Система нападения Кайла Шенахена считается «удобной» для квотербеков, такое определение встречается часто. С другой стороны, эта фраза ничего толком не объясняет. Почему именно атака Шенахена благоприятно влияет на распасовщиков? Может, сочетание маршрутов оказывается простым и понятным, благодаря чему квотербеки легко читают защиту и лучше выбирают адресатов для передач? Отчасти это правда, но не вся правда. На самом деле, в системе Шенахена исполнители оказываются даже важнее, чем схема.

Да, Шенахен в прошлом добивался отличных результатов с классными квотербеками, вроде Мэтта Райана в «Атланте». Но в «Сан-Франциско» выяснилось, что идеально шенахеновское нападение строится вокруг специфических навыков игроков скилл-позиций. Фигура квотербека в такой ситуации отходит на второй план.

Embed from Getty Images

В сезоне-2019 «Найнерс» вышли в Супербоул, несмотря на средненькую игру стартового квотербека Джимми Гаропполо, который стал 11-м в рейтинге DVOA. «Сан-Франциско» давил соперников сбалансированной атакой и чрезвычайно эффективной защитой, которая очень вовремя вышла на свой пик. «Найнерс» в итоге заняли второе место по набранным очкам за регулярный сезон, обогнав даже «Канзас-Сити». Защита сделала свой вклад в виде трех тачдаунов, а нападение стартовало с хороших позиций благодаря спецкомандам.

При этом сама атака клуба всегда казалась более грозной силой, чем любая из ее составляющих. Ни один ресивер не поднялся в рейтинге DVOA выше 23-го места, а 23-м стал Эммануэль Сандерс, который перешел в клуб уже по ходу сезона. Дибо Сэмюел стал в этом списке 28-м, Джорд Китл оказался лишь девятым, хотя назывался лучшим на своей позиции в НФЛ. Слот-ресивер Кендрик Борн не попал в список из-за недостатка передач в свою сторону, а Рахим Мостерт хоть и демонстрировал чрезвычайно эффективную игру, но делил игровое время с менее эффективным Тевином Коулменом. В целом вынос «Найнерс» не был существенно эффективнее, чем, например, у «Пэкерс».

С «Грин-Бэй» все более-менее ясно, поскольку у них есть Аарон Роджерс. В сезоне-2020 он реализовал 70,7% свои передач и набирал 11,6 ярда за успешный пас. Он не зацикливался на каком-то одном типе пасов и бросал как на короткую дистанцию, так и на среднюю, периодически запуская мяч далеко в глубину поля. Средняя глубина передач у него составила 8,1 ярда, что сопоставимо со средним показателем по лиге. В 2019-м, к примеру, Роджерс бросал чуть дальше (8,9 ярда), но в год получения MVP чаще делал ставку на надежные короткие передачи, чем поднял себе процент реализации.

Одновременно с этим, в 2019-м всего два квотербека (Тедди Бриджуотер и Дерек Карр) в среднем бросали короче, чем Гаропполо (6,5 ярда в воздухе за передачу). Он набил себе процент реализации 69,1, благодаря чему занял пятое место в лиге, хотя и умудрился бросить 12 перехватов несмотря на свою нелюбовь к рискованным пасам.

Embed from Getty Images

А теперь следите за руками. Райан Теннехилл занял первое место в лиге по ярдам за успешный пас (13,6), но он был в числе лидеров и по глубине передач (9,6, 3-е место). Джеймис Уинстон стал вторым как по ярдам за прием, так и по глубине передач. Мэттью Стэффорд — третьим по ярдам за прием и 1-м по глубине паса. А на шестом месте по ярдам за прием расположился Гаропполо (12,09), хотя по глубине паса он стал… 37-м.

Профессиональным квотербекам гораздо проще бросить в цель пас на короткую дистанцию, нежели на длинную. Недостаток коротких передач заключается в том, что они приносят мало пользы, несмотря на надежность. Распасовщики, которые чересчур увлекаются чекдаунами, зачастую загоняют свою команду в невыгодную позицию, драйвы под их руководством развиваются медленно, атака плетется по полю со скоростью улитки. В такой ситуации даже одна ошибка может свести на нет все усилия.

И вот здесь «Найнерс» решили взломать систему.

В их рецепте успеха нет ничего особо сложного, просто руководство «Сан-Франциско» сделало максимальную ставку на ресиверов, которые умеют набирать ярды ногами уже после ловли паса. Идеальным воплощением этой формулы стал Дибо Сэмюел, низкорослый и плотный принимающий, который больше похож на раннинбека. Так вот Сэмюел набирал 8,5 ярда после приема в сезоне-2019 и крышесносные 12,2 ярда в сезоне-2020.

https://twitter.com/MathBomb/status/1121920286528614402?ref_src=twsrc%5Etfw%7Ctwcamp%5Etweetembed%7Ctwterm%5E1121920286528614402%7Ctwgr%5E%7Ctwcon%5Es1_&ref_url=https%3A%2F%2Fwww.acmepackingcompany.com%2Fby-the-numbers%2F2021%2F5%2F20%2F22444495%2Fhow-to-build-an-aaron-rodgers-out-of-yac-and-mediocre-quarterbacks

Это великолепные цифры даже вне контекста, но после разбора условий набора этих самых ярдов они становятся еще более впечатляющими.

Допустим, ресивер ловит мяч за спиной у защитников и набирает ярды после приема в попытках добежать до зачетной зоны в открытом поле. Именно так свою статистику по ярдам после приема набивают Микол Хардмен или Эй Джей Браун. Но есть и другой вариант, когда ресивер получает мяч перед всей защитой и пытается продраться сквозь нее за счет скорости, ловкости и навыков ухода от оппонентов. Именно так ярды (8,5 после приема) и набирает Сэмюел, средняя глубина передачи в сторону которого в 2019-м составляла лишь 7,6 ярда. Нечто похожее делает также Айзея Маккензи из «Баффало», который набирает 7,8 ярда после ловли при глубине паса 4,6 ярда.

Давайте подойдем к вопросу иначе. Здоровяк Ди Кей Меткалф из «Сиэтла» — отличная цель для передач Рассела Уилсона. В 2019-м средняя глубина паса в его сторону была 13,7 ярда, а после приема он набирал в среднем 4,8 ярда. Получается, что в случае ловли паса он в среднем набирал 18,5 ярдов. При этом Меткалф ловил 59,8% передач, а мячи ему бросал не кто-нибудь, а Уилсон, квотербек элитного уровня. Сэмюел при глубине паса в 7,6 ярда набирал 8,5 ярда ногами, то есть в среднем приносил своей команде 16,1 ярда за прием. И хотя мяч ему бросал Гаропполо, за счет короткой дистанции Сэмюел ловил 74% передач в свою сторону. Таким образом, Сэмюел давал «Найнерс» примерно те же ярды, что и Меткалф, но в совершенно ином формате, да еще и в паре с Гаропполо.

То есть благодаря усилиям Сэмюела Гаропполо поднимался до уровня Рассела Уилсона, бросая вперед всего на 6-7 ярдов.

И Дибо в «Найнерс» такой не один. Джордж Китл — похожего формата зверь. В 2019-м он занял 7-е место по ярдам после приема (7,3) среди ресиверов и тайт-эндов при средней глубине передачи всего 6,1 ярда. Нет, Китл не столь же эффективен как Сэмюел в плане набора ярдов, зато он вылавливал умопомрачительный процент передач (80,2%).

Помните, мы упоминали статистику Аарона Роджерса в MVP-сезоне (70,7% реализации передач, 11,6 ярдов за прием паса)? В сезоне-2019 в случае передач в адрес четырех своих лучших принимающих (Сэмюел, Китл, Сандерс и Борн) Гаропполо реализовывал 73% передач и набирал в среднем 13 ярдов за прием. Из 2715 суммарных ярдов от этих исполнителей 1469 (54%) пришлись на ярды после ловли мяча.

Для сравнения Аарон Роджерс в сезоне-2020 успешнее всего бросал пасы Деванте Адамсу, Маркизу Вальдесу-Скэнтлингу, Аллену Лазарду и Роберту Таньяну. При передачах в сторону этих игроков Роджерс реализовал 73,5% передач на 3101 ярд при 13,3 ярдах за прием. С 3101 ярда 1236 были набраны после ловли (40%). При этом у «Найнерс» был лишь один ресивер с глубиной паса больше 8,7 ярдов, а у «Пэкерс» — лишь один принимающий с глубиной паса ниже 9,4.

Короче говоря, система «Найнерс» добилась эффективности лучшей версии Аарона Роджерса за счет коротких простых передач и набора ярдов ногами.

Почему не получилось в 2020-м?

В сезоне-2020 Гаропполо пропустил 10 игр. Но если вы дочитали до этого места, то должны понимать, что отсутствие стартового квотербека для системы «Найнерс» не является неразрешимой задачей. К сожалению, «Сан-Франциско» лишились не только Гаропполо, а стали самой подверженной травмам командой в лиге. Сэмюел пропустил 9 игр, Китл — 8, а новичок Брэндон Айюк (еще один специалист по ярдам после ловли) — 4. В лазарете также побывали Ричи Джеймс и Кендрик Борн, а также один из самых эффективных бегущих лиги Рахим Мостерт.

Даже в кризисных условиях нападение «Найнерс» стало 20-м по DVOA и 21-м по набранным очкам, что нельзя назвать совсем уж слабым результатом с учетом обстоятельств. Когда ключевые игроки «Сан-Франциско» выходили-таки на поле, то демонстрировали типичные для них показатели. Китл, к примеру, набирал 6,2 ярдов после ловли при глубине паса 7,9 ярда от Ника Малленса или Си Джея Бетарда. Сэмюел так и вовсе слетел с катушек и набирал 12,2 ярда после ловли за прием при глубине паса 2,2 (!) ярда.

В случае передач в сторону Айюка, Сэмюела, Китла, Борна и Джеймса разные квотербеки «Найнерс» реализовали 68,3% передач при 13,3 ярдах за прием. Единственным игроком с глубиной паса больше 10 ярдов стал Джеймс, все остальные полагались на самих себя и набрали 1300 ярдов из 2834 после ловли (46%).

Embed from Getty Images

Это не 54% из сезона-2019, конечно, но все равно очень высокий показатель. «Пэкерс» и «Чифс» в 2020-м добрались до отметки 40%, «Денвер» с целой плеядой талантливых ресиверов остановился на 37%, а выигравшие Супербоул «Бакканирс» набрали ногами 34%. И это несмотря на то, что все перечисленные команды набирают большую часть ярдов после приема в открытом поле после дальних «бомб» от Роджерса, Махоумса или Брэди.

Если примерить средние показатели квотербеков «Найнерс» при передачах в сторону лидеров, то этот коллективный распасовщик занял бы 9-е место по реализации (68,3%), но оказался бы лучше по ярдам за прием, чем любой квотербек в этом списке, располагающийся на 1-8 месте.

Вот что имеется в виду, когда идет речь об «удобной» для квотербеков системе Кайла Шенахена. Она заточена под то, чтобы в оптимальных условиях (без травм) делать квотербека калибра топ-10 в НФЛ из кого угодно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.