Нежданно-негаданно вернувшись в Сиэтл в конце прошлого сезона, Маршон Линч за неполные три недели смог залечить разбитые сердца фанатов и на правильной ноте завершить свою легендарную карьеру в НФЛ.

Знакомая фигура протиснулась через двустворчатую дверь, ведущую на крытое тренировочное поле «Вирджиния Мейсон Атлетик Центра» и явила всем довольную улыбку. Под джерси с номером 24, как всегда, пододета темно-синяя толстовка. И хотя на джерси уже пришили табличку с фамилией, этого человека трудно не узнать. В Рождественский Сочельник, под звуки «California Love» 2Pac’a, Маршон Линч, великий хавбек-нонконформист вновь ступил на газон. С момента его последнего появления на поле прошло 14 месяцев, а с момента последнего выступления за «Сихокс» — команды, с которой он связал свое имя навсегда — почти четыре года.

За пять дней до игры за титул чемпиона НФК Запад Линч стоит с капюшоном на голове, сунув руки в карманы, в толпе одноклубников и тренеров, которые с нетерпением хотят увидеть, остался ли у будущего Члена Зала Славы за четыре месяца до его 34-летия, порох в пороховницах. Нервничает и сам Линч. Декабрь просто выкосил корпус бегущих «Сихокс» и Маршон, который полунамеками говорил о своем возможном возвращении еще перед началом летних тренировочных лагерей, решил вернуться на пороге плей-офф.

Но для того, чтобы история продолжалась, он должен сейчас показать, что «Режим Зверя» все еще с ним.

И уже через несколько минут и «Сихокс», и Линчу все становится ясно. Возвращение состоялось.

Линч получает вкладку от Расселла Уилсона и врывается в «окно», а дальше время словно останавливается… он моментально выходит на второй уровень. Он выглядит отлично. Отлично даже для себя образца 2014 года. Проворный и ловкий, он молниеносно меняет направление, раскачивает защитников, ловит мячи и разрывает секондари. Тренировка набирает обороты и вот уже Пит Кэрролл, ГМ Джон Шнайдер и все остальные на бровке и на поле чувствуют бешеную энергетику происходящего. Под отрывистые восклицания и выкрики все наблюдают за чудом воскрешения удивительной комбинации взрывной силы и скорости в образе Маршона.

Как скажет сам Линч несколько месяцев спустя во время отпуска на Гавайях: «Все были просто в восторге: Блин, эта старая развалина может так двигаться? И вот эти восклицания: О мой Бог! И прочее дерьмо. Но чтоб я сдох если совру: я был в ах*е от самого себя! Не думал, что еще способен на такое».

«Меня словно подключили к Матрице – я мог все».

Пять дней спустя, под рев 69 162 фанатов и на глазах у многомиллионной аудитории Sunday Night Football Линч вышел из подтрибунного тоннеля на газон «Сенчюри Линк Филд». И почувствовал всю пронзительность момента. С этой командой он прошел выдающийся путь – от Того Самого Забега в январе 2011 года, одного из знамений начала Эры Кэрролла, до того самого злополучного «ярда», когда он не получил мяч, «Сихокс» не выиграли второй Супербоул подряд и команда затрещала по швам. И вот он снова здесь. И это кажется нереальным.

Embed from Getty Images

Две недели назад Линч пил текилу вместе с фанатами в секции С «Колизея» в Окленде и готовился посмотреть последний домашний матч «Рейдерс» перед отъездом в Лас-Вегас. А теперь он за восемьсот миль на север от Окленда, готовится к игре против «Сан-Франциско», на кону в которой стоит лидерство в дивизионе.

«На той неделе я плющил зад и отлеживал бока об диван, попивая «Хеннесси», а теперь я снова включаю Режим Зверя, — улыбается Линч. – Такое дерьмо по мне».

И он действительно не был свадебным генералом. Получив первую из двенадцати вкладок во втором владении своей команды, он протащил мяч на 5 ярдов. А за 9:55 до конца, когда «Сихокс» стояли в ярде от зачетки соперника, Уилсон вложил ему мяч в руки и Маршон влетел в тачдаун-зону, повергнув болельщиков в состояние экстаза.

Слезы счастья брызнули не из одной пары глаз в тот момент – и на трибунах, и на бровке «Сихокс».

Фанаты и болельщики сходили с ума, да и сам Линч с трудом сдерживал эмоции.

«Блиннн… Я стар, как дерьмо мамонта, и я только что занес тачдаун. Какого хрена здесь происходит?»

Дальше – больше. За 22 секунды до конца матча при счете 26-21 в пользу «Сан-Франциско» «Сихокс» снова оказались в ярде от зачетной зоны «Сорок Девятых». Мурашки побежали у всех – от сидевшего в ложе для почетных гостей губернатора Калифорнии Гэвина Ньюсома (что приравнивается к «половине Окленда», со слов агента) до Пита Кэрролла. Можно ли представить себе лучшую возможность для тренера, чтобы реабилитироваться перед своим бегущим – и пусть это не то же самое, что выиграть Кубок Ломбарди – но занеси сейчас Маршон победный тачдаун, это, несомненно, очистило бы карму Кэрролла.

Увы, этому не суждено было сбыться – штраф за задержку игры отбросил «Сиэтл» на пять ярдов назад, Маршон отправился на бровку, и защита «Сан-Франциско» остановила «Поморников» в считанных дюймах от вожделенной победы.

Две недели спустя Линч затащил в зачетку «Пэкерс» пару тачдаунов с 1-ярдовой отметки, но «Сиэтл» проиграл в матче дивизионного раунда плей-офф и снова с разницей в пять очков. После игры Линч зашел в раздевалку «Грин-Бэй» навестить своего старого товарища по университетской команде «Калифорнии», а потом уже перед своими одноклубниками произнес небольшую речь, которая, со слов многих из них, была «как бальзам на душу после обидного поражения».

«На сладкое» Маршон оставил встречу с прессой – напоследок он посоветовал всем молодым игрокам: «Пи***ки (молодежь), берегите себя – свое здоровье, свое тело и, в особенности, голову».

Другими словами: старый добрый Маршон Линч.

Embed from Getty Images

Этой сказке не суждено было завершиться так, как хотели бы и Линч, и Кэрролл. Однако можно с уверенностью сказать, что «Возвращение Зверя» — одна из самых позитивных историй сезона 2019 года. И началась она со случайной встречи в одном из стейк-хаусов на Белльвью в середине прошлого августа.

Первым, что заметил Линч, войдя в ВИП-зал ресторана, была огромная фигура одного из посетителей, который встал, чтобы поздороваться с ним.

«Я помню, как Крис Бермэн, здоровый, как хренов шкаф, подошел ко мне и спросил: ‘Как дела?’ – вспоминает Линч. – А я такой: ‘Ух, ёпт, какие люди!’»

Известный спортивный ведущий как раз ужинал со Шнайдером, генеральным менеджером «Сиэтла» с 2010 года, и многолетним вице-президентом франшизы по связям с общественностью Дэйвом Пирсоном – традиционные дружеские посиделки по поводу открытия летнего тренировочного лагеря. Четверть часа назад, проходя по пути в санузел через общий зал, Шнайдер обменялся мимолетным приветствием с Линчем, который ужинал в ресторане в кругу семьи. Когда Маршон подсел к ним, никто не почувствовал себя неловко – это была просто приятная в своей неожиданности встреча старых знакомых.

В последние годы пребывания Маршона в «Сиэтле» — до его первого «ухода на пенсию» через пару недель после поражения в плей-офф 2015 года от «Каролины», о чем он сообщил в твиттере по ходу заключительной четверти Супербоула №50, поставив под фотографией подвешенных на гвоздь бутс эмоджи “peace” – взаимоотношения этих мужчин были куда как более напряженными. Недовольство контрактом и общая неудовлетворенность своей ролью в команде стали причиной череды конфликтов с Кэрроллом, Шнайдером и Пирсоном. С тренером и генменеджером Линч общался постольку поскольку, а Пирсона открыто называл «The PO-lice» — «Вшивый коп» (игра слов “The PO-lice” – где ‘lice’ – вши), саботируя пресс-конференции.

«Это дело прошлое, — говорит Шнайдер. – Он сорвался. Слишком много лапши навесили «доброжелатели» на его уши насчет того памятного розыгрыша в Супербоуле».

Кэрролл как-то сказал о непростом процессе принятия и преодоления поражения в Супербоуле: «Каждый из нас должен был пройти этот путь – принять это поражение, сделать соответствующие выводы, преодолеть себя и двигаться дальше. Кому-то это дается легче, кому-то тяжелее. Кто-то так и не нашел в себе сил отойти».

Ни для кого не секрет, что Линчу в этот период пришлось очень тяжело. Но еще до того, как тренер принял решение не играть вынос на отметке в 1 ярд, что моментально породило массу теорий заговора, включая спекуляции на тему того, что Кэрролл хотел видеть обладателем награды МВП Супербоула Уилсона, а не Линча, в отношениях между Маршоном и руководством клуба наметилась трещина, которая быстро превращалась в пропасть.

Embed from Getty Images

К примеру, перед выездной игрой с «Вашингтоном» в 2014 году Линч оказался в кабине лифта вместе со Шнайдером и его женой Трейси. Не обращая внимания на присутствие ГМ’а, Линч общался только с его супругой.

Переносимся обратно в августовский вечер прошлого года – за столом ресторана в Белльвью царили взаимопонимание и братская любовь.

«Здорово выглядишь, — подмигнул Линчу Шнайдер. – Хоть сейчас на поле выходи».

«Ээээ, мужик, — ухмыльнулся Линч, — намекаешь на то, что я сдулся?»

«Отнюдь, — парировал Шнайдер. – Я сомневаюсь не в том, можешь ли ты играть, а в том, захочешь ли ты снова играть за нас».

Линч рассмеялся, не восприняв его слова всерьез.

Но Шнайдер с полной серьезностью сказал, что в конце сезона Маршон очень пригодился бы «Сиэтлу» в качестве бегущего на коротких третьих даунах, где он мог бы применить все свои навыки – ловлю, блокирование защитников на пасовых розыгрышах и умение выносить мяч при минимуме свободного пространства.

«Так что было бы здорово, если бы ты набрал форму, скажем, к девятой неделе регулярки», — закончил Шнайдер.

«Неа, — мотнул головой Линч, — не раньше, чем к тринадцатой».

И добавил: «Но это же все равно не более, чем еб***е шуточки, не так ли?».

А ведь еще весной 2019-го Шнайдер обсуждал возможный вариант возвращения Маршона в конце регулярного чемпионата с Хендриксоном, его агентом. Линч, который вторично ушел из футбола по окончании испорченного травмами сезона-2018 в составе «Рейдерс», тренировался тогда со своими друзьями, одновременно приходящимися ему троюродными братьями, уроженцами Комптона корнербеком Маркусом Питерсом и квотербеком Джошем Джонсоном. После того, как Линч поделился с ним радостью от того, что он давно не был в такой хорошей форме, Хендриксон закинул удочку в «Сиэтл»: «Если Маршон и вернется в Лигу, то только к вам».

Embed from Getty Images

«Не думаю, что он (Шнайдер) поверил мне. Скорее всего, он подумал: Да ладно, чувак! После такого расставания это невозможно», — вспоминает Хендриксон.

Шнайдер отбросил последние сомнения лишь тогда, когда встретил Линча на благотворительном вечере, который организовал бывший ди-энд «Сихокс» Клифф Эйврил в отеле «W» в Белльвью.

«Трейси и я буквально врезались в него, — вспоминает Шнайдер. – И с первых его слов я понял, что все его претензии и обиды ко мне, Питу и кому-то еще из организации остались в прошлом. Впервые за несколько лет мы были по-настоящему откровенны друг с другом. Я спросил, думая немного смутить его: «Ну ты как, готовишься? На что услышал: Я готов, коли не шутишь».

Но Шнайдер был, как минимум, наполовину серьезен: он отсмотрел все игровые моменты с участием Линча в сезоне-2018 и остался доволен увиденным. Теперь, будучи уверенным в том, что Линч все еще может играть на самом высоком уровне, он убедился и в том, что интерес самого игрока к возвращению в НФЛ тоже был неподдельным.

«Всякое может случиться, — сказал генменеджер. – У нас не бесконечные раннинбеки, и если ты будешь готов, мужик, все в твоих руках».

Они поболтали еще несколько минут, после чего Линч еще раз сказал: «Опять ты разыгрываешь меня».

«Я серьезно, — ответил Шнайдер. – Я говорю тебе: будь готов».

Два месяца спустя, в то время как Крис Карсон в каждом матче показывал впечатляющую статистику, а «Сиэтл» не без причины нацелился на первый номер посева в НФК, Шнайдер позвонил Хендриксону и спросил: «Как думаешь, как скоро Маршон смог бы выйти на поле?»

«Хороший вопрос, — ответил Хендриксон. – Может быть, через две недели?»

С точки зрения агента, это была максимально возможная отсрочка. Перед игрой 14-й недели с «Рэмс», которую поставили в прайм-тайм, «Сихокс» шли с результатом 10-2, соперничая с «Сан-Франциско» в гонке за первый номер посева в НФК Запад. Четырьмя неделями ранее они привезли «Сорок Девятым» первое поражение в сезоне. Карсон оформил уже пять игр с трехзначным показателем по набранным ярдам, а запасной бегущий Рашаад Пенни, выбор команды в первом раунде драфта 2018 года, наконец показал себя во всей красе в игре с «Филадельфией», набрав 129 ярдов за 14 попыток выноса.

Embed from Getty Images

А потом, в первом драйве игры с «Рэмс», 8 декабря 2019 года, конъюнктура резко поменялась: Пенни выловил скрин-пас, набрал 16 ярдов «ногами» и рухнул на газон после контакта с защитником, корчась от боли. Разрыв крестообразной связки в левом коленном суставе – такой диагноз поставили врачи уже после поражения «Сихокс» со счетом 28-12. На следующий день Шнайдер, которому удалось лишь несколько часов подремать в самолете по дороге домой, поехал к местному автодилеру, чтобы оформить трейд-ин своей старой машины и забрать новую. Выезжая с парковки в сторону Рентона, он получил сообщение от Мо Келли, вице-президента «Сиэтла»: «Эй, ты в курсе, что Маршон сейчас на нашей базе и спрашивает тебя и Пита?»

«ЧЕГО?» — ответил Шнайдер, потом перезвонил Келли и сказал: «Мо, его нужно вывести с базы».

Причина таких мер была в следующем: поскольку Линч так и не подписал бумаг об официальном завершении карьеры, он являлся неограниченно свободным агентом, и о его визите следовало немедленно поставить в известность руководство Лиги, что породило бы череду слухов и вопросов, на которые ни Шнайдер, ни Кэрролл не были готовы ответить здесь и сейчас. Для Шнайдера визит Маршона стал полной неожиданностью, как и для Кэрролла, которому во время командного собрания сообщили о том, что за забором базы ходит Маршон Линч, выражая крайнее недоумение по поводу происходящего.

Что характерно, для Хендриксона появление Линча на базе «Сихокс» также стало сюрпризом.

Линч, который наездами бывает в Сиэтле, чтобы навести шороху в магазине своего бренда Beast Mode Apparel неподалеку от домашнего стадиона «Поморников», заскочил на базу своей бывшей команды по вполне себе обыденной причине: его дядя, Ли Линч, работает на базе команды. Но совпадение было просто поразительным. Шнайдер предложил Маршону и дяде Ли встретиться в «Дино», бургерной неподалеку от базы.

«Мой дядя бывает в «Дино» раз семь в неделю, — со смехом рассказывает Линч. – Это «его» место. Поэтому, когда мы узнали, что мое пребывание на базе может как-то навредить команде из-за этих ср*ных бюрократических правил, он (дядя) сказал: “Блин, ну пойдем тогда к «Дино»”. Ну и мы пошли, нахрен, в эту его бургерную и нормально так посидели».

(«Сихокс» не стали официально сообщать руководству НФЛ о визите Линча, а представили дело так, будто Маршон заехал проведать старых друзей).

И там, в бургерной, сев за столик около доски для игры в дартс, Шнайдер и Линч, по словам генменеджера «Сихокс», расставили все точки над «i». «Я спрашивал его: “Действительно ли ты хочешь этого? Действительно ли ты хочешь вернуться сюда? Уверен, что сможешь это, это и это? Какие твои условия? В какой физической форме ты сейчас? Почему ты этого хочешь?” И в ответ я услышал то, что хотел. Это было потрясающе. Предметный, деловой разговор», — говорит Шнайдер.

Embed from Getty Images

Линч: «Он спросил, чувствую ли я себя готовым к этому? Действительно ли хочу вернуться? Не включу ли заднюю, когда они потянут за нужные рычаги? Ну и я ответил: “Если вы готовы к этому, готов и я”. И мы сошлись на том, что я продолжаю готовиться, а они запускают процесс моего возвращения».

Возвращение Линча становилось все более реальным – и теперь настало время серьезного разговора с главным тренером.

Когда Шнайдер вернулся на базу, Кэрролл немедленно спросил его: «Почему ты встретился с ним в кафешке?»

«Я не хотел, чтобы кто-нибудь здесь узнал о нашем разговоре», — ответил Шнайдер.

ГМ и до этого держал Кэрролла в курсе своих предыдущих встреч с Линчем, но сейчас, в свете недавней травмы Пенни, разговор стал более конкретным.

«Он может присоединиться к нам, не нарушая правил Лиги? – спрашивал Кэрролл. – Действительно ли он сам этого хочет?»

«Да, он действительно хочет вернуться», — ответил Шнайдер.

Что еще спросил Кэрролл? «Как он выглядит?»

«Отлично!» — ответил Шнайдер.

Кэрролл: «Было что-то подозрительное в неожиданном появлении Маршона на нашей базе, именно с точки зрения того, что он мог взбаламутить многих людей. Мы с Джоном хоть и ожидали чего-то такого, но все равно были изрядно удивлены. Но его решительный настрой задал тон разговора с генеральным менеджером. Маршон точно знал, чего он хочет, и сделал грамотный ход на пути к желаемому».

Кэрролл все же колебался. Давали знать о себе старые шрамы, которые остались после Супербоула №49, но и до того их отношения с Линчем были подпорчены. В ноябре 2014-го Линч не пошел в раздевалку во время большого перерыва в игре с «Канзас-Сити», пролежав на скамейке запасных все 12 минут. А по пути в аэропорт в командном автобусе он в телефонном разговоре пожаловался корреспонденту NFL.com на неопределенность своего будущего в этой организации.

«Во время большого перерыва в Канзас-Сити он валялся на скамейке, — вспоминает Кэрролл. – Было очень холодно, но он остался на улице, потому что (как он сказал потом), он потянул спину. А в действительности он просто морозил жопу, показывая нам свою индивидуальность. Что ж, Маршон такой, какой он есть».

Embed from Getty Images

И, пока Кэрролл взвешивал все «за» и «против», Линч закусил удила и взялся за подготовку к своему возвращению. После разговора со Шнайдером в «Дино» он прилетел домой, в Комптон, и под руководством своего давнего тренера Тарика Азима приступил к тренировкам.

В следующее воскресенье Карсон набрал 133 ярда и «Сиэтл» на выезде одолел «Каролину». Линч продолжал готовиться.

Два дня спустя Шнайдер сказал Хендриксону: «Послушай, как бы сильно мы не любили его, я не хочу сейчас трогать то, что работает».

Агент сделал несколько глубоких вдохов, прежде чем набрать номер Линча.

«Это был телефонный звонок, на который тяжело решиться, — вспоминает Хендриксон. – Я сказал: “Бро, плохие новости. Они («Сихокс») довольны своим корпусом раннинбеков, и не знаю, что должно случиться, чтобы изменить ситуацию…”»

Линч ответил, что он все понимает, и забронировал билеты на самолет до Торонто – он собрался навестить друзей. Он действительно стал другим, физически и ментально.

А в воскресенье, когда Линч отдыхал на севере, на другом конце континента случилось «редкостное дерьмо».

Хендриксон был на велосипедной прогулке с детьми в холмистом районе Мэрон Каунти, Калифорния, когда его телефон начал ожесточенно пиликать. В конце концов, он съехал на обочину и посмотрел на последнее из множества сообщений, адресатом которого значился Шнайдер. «Позвони мне», — гласило оно.

Хендриксон посмотрел лишь первую четверть матча «Сиэтл – Аризона» перед тем, как отправиться на велосипедную прогулку. То, что он пропустил, координатор нападения «Поморников» Брайан Шоттенхаймер описал как «полный п***ец». Во второй четверти Карсон сломал бедренную кость. Вошедший в игру бекап Си Джей Прозис в конце первой половины матча отправился следом с переломом руки. Таким образом, единственным здоровым раннинбеком остался выбранный в шестом раунде Трэвис Хомер, плюс ресивер Дэвид Мур, которому пришлось выходить в бэкфилде.

«И что теперь? Что прикажете делать с этим?» — вспомнил свои эмоции от произошедшего Шоттенхаймер.

В большом перерыве Шнайдер покинул свое место в ВИП-ложе и отправился в раздевалку. Он справился у докторов о состоянии Карсона и Прозиса: оба игрока, как он и боялся, выбыли до конца сезона. Шнайдер и Кэрролл встретились в коридоре, у двери тренерской. Оба были в шоковом состоянии.

«Срань господня, — выдавил Кэрролл. – Что это сейчас было?»

Разговор быстро перескочил на Линча.

«Как думаешь, он все еще хочет вернуться?» — спросил Кэрролл.

«Он говорил, что да», — отозвался Шнайдер.

Вернувшись в ложу, Шнайдер прочел долгожданное: «Позвони мне после игры» от Хендриксона.

Агент вернулся домой к десяти вечера, сократив маршрут велопрогулки, но до сих пор не смог дозвониться до Линча. Время шло. «Сихокс» проиграли 27 -13, и Шнайдер с Кэрроллом с нетерпением ждали ответа. К этому моменту они уже перестали бояться того, что Линч находится не в лучшей форме или того, что его появление скажется не лучшим образом на командной атмосфере.

Они были готовы ухватиться за любую, самую тонкую соломинку.

***

Окончание — в ближайшие дни!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.