Русскоязычных игроков в НФЛ было не так уж и много, всех несложно запомнить. Говорил на русском легендарный ресивер Фред Билетникофф, родившийся уже на той стороне, в Пенсильвании. Попал в тренировочный лагерь «Тампа-Бэй Бакканирс» москвич Сергей Иванов и стал первым россиянином, сделавшим захват в НФЛ (в предсезонном матче). Восьмилетнюю карьеру в НФЛ провёл украинец Игорь Ольшанский, выступавший за «Сан-Диего» с Ладейниеном Томлинсоном, Дрю Бризом и Филипом Риверсом. А за «Нью-Ингленд Пэтриотс» успел поиграть Илья Ярощук, родившийся в Утике, штат Нью-Йорк.

Всё это более-менее известно тем, кто какое-то время интересуется НФЛ. Но лично я из недавнего документального фильма RTVI про Ярощука узнал, что он вырос не только в православной, но ещё и в футбольной семье. И в 1986 году комментатор студенческих матчей мог произнести фразу: «Захват совершил Ярощук, ассистировали Ярощук и Ярощук».

Кадр из документального фильма RTVI «Православный тачдаун»

Илья был первым из семьи Ярощуков, кто поступил в университет Нью-Гэмпшира благодаря футбольной стипендии. Всевидящие футбольные скауты отыскали крупного парня с трудновыговариваемой фамилией в крошечной Утике.

Письмо с приглашением поступить в университет Нью-Гэмпшира со стипендией. Кадр из документального фильма RTVI «Православный тачдаун»

«Моя мама смотрела на этих здоровых лбов в тренажёрном зале и говорила моему отцу: «Если ты отправишь сюда нашего сына, его кровь будет на твоих руках». Но потом она сидела на матчах и кричала вместе со всеми: «Врежь ему! Врежь! Сильнее! Сильнее», — вспоминал Илья Ярощук в интервью университетской газете.

Вскоре за Ильёй последовали его младшие братья Василий (или, как его знают американцы, «Базиль») и Александр («Алекс»). Алекс был самым перспективным с точки зрения футбольных скаутов, и ему предлагали стипендию многие университеты, включая «Сиракьюз». Но желание учиться вместе с братьями, а также хорошая академическая программа в колледже Нью-Гэмпшира одержали верх.

В 1986 году — единственном сезоне, когда все три брата одновременно находились в команде «Нью-Гэмпшир Уайлдкэт» — тренеры быстро придумали способ повысить медийность учреждения. Газеты с заголовком «Русский фронт» появлялись и за пределами региона.

Перестройка в СССР только-только началась, все ещё мыслят категориями Холодной войны, а тут три здоровенных эмигранта из Союза. Америка год как познакомилась с Иваном Драго, через два года появится и Шварцнеггер в «Красной жаре» с вопросом: «Kakie vashi dokazatel’stva?».

Кадр из документального фильма RTVI «Православный тачдаун»

Русский язык в «Уайлдкэт» тоже стал рекламной фишкой. В фильме RTVI Василий вспоминал, как они с братьями в ди-лайне указывали друг другу, кого из соперников брать, а те не понимали, о чём идёт речь.

Кому приходилось труднее всего? Их сестре, поступившей в университет Нью-Гэмпшира в 1987 году, но продержавшейся там только год.

«Ей пришлось уйти, потому что она ни с кем не могла пойти на свидание. Кто же захочет иметь дело с Русским фронтом?» — шутил Илья.

Илью в 1987 году в пятом раунде драфта НФЛ выбрали «Сент-Луис Кардиналс». Он успел поиграть за «Майами», «Финикс» (нынешняя «Аризона») и додинастийный «Нью-Ингленд». Братья профессиональном футболом заниматься не стали. Василий поехал в Нью-Джерси заниматься продажей медицинского оборудования, Алекс устроился в компанию Pfizer в Массачусетсе.

Не знаю, так это или нет (слава богу, коммьюнити у нас маленькое, и, возможно, Илья сам подскажет), но в Нью-Гэмпшире предпочитают считать, что братья каждый День благодарения собираются вместе, вспоминают футбольные деньки и разыгрывают небольшой выставочный матч во дворе. Наверное, не обходится и без футбольных команд.

«Ya vozmu sorok shest—A ti vozmi tritsatz dva!».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.