Крупнейшая и самая успешная спортивная корпорация на планете — НФЛ — дала своим работникам право легально и без последствий пропустить ближайший сезон.

Используется термин «opt-out», то есть игроки как бы временно выкупают себя у лиги. Годичный неоплачиваемый отпуск, но с полным сохранением условий действующего контракта.

Очень щедро для организации, в которой чуть ли не ежедневно кого-то увольняют, только недавно начали реально заботиться о безопасности на производстве, а основная масса работников фактически несколько лет лишена права выбора, где и за кого играть.

Но если, обжёгшись на молоке, дуют на воду, то НФЛ последние несколько лет живёт в аквариуме с кипятком. Снизу поддавливает чернокожее меньшинство игроков, превосходящее в масштабах белокожее большинство (уж очень соблазнителен пример НБА, где игроки решают гораздо больше), а сверху постоянно прессует президент США.

Футболисты-миллионеры получили право, которого нет у тех, кто приходит на них посмотреть. Простые болельщики, живущие не в отдельных особняках, а часто — в тесных районах даунтауна, не имеют возможности не ходить год на работу.

Ну, и ладно — в конце концов, в разных организациях разные условия труда. Подавать картошку в ресторане Los Pollos Hermanos куда перспективнее, чем в обычном «Макдоналдсе», так ведь и риски выше. Это только братья Мэннинги на пенсии выглядят бодро, большинство игроков НФЛ, как мы знаем, по окончании карьеры банкротятся очень быстро, и не только потому что привыкли кормить весь район. Образование недополучено, кроме футбола ничего не умеют, а болячек накоплено столько, что от медицинских счетов хоть вешайся.

Хуже всего, когда приплетают моральную сторону вопроса.

Breaking news: условный корнербек Джон Смит принял решение не играть в сезоне–2020, а побыть с семьёй, ведь у него только что родился ребёнок.

И эксперт NFL Network, поймавший «молнию», говорит: какой смелый парень!

Вот моя первая реакция:

Не оставлять пот, кровь и слёзы на поле, не идти в бой с товарищами, которых они там поголовно называют братьями, не грозить южному централу, а тихонечко попивать сок у себя на диване — это смелость?

Но потом я понял, что имеется ввиду.

Игра, в которой на тебя каждый розыгрыш бегут 150 килограммов с целью припечатать тебя на газон, безусловно, требует смелости. У Алекса Смита спросите, через что ему пришлось пройти, чтобы вернуться.

Но он ведь возвращается. Пройдя через семь кругов ада. Его тянет обратно кайф востребованности, самореализации, да самой игры, в конце концов. А значит, отказаться от этого по доброй воле — ещё страшнее.

Формально opt-out можно сделать в любой год, для этого не нужна никакая пандемия. Объявляешь о завершении карьеры (это делается устно), а через год возобновляешь её. Мало, что ли, мы видели таких возвращенцев? Маршон Линч, Роб Гронковски, Джейсон Уиттен — это только навскидку из тех, кто выкидывал этот трюк за последнее время.

Но самое страшное в жизни внутри НФЛ — это скоротечность. Раз сойдя с поезда, ты можешь уже за ним не угнаться.

Да, Донтей Хайтауэр сохранит свой контракт с «Пэтриотс». Но найдётся ли ему через год место в составе? Или Беличик будет делать ставку на молодых, на тех, что прошли с ним через, возможно, сложнейший сезон за всю его тренерскую карьеру в Фоксборо, на тех, у кого игровая практика не второй свежести?

Или ресивер «Сан-Франциско» Тревис Бенджамин. Что, если «Фотинайнерс» без него выиграют Супербоул? Сколько реальных шансов выиграть перстень выпадает игрокам НФЛ, если они выступают не за «Пэтриотс»? Один за карьеру — это роскошное предложение. Джо Томас или Эдриен Питерсон подписались бы на такое.

В списке отказников куча парней с не очень известными именами. У таких карьера в НФЛ длится обычно лет пять. Сейчас они отказываются от пятой части своей карьеры. Посидят на скамеечке в унылых декорациях и сгинут в википедийной вечности.

Нет, подавать их как героев, конечно, не стоит. Но в том, чтобы продолжать делать своё дело, да ещё когда за тобой приглядывает лучшая медицина мира, я не вижу какой-то особенной храбрости. В том, чтобы ради душевного спокойствия семьи поставить карьеру на паузу, с которой её можно и не снять — да.

Во всяком случае, больше рискуют здесь как раз отказники.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.