Представьте себе пантера ростом 193 см и весом 105 кг. От игрока с такой антропометрией вы скорее будете ждать жестких захватов или давления на квотербека, но никак не выпинывания мяча в ближайшие слои атмосферы.

Татуировки плотным слоем покрывают его тело — руки, торс, шею, даже соски и кожу вокруг ушей. И это не просто серия татуировок — это общая, неразрывная связанная композиция, состоящая из серии портретов и рисунков. Дополняют яркий образ усы, которые скорее подошли бы вашему отцу, и австралийский акцент — 26-летний пантер университета Майами Лу Хедли надолго останется в памяти, стоит на него только взглянуть. Так и случилось — фотография Хедли со знаменитым жестом «U» в день подписания стала хитом твиттера.

Этого не должно было произойти. Хедли не был звездой школьного футбола — просто 3-звездочный игрок спецкоманд из калифорнийского техникума (т. н. Junior College, учреждения среднего специального образования, откуда университетские программы рекрутируют наравне со школьниками — прим. ред) подписывает официальные бумаги… Однако фотография Хедли стала вирусной уже через несколько часов после публикации.

Пару месяцев спустя Хедли прибыл в университетский кампус и человек-мем («Майами подписал того пугающего чувака с папиной работы») стал реальным игроком и без того одной из самых вычурных программ страны. Его дебют стал кульминацией его жизненного пути, который разительно отличался от большинства других игроков, и был куда большим событием, чем та фотография в твиттере. Бесчисленные часы в тренажерном зале и тату-салоне привели бывшего сборщика строительных лесов из австралийской пустыни к важнейшему решению в жизни, когда он оставил в прошлом всю свою жизнь ради шанса играть в футбол профессионально. «Моей целью является НФЛ и у меня нет никакого «Плана Б», — говорит сам Хедли, — Все свои силы я вкладываю только туда».

***

Все началось в Лимене — небольшом рыбацком городке на побережье Западной Австралии, омываемом Индийским океаном, где Хедли провел детство. Его отец ловил раков, так что все ранние годы были проведены или в самом океане, или вокруг него. Ему уже тогда нравился австралийский футбол, но Лимен был слишком маленьким, чтобы содержать спортивную команду. Вскоре отец получил работу в Перте и ситуация изменилась — его успехи в спорте росли и Лу начал подумывать о профессиональной карьере.

Он играл фуллбеком — в австралийском футболе это защитная позиции, которая позволяла ему регулярно бить по мячу, демонстрируя всю мощь удара. Однако параллельно со спортивными достижениями он начал заметно сбавлять в учебе. Чем ближе был выпуск, тем очевиднее становилось, что школу он не закончит, так что он бросил её сам и пошел работать сборщиком строительных лесов.

«Я почти 7 лет провел в строительной обвязке. Было весело, да и деньги были хорошие — рассказывает Хедли, — к тому же, это позволяло мне поддерживать спортивную форму, а тратить заработанное было особо некогда».

Хедли ездил по всей Западной Австралии, собирая строительные леса. Целый год он работал на стройке газовой вышки в Онслоу, затем вахтовым методом возводил конструкции на побережье, приезжая на месяц и возвращаясь домой на неделю. И все это время он делал на теле татуировки.

***

Свою первую татуировку он сделал в Гонконге, когда ему было 15 лет — просто собственная фамилия на бицепсе. Затем она разрослась в целый рукав, потом в другой и со временем покрыла все туловище, шею, частично ноги. Сам он говорит, что не планировал заходить так далеко, но каждый раз, заходя в салон, поддавался искушению. «Часто я заходил в салон просто посмотреть альбом, но глаз цеплялся за что-то и я принимал решение», — говорит Хедли.

Некоторые из рисунков имеют особое значение — например, мужчина и женщина на сторонах его шеи сделаны в честь бабушки и деда. Однако большинство особого смысла не имеет. Лу рассказывает, что ему самому больше всего нравится НЛО, похищающее корову на его предплечье, татуировки панды над ухом и рука, сжимающая в кулаке мир. Они также вызывают восхищение окружающих.

Самая болезненная — на сосках. Когда татуировка на его груди была почти закончена, татуировщик решил, что будет красивее не обходить вокруг сосков, а пройти прямо через них. «Меня как будто током били», — рассказывает Хедли.

В 2016 г. это увлечение превратилось в бизнес, когда Лу с товарищем решил купить салон на Бали, где он занимался серфингом и путешествовал. Сам Хедли видел в этом скорее способ отдаться своему хобби, чем заработать деньги. И, конечно, делать все больше и больше татуировок.

***

Когда главный тренер академии «Прокик Австралия» Нейтен Чапмпен впервые увидел Хедли, он не знал, что и думать. У академии отличная репутация — там умеют находить и тренировать кикеров и пантеров, а затем пристраивать их в американские программы. Хедли мгновенно произвел впечатление.

«Нам пришлось сразу спросить, нет ли у него проблем с законом или каких-нибудь особых убеждений, — рассказывает Чапмен, — Если бы что-то было, он бы просто не получил визу».

Друзья и сокомандники давно уже убеждали Хедли попробовать себя в американском футболе. И все это время он отказывался от этой идеи — его планом было собрать накопленное и поехать путешествовать в Европу. Но затем, незадолго до отъезда, он решил дать футболу шанс.

И это оправдалось. Просмотр в Prokick был успешным, он отказался от плана поехать в Европу и переехал из Перта в Мельбурн в 2017 г., чтобы начать обучение. По прибытии тренеры дали ему прозвище «Breaking», т.к. он выглядел так, будто снимался в сериале «Во все тяжкие» (англ. Breaking Bad).

За последние два года, «Прокик» отправил два с половиной десятка кикеров и пантеров в футбольные программы I дивизиона НСАА. Кое-кто из выпускников даже пробился в НФЛ. И Чапмен сразу понял, что у Хедли есть спортивный талант, чтобы пройти этот путь. Другое дело — академическая успеваемость.

«С точки зрения атлетизма все было отлично, — говорит Чапмпен, — Мы переживали, сможет ли он поступить в техникум и показать достаточную успеваемость, хватит ли у него денег на переезд».

Понимая цену такого шанса, Хедли собрал все ресурсы, которые мог, продал долю в тату-салоне и затем, не сыграв ни снэпа в реальной игре и без малейшего понимания нюансов футбола, отправился за 15 тысяч километров поступать в городской техникум Сан-Франциско.

***

Уже более десятка лет тренер линии нападения футбольной программы городского техникума Сан-Франциско (ССSF) Эдуардо Нуно рекрутирует игроков из-за пределов страны. Будучи из Тихуаны (Мексика), Нуно сам когда-то был в такой ситуации. Он отдает должное футбольным трансляциям, которые помогли ему выучить английский язык, отучиться в средней школе и получить футбольную стипендию Тихоокеанского университета. Он точно знает, как футбол меняет жизнь.

Он ждал Хедли на автостоянке рядом с аэропортом, но австралиец все никак не объявлялся — оказалось, что будущего пантера «Майами» задержали на границе для дополнительной проверки. «Это все из-за тех татуировок», — говорит Нуно.

Хедли все-таки пересек границу, всего-то небольшая задержка, но счет шел на минуты — до первой игры оставалось меньше месяца, а он еще толком не знал ни правил, ни ритма новой игры. Приспосабливаться к новой жизни пришлось на ходу.

Чтобы сэкономить деньги, Хедли делил жилье с другими — в доме было 4 спальни, но жило там 12 человек. включая Джона Берарда, ставшего его соседом по комнате, близким другом и товарищем по команде. Берард был лонг-снэпером в команде.

«Он абсолютно новый вид пантеров. Он только приземлился, а через неделю уже зажигал на тренировках, — говорит Берард, — Сразу видно было, что он австралиец. Явился к нам в своих коротких шортах, татуировках с головы до ног и с кольцом в носу. О футболе не знал вообще ничего — только что нужно захватывать и носить каркас».

Внезапной преградой в начале карьеры стал ветер. У Лу все еще получалось отправлять мяч в среднем на 40 ярдов, но возможностей проявить себя вовсю и отправить хотя бы на 60 было немного. Но несмотря на скромную статистику тренеры отмечали его, а скауты съезжались посмотреть. Один из таких визитов закончился приглашением в «Техас Тек» — но… для Берарда, а не для Хедли.

Чтобы повысить свои шансы и сохранить год допуска к играм, в 2018 Хедли стал «освобожденным игроком» (redshirt, т.е. продолжить тренироваться, но не играть) и сконцентрировался на академической успеваемости. С того момента, как он последний раз сидел за партой, прошло уже почти 10 лет и учеба давалась непросто, но он закончил год со средней оценкой заметно выше необходимых 3 баллов. В свой второй год он также уделял много времени силовым тренировкам. Будучи и без того немалых размеров, он работал в зале по три часа в день — в результате настолько прибавил в физике, что начал тренироваться с лайнменами.

Photo courtesy of Louis Hedley

Свою роль сыграл и американский фастфуд. Его любимым местом был «Уингстоп» (сеть ресторанов с блюдами из курицы) — в итоге вес Лу скакнул до 115 кг.

Такой атлетизм заметили в «Сильной пятерке». Предложение сделал университет Майами — и уже 6 февраля 2019 г. фотография накаченного и татуированного Хедли была во всех соцсетях.

«Думаю, нам удалось раскрыть лишь малую часть его таланта. С точки зрения физики он уникальный игрок, его лучший футбол впереди», — рассказывает Нуно.

***

Перед сезоном-2019 Хедли вернулся с Австралию и отрабатывал удары на базе «Прокика». Он немного сбросил вес, но 105 кг всё ещё более, чем достаточно. За это время у него успел родиться сын Локи, который изменил его взгляды на жизнь. Еще до его рождения Хедли решил взяться за ум и получить, наконец, диплом, а отцовство дало шанс осознать правильность выбранного решения.

«Все, что я делаю, я делаю для этого мальчика, — говорит Лу Хедли, — Каждый день я начинаю с этой мысли. Это огромная мотивация для меня и я очень надеюсь, что однажды достигну своей цели, а он будет смотреть на это».

В «Майами» ему снова пришлось адаптироваться к новому распорядку. Очарование Саут-Бич и особый стиль легендарной футбольной программы, несомненно, повлияли на его выбор. Но было и еще кое-что — именно за «Майами» в свое время играл кумир его молодости Дуэйн «Скала» Джонсон. Когда в апреле прошлого года Хедли написал у себя в твиттере, что выбрал 94 номер в честь Джонсона, тот сделал ретвит, который увидели 13 миллионов подписчиков и австралиец проснулся окончательно знаменитым.

«„Скала“ был моим героем в детстве, — рассказывает Хедли, — А теперь он знает, кто я и это невероятно круто. Надеюсь, однажды мы познакомимся».

Весь вопрос был в том, как Хедли фактически выступит на позиции. Физически он был одним из самых впечатляющих игроков в стране — если вообще не лучшим по атлетизму на позиции. Но ему всё ещё нужно многому научиться.

«У него физика игрока НФЛ, весь вопрос в том, как «Майами» будет его использовать, — говорил Чепмен перед началом сезона-2019, — Но куда важнее уровень авантюры, на который он решился, потратив все свои сбережения. Если бы это не сработало, он был бы в полной заднице».

***

По итогам сезона-2019 Лу Хедли пробил 64 панта на 2808 ярдов (43.9 ярдов в среднем за удар) и один раз разыграл успешный фейк забегом на 21 ярд. Был признан самым ценным игроком спецкоманд «Майами»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.