В американский футбол я пришёл в 18 лет, попав в состав киевских «Витязей». Уже в то время я был большим и высоким, имел опыт занятий боевым самбо и академической греблей, вот и подыскивал себе командный вид спорта. Перебирая, я выяснил, что в американском футболе жалуют больших парней. О футболе я знал с малых лет, это пришло из цикла передач «Спортивная наука», где одним из героев был Бен Ротлисбергер — он мне очень запомнился, и я до сих пор болею за «Стилерс».

В 2018 году я играл за киевских «Патриотов» на позиции линейного защиты — тогда мы играли одновременно в УЛАФ и Кубке Монте Кларка. После игры с «Северным Легионом» со мной связались Виталий Мельник и Евгений Рахимов из ужгородских «Лесорубов» и предложили попробовать свои силы в чемпионате Венгрии, где они сами играют уже не первый год. Я давно хотел попробовать свои силы в европейском турнире, поэтому уговаривать меня не пришлось, и я стал игроком команды из Мишкольца, которая по счастливому стечению обстоятельств также называлась «Стилерс».

Юрий Нагорняк, Павел Лесив, Евгений Рахимов, Василий Йордан и Андрей Лактионов в составе «Мишкольц Стилерс». 1 июля 2018, Мишкольц, Венгрия. Фото со страницы «Ужгородских Лесорубов» в Facebook.

На меня очень давила ответственность — очень хотелось показать себя как можно лучше, не ударить в грязь лицом. К первой игре я даже выучил немного венгерских слов, хотя позднее понял, что многие отлично говорят по-английски, так что языковых барьеров в плане коммуникации не было. Футбол в Венгрии техничнее и разнообразнее и туда приезжает больше легионеров, но тяжело мне не было. Сложилась даже обратная ситуация – в то время игры в УЛАФ и чемпионате Венгрии были поочерёдно каждую неделю, я ездил туда-обратно и в УЛАФ на контрасте играть было очень легко независимо от соперника – буквально как бабочка порхаешь на поле.

В том году мы дошли до финала, где уступили «Вулвс», но я сразу принял решение искать новые шансы играть в Европе. Теперь уже, попробовав себя в двух иностранных чемпионатах, могу сказать, что лишь в играх с иностранными командами сейчас я чувствую свой прогресс как игрока. При этом приятно играть и там, и там, пусть уровни турниров и отличаются. Здесь тебя поддерживают родственники и друзья, а там поддержка местных жителей, многие из которых болеют просто за красивый футбол — и за своих, и за чужих. Например, после финала 2018 года в Будапеште ко мне подходили фаны команды-соперника и говорили, что болели за меня. Это дорогого стоит.

Выбор страны, где я хотел бы играть у меня даже не стоял. Так сложилось, что Франция была у меня в жизни с самого детства. Моя мама – преподаватель французского языка, да и я сам учился в школе с уклоном на французский язык. Я знал, что там один из сильнейших европейских чемпионатов, и я смогу получить массу опыта. Чуть позже мы с мамой поехали в Ниццу — просто как туристы, на экскурсию. Я выписал телефоны 5-7 команд на бумагу и попросил её позвонить по номерам и спросить о возможности приехать и поиграть. К сожалению, тогда во Франции была пора отпусков и ответила лишь одна команда, но это были местные «Долфинс», куда я и хотел попасть. Я знал, что это сильная и амбициозная команда, которая становилась вице-чемпионом Элитного Дивизиона в сезоне-2016 года и сейчас стремится туда вернуться. Я провел там две тренировки и они согласились меня взять — так началась моя история в «Дельфинах».

Андрей Лактионов (#99) в составе «Ницца Долфинс». 2 февраля 2020 г., Канны, Франция. Фото: Личная страница Андрея Лактионова в Facebook

Моей главной целью было получить опыт как легионера-профессионала — не только в футболе, но и в жизни в другой стране, за 3000 километров от дома. К тому же, это Лазурный Берег, один из красивейших регионов мира, море  и горы рядом — бери не хочу. Ну и, конечно, языковая практика. С работой было тяжелее, т. к. по местному законодательству иностранец может получить рабочее место, только если работодатель докажет исключительность иностранца перед французом. Но с развитием удаленной работы можно жить где угодно, просто имея ноутбук и интернет, потому этот вопрос передо мной не стоял. А бытовые вопросы такие же как и у нас, с небольшой разницей, что там живут все в пригородах в домиках, а город сплошной деловой район.

Изначальным условием было, что я сам решу визовые вопросы, и здесь меня ждала главная неприятность — в посольстве был настоящий бардак и попасть на прием мне удалось лишь за 5 дней до первой игры. Как гражданин Украины я могу въезжать на территорию Евросоюза без визы, но проводить там ограниченный срок — максимум 90 дней за полгода. Чемпионат во Франции длинный (с января по сентябрь) и мне нужно было найти способ продлить это пребывание. Этого сделать не вышло, но мы с командой нашли компромиссный вариант — я жил и тренировался в Киеве, во Францию прилетал только на игры, а команда оплачивала мне билеты.

В этом сезоне «Долфинс» играли во втором дивизионе и изначально считались фаворитами — в команду пришел новый молодой главный тренер Леви Стерджис, а также пара отличных легионеров из США. Помимо этого, квотербеком команды был Салливан Сильверио – стартовый разыгрывающий сборной Франции. Сезон начался с тяжелой победы над принципиальными соперниками из Канн (после окончания игры едва не началась драка). Остальные игры дались легче — 6 побед, ни одного поражения, а затем чемпионат прервали из-за пандемии COVID-19. Думаю, что если бы не это, мы бы взяли трофей. Увы, не сложилось.

В команде была потрясающая атмосфера и у меня сложились отличные отношения и с французами, и с американскими легионерами. Ко мне сразу подошел капитан защиты и сказал, чтобы не боялся задавать любые вопросы по плейбуку и по игре. Конфликтных ситуаций вообще не возникало. А интересных историй столько, что можно целую книгу написать.

Пожалуй, больше всего меня поразило, когда француз из команды подошел ко мне и… начал говорить по-русски! Оказалось, что его мама из России. Но для них в этом не было ничего необычного — в некоторых французских школах изучают русский язык факультативно, а у многих ребят прадедушки или прабабушки были славянами. Но я к тому моменту уже долго не слышал родную речь и никак не ожидал такого за 3000 км от дома.

Игроков из каждой страны характеризует их ментальность. Если говорить о французах-линейных, то они очень агрессивные, техничные и хорошо держатся на ногах. Команды не скупятся и активно приглашают тренеров или играющих тренеров из США. Интересно, что они не такие крупные, как некоторые наши игроки (я практически в каждой игре был самым большим на поле), но это с лихвой компенсируется техникой. Получается противостояние атлетизма и техники — где-то сила победила, где-то их техника. Кроме того, у линии высокий командный дух — для квотербека и бегущего они спасители, многие занимаются вместе с самого детства (при большинстве французских команд обязательно есть детские и юношеские школы), потому игра против них становится серьезным испытанием. Для них это что-то вроде ремесла (у многих в американский футбол играли отцы и дяди), у них есть мотивация показывать себя даже во II дивизионе, т. к. в сборную можно попасть и оттуда. И важно, что есть возможность уехать учится и играть – конкретно в «Дельфинах» молодёжь регулярно уезжает играть в канадские колледжи.

Во Франции американский футбол действительно может стать делом жизни — например, помимо легионеров зарплату получают и те игроки, которые совмещают игру на поле с должностью в клубе. Но легионеры играют важнейшую роль в жизни команды — каждый из них, приезжая в команду, привносит что-то свое и часто это остается, даже когда он уезжает. Например, одним из лидеров «Долфинс» был канадец Террек Брайант, который был играющим тренером и так сплотил линию, что бегущий стал лидером по набранным ярдам по всех дивизионах Франции.

Андрей Лактионов (#99) и Террек Брайант (#72). 25 февраля 2020 г., Ницца, Франция. Фото: Личная страница Андрея Лактионова в Facebook

Для меня игра во Франции и Венгрии стала неоценимым опытом. Я объездил почти всю Европу, всю Венгрию и половину Франции — те места, в которые без футбола я вряд ли бы попал. Хотелось бы полученные знания и опыт применить у себя в Украине. Конечно, моя натура движет открывать новые горизонты. Но сейчас это всё зависит от ситуации с COVID-19. Предложения есть, однако многим командам эпидемия принесла множество проблем, в том числе и финансовых. К тому же, среди европейцев существует приоритет на игроков из «Большой четверки».

В Украине сейчас поколение очень талантливых игроков. Максим Черепивский, Тимур Литвинов, Игорь Лысенко — они отлично показали себя в Европе. Александр Посунько получил приглашение на комбайн КФЛ. В том и проблема, что игроков из Украины в Европе можно пересчитать по пальцам и они особо не ценятся. Наверное, отчасти я и хотел показать, приезжая во Францию, что игроков из Восточной Европы недооценивают. Качества нужны такие же, как и в играх на родных полях — важно забыть, что ты далеко от дома и показывать себя на 100%. Языкового барьера лично у меня не было (я говорю практически свободно по-английски и по-французски), но хотя бы английский желательно знать. Знание местного языка положительно влияет на твой образ для команды — можно открыть для себя многие двери. Еще в самом начале, когда мы только начали обсуждать возможность моего перехода в «Долфинс», представитель команды спросил меня — почему я хочу именно в Ниццу? Я решил ответить по-французски — верю, что этим их и зацепил. Но, возможно, все гораздо проще — недостаток габаритных линейных есть везде.

Как бы то ни было, я жалею лишь о том, что не сделал все это раньше. Если спросить меня о том, что я хотел бы посоветовать самому себе 5-летней давности — это точно будет не тратить время впустую и не бояться заглядывать за горизонт.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.