер для связи и дал свой, что обычно не свойственно для звезд его величины. Обычно, при определенной степени доверия, они дают свой номер — мол, позвоните, договоримся. Кличко сначала поинтересовался нашим и потом дал свой.

Во время матча на Майами обрушился настоящий тропический ливень Впервые за всю историю Супербоулов игра проходила в таких условиях. Соседняя с нами комментаторская кабина британского телевидения сломалась и у них в крыше образовалась огромная дыра, через которую на них лились потоки. Стадион там, если кто обратил внимание, вообще без крыши. Даже над болельщиками.

WKkALekNXLg

Так вот, Виталий после первой половины матча прислал смску «Закончил работу с немцами, куда идти?». Мы ему сказали номер позиции. Оказались, что немцы работали на другой стороне стадиона. И он пришел под этим ливнем, его никто не сопровождал. Мы послали ему на встречу Дмитрия Мендрелюка, про него Леша уже рассказывал в предыдущем интервью. На фото выше они только вошли в нашу кабину. На заднем плане видно, какой ливень обрушился на стадион…. Короче, Кличко-боксер, Кличко — со-комментатор, Кличко-человек – мегакрут! P.S. И говорил тогда абсолютно чистым хорошим языком… 

***

В Майами с нами поехал Димин друг-американец, который жил в России и у него русская жена. Плюс ко всему, он безумный фанат «Кольтс». Он гнал на машине из самого Индианаполиса, это около суток езды. Матч начался с того, что «Чикаго» занес первый же возврат. Но у «Беарз» креативной игры не было совсем, и весь их шанс заключался в том, что удержится защита и смогут что-то сделать спецкоманды. Встреча заканчивается, мы подводим итоги, переводим взгляд в угол комментаторской — там сидит этот друг и просто рыдает. Нам это понять, наверное, сложно. Мы из-за океана, у каждого из нас есть любимая команда, но это не то же самое, когда команда из твоего города, возможно, один-единственный раз что-то выигрывает. К тому же, он прекрасно понимал, какая ситуация со здоровьем у Мэниннга и что вряд ли можно рассчитывать на команду-династию.

После игры пришли в раздевалку. Я уже в четвертый раз начал фотографироваться с Винатьери, сказал ему: «Думал, это традиция «Пэтриотс» — выигрывать Супербоул, а это, оказывается, твоя личная». Он ведь уже играл за «Кольтс». Вспомнили с ним историю, когда он приехал в свой родной город в Италию, его объявили во время матча на весь стадион. И он рассказывал, как среагировала тогда публика. Правда, в раздевалке в принципе нельзя было фотографироваться. Находиться можно, а снимать — нет. С какого-то Супербоула мы даже привезли в подарок перчатки, бумажку с комбинациями с игры. В общем, из-за нарушения регламента через год в Аризоне нам закрыли доступ в раздевалку. Затем НФЛ вообще пересмотрела в целом правила и все стало больше походить на соккер с микст-зоной.

На этом Супербоуле была еще великолепная история, когда мы пошли обедать на одном из пляжей Майами. У входа в ресторан увидели огромную доску с объявлением, мол, у нас спецпредложение: «Лобстер к любому блюду всего за двадцать долларов». Хайтовский тут же заказывает себе пасту с лобстером, съедает, ему приносят счет на семьдесят баксов. Он: «Как же так?». Ответ: «Да, лобстер – двадцать, а паста – пятьдесят».

Майами к этому моменту превратился уже в абсолютно русский город. Мы как-то зашли в продуктовый супермаркет и обнаружили там двух девочек, сидящих на полу, листающих журналы (в Америке просто себя ведут, и это нормальная ситуация). И они на русском с матом через слово обсуждали фотоссесию то ли Бритни Спирс, то ли еще какой-то звезды.

***

Супербоул XLII

3 февраля, 2008. «Юниверсити оф Феникс Стэдиум» (Глендэйл,Аризона)

Нью-Йорк Джайентс — Нью-Ингленд Пэтриотс: 17–14

Новый стадион, построенный специально к Супербоулу. Зачастую город, который хочет получить Супербоул, должен обзавестись новой ареной. Так будет потом с Нью-Йорком и Миннеаполисом.

Аризона — абсолютно другая Америка, ни на что не похожая. Глендэйл — один из лучших городов, где я был. С широкими дорогами, без пробок, с маленьким даунтауном, плюс погода. Мы прилетели с Кириллом Гомельским, взяли «Форд Мустанг» с откидывающимся верхом. В первый день было градусов 18-19, и мы наверное были единственными, кто ездил в кабриолете, но после московской зимы это было очень приятно. Я наслаждался управлением заднеприводного автомобиля. Там все настолько широко, что можно откровенно резвиться на поворотах.

Кирилл потащил нас в лучшую американскую бургерную, «Ин энд Аут Бургер». Она есть только в Калифорнии и Аризоне. Там весь цикл приготовления бургера на твоих глазах. Всё свежее и очень вкусное.

В Глендэйл еще приехал наш друг из Германии, и проблем с тем, чтобы куда-то пойти посидеть, не было. Не помню, было это до или после матча, но прямо рядом с нашей гостиницей находился большой такой бар в стиле кантри, куда мы заглянули выпить пива. В один из моментов вышли покурить на веранду, подъезжает большой американский джип. Чтобы вы понимали смысл слова «большой»: самые большие машины, которые продаются в России, будут выглядеть примерно как «Жигули». Гигантских размеров, больше некоторых рейсовых автобусов! Естественно, на двадцать пятых золотых колесах. Мы стоим с Гомельским, он копается в телефоне. У джипа открывается окно, оттуда выглядывает нарядный парень, который мог бы играть и в НФЛ, и в НБА, с огромной золотой цепью и спрашивает: «Ну что, парни, девчонки есть в баре?». Я, решив, видимо, как-то подыграть ему, отвечаю: «Нет, бро». В этот момент у Гомельского от ужаса расширяются глаза, он шепчет: «Ты что, совсем сошел с ума?!». А я так смотрю — у джипа уже начинают двери открываться, оттуда вылезают ребята еще больших размеров. Кирилл сразу перешел на английский, сказал, что мы не хотели шутить или задеть. Потом мне объяснил, что ни в коем случае не надо темнокожему американцу говорить «Бро». Это может быть воспринято как провокация.

11824047_10205995255418653_394624295_n

Кирилл Гомельский, Виталий Писецкий и Алексей Андронов

Это Супербоул, который войдет в историю благодаря тому самому Мирэкл Кетч. Естественно, на стадионе тогда все сошли с ума, в том числе мы.

На самолет мы опоздали. Там поменяли как раз правила авиационной безопасности. Это был чуть ли не первый год запрета провоза жидкостей, и везде в аэропорту были сумасшедшие очереди. Мы пропустили свой рейс в Нью-Йорк, полетели на следующем. Оттуда уже, естественно, отбыл наш рейс в Россию, поэтому ночевали в каком-то безумном районе рядом с аэропортом имени Кеннеди. Кажется, он называется Джамайка. В нормальной жизни туда заехать ни за что не решились бы.

***

Продолжение — через неделю!

 

Редакция First & Goal благодарит Дмитрия Хайтовского за помощь с иллюстрациями материала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.