Пару недель назад, похоже, закончилась эра Митчелла Трубицки в «Чикаго» — эра, всеми силами напрашивающаяся на слово «нестабильная». И случился этот конец позже, чем ожидали сейчас, и раньше, чем ожидали три года назад. После всего 10 четвертей футбола и даже при отличном результате 2-0, Мэтт Нэги посадил Трубицки на скамейку после перехвата в матче с «Атлантой». Казалось бы, странное решение — но уже в тот момент все всё понимали и вопросов ни у кого не возникло, ведь этот ход отчаянно напрашивался уже очень, очень давно.

Один из источников автора текста, ранее работавший в «Чикаго» при Трубицки, сильно сомневается, что тот хоть когда-нибудь будет соответствовать статусу пика, под которым его выбрали. Его неопытность в больших играх за колледж плохо подготовила Митча к профессиональной карьере, а его слабости не устранить упорной тренерской работой, ведь «главная проблема парня — ментально он не готов к своей роли».

«Два других парня были впереди него и сейчас впереди него. Его всегда будут сравнивать с ними, а это только сильнее на него давит. Ему просто не повезло».

«Два других парня» это квотербеки, которых выбрали в первом раунде после Митчелла: Патрик Махоумс и Дешон Уотсон, которые уже сейчас входят в когорту лучших игроков лиги. Трубицки же никак не оправдал ожиданий от второго пика, под которым он был выбран — а тени Махоумса и Уотсона всегда будут лежать на его карьере. В межсезонье их клубы потратили огромные деньги на продление контрактов с ними, а «Беарс» — пик четвёртого раунда на квотербека, который в итоге и отнял стартовое место у Трубицки.

Больше, чем через три года после драфта-2017, особенно ярко стоит вопрос, который будут задавать всё время, пока эти тени будут большими: чем, чёрт возьми, чем думал генменеджер «Чикаго» Райан Пейс, когда выбирал Трубицки?!

Чтобы понять ответ на этот вопрос, нужно погрузиться в перипетии того драфта. Bleacher Report поговорил с источниками, которые связаны с «Беарс», «Чифс» и «Тексанс», а также со специалистами по квотербекам, изучавшими игроков того драфта. Так как многие из них до сих пор работают в лиге, комментарии были даны на условиях анонимности.

Джон Фокс, который был тогда тренером «Беарс», до утра драфта понятия не имел ни о том, что его генменеджер Райан Пейс хочет выбрать квотербека, ни о том, что этим квотербеком он видит Митча Трубицки. Ранее, по словам источников, он ясно дал понять, что первым его выбором среди квотербеков был Дешон Уотсон, потом Патрик Махоумс — и только после них Трубицки.

Да Фоксу вообще не хотелось разыгрывающего — после отстойного сезона он рисковал быть уволенным, так что развитие кого-либо в его планы не входило. Он желал получить Джамала Адамса, сейфти из «Луизианы Стейт» и большинство людей в организации были уверены, что именно его Пейс и выберет.

(Ни Фокс, ни Пейс не изъявили желания дать комментарии для этого текста).

Несмотря на то, что Пейс посвятил Фокса в свои намерения утром перед драфтом, другие сотрудники «Чикаго» не были в курсе планов команды вплоть до момента, когда Пейс обменял четыре драфт-пика за подъём на одну позицию вверх до второго пика и не позвонил Трубицки. Источник, знакомый с ситуацией, утверждает, что Фокс не был одинок в своей неуверенности в выбранном командой квотербеке.

Ryan Pace and John Fox in 2017

Но Пейс был как будто зациклен на позиции квотербека и на Трубицки в частности. Этим и объясняется тот странный подъём вверх.

«Я не знаю, откуда они получали свою информацию о необходимости обмена вверх, но эти источники не были идеальными, — говорит человек, близкий к команде. — Отдать четыре пика только ради подъёма на одну позицию — это же безумие! Особенно для команды, у которой и так были дыры в ростере. «Найнерс» просто развели «Чикаго»».

Пейс стал генменеджером в 2015 году и пытался обменяться сначала за Маркусом Мариотой на драфте-2015, а потом за Карсоном Венцем на год позже. Источник в команде говорит, что неудачный конец этих затей только подогрел желание Пейса отдать всё, что только можно, чтобы добыть Трубицки. Поэтому, как только до фронт-офиса «Беарс» дошли слухи, что какая-то команда хочет обменяться вверх и выбрать Митчелла, Пейс сделал всё, чтобы эти слухи не стали явью.

Во всей лиге скауты, менеджеры и тренеры пребывали в крайнем недоумении от действий «Чикаго». «Каждый чувствовал просто полнее охренение от выбора Трубицки под вторым пиком, — говорит скаут команды, которая тоже выбрала разыгрывающего на том драфте. — Мы даже подумать не могли, что они это сделают. Это казалось абсолютно нереальным».

Такой шок был в том числе из-за того, что Пейс держал свои намерения в секрете, но основная причина — для большинства команд Трубицки был третьим квотербеком драфта и оценивался на уровне позднего пика первого раунда.

«Я не думаю, что хоть кто-то оценивал его так высоко, как «Беарс»», — говорит скаут, который очень подробно изучал разыгрывающих с того драфта.

«Дивизион рад, что «Чикаго» его выбрал», — утверждает скаут, на момент того драфта работавший в НФК Север. Его команда оценила Трубицки на уровне третьего раунда.

«Дешон был 1А, а Патрик 1Б, — утверждает скаут из АФК. — О Трубицки тоже говорили, просто его не оценивали так высоко, как этих ребят. Если вы хотите назвать его третьим, то да, можете сделать это».

View this post on Instagram

Love the game! ⏰

A post shared by Patrick Mahomes II (@patrickmahomes) on

«Трубицки был третьим, без вариантов, — утверждает скаут, чья команда выбирала квотербека на том драфте. — У нас было так мало материала по нему — он же только один год был в старте в колледже. И большую часть своей карьеры там он проигрывал место в старте чуваку, который не имел шансов попасть в НФЛ. Как бы ни говорили, какой он прототипичный квотербек для лиги, он оставался такой же тайной, как и другие два парня».

Тогда что же такого увидел в Трубицки Пейс, чего другие не увидели?

Пейс пришел в «Чикаго» из «Нового Орлеана» и видел в идеальном квотербеке нечто, похожее на Дрю Бриза. На пресс-конференции после драфта он и сравнил Митча и Бриза:

«У всех этих топ-квотербеков есть способности читать свои риды, читать прикрытие, выполнять аккуратные передачи даже тогда, когда конверт схлопывается. Эти ребята обладают такими способностями. Митч ими обладает. И Дрю обладает тоже».

«Больше всего людей в Митче интриговала его способность играть в про-стайл-нападении, — говорит скаут, внимательно изучавший квотербеков в том году. — Именно это все пытались определить».

Но всё-таки Пейс доверился не только своему собственному мнению. Несмотря на то, что Трубицки приходил из не самой заметной программы Университета Северной Каролины, его высоко оценивали драфт-аналитики в лице Мела Кайпера, Джила Брандта и Чарли Кэссерли. У них всех он был лучшим квотербеком драфта.

Красные флаги в случае Трубицки были очевидны: отсутствие опыта и ментальность. Тренеры УСК не сильно в него верили в его бытность игроком команды, в конце концов.

Будучи первокурсником в 2013 году, Трубицки просидел весь год освобожденным игроком (red-shirt, тренировался с командой, но не играл). Потом он два сезона сидел под Маркизом Уильямсом, лишь изредка выходя на поле.

Тренеры объясняли это тем, что с Уильямсом они побеждали (11 побед подряд в 2015 году), поэтому и не меняли его. Некоторые скауты называли ещё одну причину: Уильямс был родом из Шарлотт и был своим, местным. Но было ли что-то ещё?

Один скаут говорит, что он был очень впечатлён видео игры Трубицки в матче против «Делавэра» в 2015 году, когда второгодка бросил четыре тачдауна после того, как Уильямс покинул игру из-за травмы.

Поэтому он спросил у друга из штаба УСК, почему они просто не поставят пацана в старт. Что вы там курите, ребята, если у вас в старте играет Маркиз Уильямс, а в запасе сидит этот алмаз?

«Он засмеялся и сказал, что парни просто играли ради Маркиза, — вспоминает тот скаут. — Он не ругал Трубицки прямо, но я взял на заметку его ментальность, ведь что-то с ним было не так. Невозможно же, чтобы такой талант не играл в старте, особенно, когда препятствие — это Маркиз Уильямс».

«Тот парень, Уильямс, был сердцем и душой раздевалки, — утверждает скаут команды, выбравшей на том драфте квотербека и внимательно изучавшей Трубицки. — Игроки сплачивались вокруг него — и именно поэтому они держали Митча на скамейке».

Mitch Trubisky spent one season as a starter at North Carolina before going pro and becoming the No. 2 overall pick.

«Когда они описывали, почему Трубицки не может выиграть место в старте, напрашивались различные вопросы по этому поводу, — утверждает один из изучавших Трубицки скаутов. — «Парни его любят? Парни готовы за него биться?» И как только вы начинаете углубляться в тему и задавать такие вопросы, в вашу голову начинают закрадываться сомнения».

Назовём этот фактор «Этим фактором». Именно из-за него, оглядываясь назад, многие оценивающие говорят, что ошибка «Беарс» выглядела очевидной уже тогда — именно «Этот фактор» определял то, что есть у Махоумса с Уотсоном, но чего нет у Трубицки.

«У Махоумса была развязная уверенность в себе. Дешон был как Рассел Уилсон — слушая его, вы заряжались чем-то очень мощным», — говорит скаут из АФК — и не он один.

Что насчёт Трубицки? «Вы просто не видите в нём лидера кучи огромных мужиков, не видите парня, который бы встал и посмотрел вам в глаза. Трудно описать словами».

Источник, близкий к «Беарс», верит, что Пейс считал Трубицки комфортным выбором с минимальным риском. «Медведи» понимали, что если Махоумс достигнет своего потенциала, он будет самым сильным игроком, но они верили, что Трубицки реализует свой потенциал куда вероятнее. Трубицки был проспектом с самым низким потолком и самым высоким полом из всех троих.

Скауты в лиге считали, что у Махоумса лучшая рука, но многие боялись, что его стиль игры не сможет прийтись ко двору в профессиональном футболе. Уотсон имел значительный победный опыт, но были вопросы по точности его пасов. Он бросил 32 перехвата в 38 матчах. «Вы прекрасно понимали, что получаете, выбирая Митча, — говорит источник. — Когда на вас такая ответственность, легче сделать комфортный выбор».

На первый взгляд Уотсон, квотербек действующего на тот момент национального чемпиона «Клемсон Тайгерс», выглядел очевидным выбором. Он играл в старте два полных сезона, в обоих из которых вывел «Клемсон» в финал национального плей-офф — а во втором из них даже победил «Алабаму», чью защиту считали сравнимой по уровню с командами НФЛ.

«Уотсон обладал чем-то, что можно назвать магией: тем самым «Этим фактором», — рассказывает один менеджер. — А когда у вас есть «Этот фактор», вы способны на очень многое. Он был особенным».

Просто были ещё факторы, которые сделали его выбор чуть менее комфортным для «Чикаго».

У скаутов были вопросы к точности Уотсона на дальних пасах и к его стабильности, так как нападение «Клемсона» строилось на кидании мяча в первый рид. Как сказал один скаут, Уотсон тащил в конце игр, но был довольно небрежен в начале.

Ещё одним фактором был Дабо Суинни.

Когда главный тренер «Клемсона» сравнил Уотсона с Майклом Джорданом на Сениор боуле перед драфтом, скауты и менеджеры испытали эффект дежавю. Многие из них закатили глаза, так как они много раз слышали, как университетские тренеры расхваливают своих бывших подопечных. Но Суинни однажды в этом плане совсем обнаглел: все помнили пример предыдущего квотербека «Клемсона», Таджа Бойда.

«Джетс» выбрали Бойда в шестом раунде драфта-2014 и отчислили его по ходу лагеря. Оценивающие знали, что у Бойда нет будущего в лиге, но на открытой тренировке «Тайгерс» в 2015 году Суинни встал перед репортёрами и сказал: «Слушайте, парни. Я вас уверяю: Тадж Бойд — квотербек уровня НФЛ. В моём ростере он точно был бы. В могилу готов с этим пойти».

Через день Бойд был подписан «Стилерс», а в августе — снова отчислен.

«Люди были бы в любом случае немного разочарованы в следующем квотербеке «Клемсона». Помните же Таджа Бойда? — утверждает один скаут. — Когда он выпускался, то имел определённую популярность, но ожиданий никак не оправдал. И люди имели основания думать, что это — метка их квотербеков».

Суинни говорит, что имя Бойда всплывало в разговорах с персоналом НФЛ при подготовке к драфту-2017, но он сразу же обозначил разницу между ним и Уотсоном:

«Таджу пришлось два года завоёвывать место в старте, а у Дешона были уникальные способности, когда он к нам пришёл. Именно поэтому он выиграл место в старте, будучи фрешменом. Он победил выпускника. Он вывел команду в два национальных финала. Я не пойму никого, кто пропустит этого парня».

View this post on Instagram

Letssssss Goooooooooo!!!!! ENERGY 🤘🏾

A post shared by Deshaun Watson (@deshaunwatson) on

Уотсон чётко дал понять, что не считает работу, которую проделали «Беарс» по его оценке, достаточной. В мае он написал: «»Беарс» НИ РАЗУ не говорили со мной..». «Медведи» проводили персональные тренировки и обеды с Махоумсом и Трубицки, но не с Уотсоном.

Тот твит Уотсона не был до конца правдивым, так как скауты «Беарс» посетили его открытую тренировку и разговаривали с ним во время неё. Но личный тренер Уотсона, Куинси Эвери, не считает, что это было реальным выражением интереса. «Они пришли на его тренировку, но не проявляли того интереса, который обычно проявляют команды, которые хотят заполучить игрока, утверждает Эвери. — Если вы реально заинтересованы в квотербеке, вы зовёте его на обед после тренировки или организуете встречу в ином формате, где он сможет поговорить с вами эксклюзивно».

Эвери говорит, что он знал, что Фоксу, который является другом Суинни, нравился Уотсон, но Пейс не хотел думать ни о ком, кроме Трубицки.

И если Уотсон был выбором Фокса и ещё нескольких видных деятелей «Чикаго», то Махоумс считался тёмной лошадкой.

Выпускник «Техас Тек» был самым противоречивым из всего трио, так как его импровизационный стиль игры был крайне непредсказуем. Скауты не видели до этого большого количества эйр-рэйд квотербеков, которые были успешны на профессиональном уровне. Ему нужна была идеальная тренерская ситуация и время на развитие. Многие респонденты видели, что его талант — самый большой, но его же путь к тому, чтобы стать квотербеком уровня НФЛ, будет самым длинным — и будет ли он закончен вообще?

Для скаутов и тренеров было непростой задачей заставить свой менеджмент всерьёз рассматривать Махоумса. Источник из «Джайентс» утверждает, что Бен Макаду, в то время главный тренер команды, очень высоко оценивал Махоумса, но генменеджер Джерри Риз вместо этого выбрал в третьем раунде квотербека Дэвиса Уэбба.

Махоумс посещал «Джетс» для беседы и личной тренировки, но источник, близкий к «Реактивщикам», утверждает, что тогдашний генменеджер Майк Маккэгнен был настроен выбрать квотербека на драфте-2018, драфт-класс которого он считал куда более талантливым. Несмотря на впечатляющую тренировку Махоумса, где он показал свою руку во всей красе, «Джетс» выбрали Джамала Адамса, показывая, что не видят в Патрике своего франчайз-квотербека.

Ну и сейчас настало время высыпать пуд соли на зияющие раны болельщиков «Чикаго». «Беарс» где-то в марте сказали Махоумсу, что считают его лучшим квотербеком драфт-класса и дали ему понять, что хотят выбрать его. Это объясняет, почему Махоумс досчитал до десяти, когда бросил пас в тачдаун на «Солдер Филд». «10» — это его позиция на драфте, сообщение тем, кто упустил своего «топ-квотербека». Интерес «Беарс» к Махоумсу был реальным, но объявление Махоумсу такой информации могло быть просто дымовой завесой, необходимой для получения своего настоящего топ-квотербека.

Сейчас-то понятно, что Махоумс должен был быть первым пиком того драфта, выше даже ди-энда Майлза Гаррета, который теперь является суперзвездой «Кливленда». Для фанатов «Беарс» видеть, как Махоумс играючи разрывает защиты, бывает больно — но, справедливости ради, не им одним.

У «Канзаса» на том драфте было то, чего не было ни у «Чикаго», ни у «Хьюстона» — чёткая уверенность в том, кто именно из квотербеков им нужен. В «Чикаго» же тот же тренер Фокс предпочитал Уотсона, но хотел задрафтовать сейфти Адамса — и при этом не оказал влияния на принятие решения.

Разница между «Хьюстоном» и «Чикаго» состояла в том, что «Тексанс» развили Уотсона в квотербека, заслуживающего огромного контракта, а «Беарс» прошляпили весь потенциал, который когда-то был у Трубицки.

Поднимите вопрос перспектив Трубицки при разговоре с сотрудником «Беарс» — и получите в ответ удручённое молчание. Эта тема в организации — табу — но она актуальна, особенно сейчас. Закончился ли Трубицки, как стартовый квотербек «Чикаго»? А как стартовый квотербек вообще в НФЛ?

Некоторые в лиге ответят отрицательно. Некоторые согласятся, ведь он был плохим драфт-пиком и не оправдал ожиданий. Но большинство уверено, что игрок таланта Трубицки и его атлетизма должен получить ещё один шанс.

Свежий старт в новом городе должен помочь. Карьера Трубицки в «Чикаго» началась в совсем не идеальных условиях. Его освистали на игре «Буллс», хотя он на тот момент и снэпа в форме «Беарс» не сыграл. Сначала он был бэкапом Гленнона, но тот играл так плохо, что Трубицки вышел в старте уже на пятой неделе. После сезона 5-11 Фокса уволили, и это действие сопровождала обильная критика относительно неудачного использования им своего молодого франчайз-квотербека.

«Худшая вещь, которую вы можете сделать для тренера — дать ему квотербека, который ему не нравится», — говорит скаут из АФК.

В своём втором сезоне Трубицки пришлось изучать новое нападение, но на этот раз ему дали настоящего атакующего тренера, Мэтта Нэги, который, будучи координатором «Канзаса», изучал всех трёх квотербеков. Он принял предложение работы, зная, кого ему придётся пестовать.

В первом сезоне Нэги «Беарс» внезапно были хороши, во многом благодаря трейду Калила Мака. Защита лидировала в лиге с 37 спровоцированными потерями мяча и постоянно давала Трубицки хорошую позицию на поле. Сам Трубицки попал в Пробоул в качестве альтернативы после сезона с 3223 ярдами, 24 тачдаунами, 12 перехватами и пасовым рейтингом в 95,4 балла — с отрывом, наибольшим в его карьере, но который при этом в том сезоне был лишь шестнадцатым.

Штангостук от Коди Парки замаскировал реальную причину поражения в уайлд-кард раунде: нападение не было способно набрать больше 15 очков. Но второй сезон Трубицки всё равно выглядел прогрессом: было видно, что он способен на многое (например, на перформанс против «Тампы» с шестью тачдаунами) и может прогрессировать дальше.

Но в следующем сезоне защита стала играть хуже и Трубицки превратился в тыкву. Вопросы относительно лидерства и «Этого фактора» стали возникать всё чаще и чаще. Во время серии из четырёх поражений подряд Нэги отправил своего квотербека смотреть записи игры и менять свой язык тела после того, как он заметил, что Трубицки слишком нервно реагирует на плохие розыгрыши. На пресс-конференции Трубицки сказал, что выключает телевизоры в тренировочном комплексе, чтобы не слышать постоянную критику, что дало новый старт разговорам о том, что он слишком избалован.

Было видно, что организация делает многое, чтобы обезопасить своего квотербека от лавины общественного осуждения. Через шесть дней после проигрыша «Пэкерс» в первом матче сезона-2019 его спросили об этой игре, но ответ был простым: «Не, мне запретили о ней говорить». Когда на него начали давить с требованиями сказать, кто же запретил, он ответил, что это был специалист по пиару.

К концу сезона-2019 стало очевидно, что команде нужен запасной план по части квотербека.

И «Беарс» выменяли Фолса, который был знаком Нэги по совместной работе в «Филадельфии». (Если же Фолс не оправдает ожиданий, команду будут осмеивать уже по другому поводу: Кэм Ньютон был доступен в то же время и за существенно меньшую цену).

Nick Foles (left) and Trubisky

«Они пытались предсказать то, чего нельзя было увидеть на плёнке, — утверждает личный тренер Уотсона Куинси Эвери. — Я думаю, в этом и причина, почему это был настолько неудачный пик для них. Трубицки был нормальным квотербеком в колледже, который демонстрировал задатки, но никогда не делал этого на постоянной основе, и было бы странно полагать, что на уровне НФЛ он будет справляться с этим лучше».

Несмотря на свою посадку в запас в том матче с «Атлантой», Трубицки появился на послематчевой пресс-конференции, как и полагается. Он держался достойно и взял на себя ответственность за ошибки. И это было небом и землёй по сравнению с прошлогодней конференцией в Лос-Анджелесе, где он не мог взглянуть репортёрам в глаза и держал голову так низко, что его лицо почти не было видно за козырьком кепки.

«Я дал ему [Нэги] возможность меня убрать — и он воспользовался ей».

Фолс матчем с «Атлантой» и последующими выступлениями показал, что заслуживает место в старте. За 1:53 до конца матча с «Фэлконс» он нашёл ресивера Энтони Миллера, выполнившего маршрут «пост» прямо в зачётку.

Всего двумя четвертями ранее Трубицки выдал, как он сам назвал, «точно такой же розыгрыш». Миллер побежал дип-пост с 43-ярдовой линии «Чикаго» и был на пути в зачётку совершенно открыт. Трубицки кинул мяч, но перебросил тянущиеся руки Миллера. После этого сжал кулаки и горестно топнул ногой по земле, выражая своё разочарование.

«Я просто промазал», — признался он после игры.

Класс квотербеков-2017 ещё долго будут изучать во всех подробностях. Но ясным в нём уже является и всегда будет один момент.

Следуя словам их второго квотербека, «Беарс» просто промазали.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.