История человечества – это цепь драматических случайностей, совокупность которых зачастую и формирует реальность. Мы помним, знаем и признаем последствия таких случайностей, но очень редко вспоминаем о людях, которые невольно стали причиной того, что ход истории пошел именно в том или ином направлении.

В данном материале мы решили восстановить справедливость и рассказать про футболистов, определивших те реалии, в которых сейчас во многом существует лига и её команды.

10. Клифф Аврил

Embed from Getty Images

25 августа 2016 года – поворотный момент в истории «народной команды» американского футбола. Квотербек «Даллас Каубойс» Тони Ромо вступал в свой одиннадцатый профессиональный сезон в качестве безоговорочного стартового квотербека «Далласа», когда в третьей предсезонной игре против «Сихокс» (может и не зря в 2020 году отменили все предсезонные игры?) в самом начале первой четверти он получил травму спину, после которой судьба «Ковбоев» на ближайшие десятилетие оказалась отданной в руки Дака Прескота.

Прескот, выбранный под общим №135 номером в четвертом раунде драфта-2016, изначально барахтался в районе третьего-четвертого квотербека в клубной иерархии. Однако второй номер среди квотербеков «Далласа» Келлен Мур получил травму во время тренировочного лагеря, и «Даллас» не смог осуществить трейд, чтобы заполучить Джоша Маккоуна, планировавшегося в качестве бэкапа для Тони Ромо. Поэтому Прескот боролся за это место бэкапа с Джеймилом Шауэрсом (и не сказать, что очень успешно) во время тренировочных занятий.

Возвращаясь к третьей предсезонной игре сезона-2016… 1 минута 28 секунд после начала первой четверти. Первая и 10 – Тони Ромо получает мяч и ловит сэк. Казалось бы, обычный сэк… Сейчас Тони встанет, отряхнется и начнет пасовать дальше.

Но нет. Как оказалось далее, ди-энд «Сихокс» Клифф Аврил, совершивший этот эпохальный сэк, положил конец карьере Ромо и сделал Дака Прескота мультмиллионером и человеком, от которого будет зависеть судьба «народной команды» в ближайшие годы.

Так всегда бывает, несчастье для одних оборачивается новыми возможностями для других. А причина – обычно в третьем, совершенно постороннем, персонаже.

При этом интересно, что Клифф Аврил был выбран на драфте-2008 выше обоих упомянутых квотербеков «Далласа» (под общим 92 номером в третьем раунде драфта) и в течение пяти сезонов в «Детройте» и четырех сезонов в «Сиэтле» был надежным стартовым ди-эндом. Символично, что карьера самого Аврила прервалась точно так же неожиданно из-за травмы шейных позвонков, полученной на 4 неделе сезона-2017 против «Кольтс».

9. Скотт Миланович

Embed from Getty Images

Сейчас Курт Уорнер – член Зала славы НФЛ, обладатель Супербоула XXXIV в составе «Сент-Луис Рэмс» и герой одной из наиболее удивительных историй в истории НФЛ.

Всего этого могло бы не случиться, если бы в 1999 году на драфте расширения НФЛ «Кливленд Браунс» выбрали бы Курта Уорнера в качестве своего стартового квотербека.

К тому времени Уорнер, незадрафтованный свободный агент, который был взят в 1994 году командой «Сент-Луис Рэмс», успел поработать грузчиком в одном из магазинов в своем родном штате Айова, пару сезонов отыграть в АФЛ (эдакий мини-футбол в помещении) в составе «Айова Барнстормс», стать звездой «НФЛ-Европа» за «Амстердам Адмиралс» и вернуться обратно в США перед сезоном-1999.

Непосредственно перед драфтом расширения 1999 года «Рэмс» включили Курта Уорнера в список пяти незащищенных игроков, которые могли быть выбраны «Кливленд Браунс» для своего дебютного сезона в НФЛ

По сути, «Кливленд» выбирал между двумя квотербеками – Куртом Уорнером и Скоттом Милановичем, квотербеком «Тампа-Бэй Бакканирс», который также был включен в список незащищенных игроков.

К счастью для НФЛ, «Рэмс» и всего прогрессивного человечества, «Кливленд» выбрал Скотта Милановича. Футболиста, который в итоге не сыграл ни одной игры за «Браунс» и бесславно покинул команду. По сути, Миланович спас карьеру Курту Уорнеру, который после череды травм квотербеков «Рэмс» занял место стартового QB «Рэмс» в сезоне-1999 и сенсационно довел «Сент-Луис» до победы в Супербоуле. В настоящее время Курт Уорнер – последний из игроков НФЛ, кому удавалось выиграть титулы MVP регулярного сезона и MVP Супербоула в рамках одного сезона.

В общем, Скотт Миланович, спасибо за всё!

8. Пол Салата

Embed from Getty Images

Скромный ресивер сербского происхождения из начала 50-х годов Пол Салата уже после окончания своей игровой карьеры умудрился сделать так, что драфт новичков НФЛ досматривают до конца.

Мало того, с приближением окончания драфта интерес парадоксально возрастает. Секрет прост – именно Пол Салата в 1976 году придумал титул Mr. Irrelevant («мистер Ненужный»), который торжественно вручается игроку, который был выбран под самым последним номером ежегодного драфта новичков НФЛ. И традиционно в течение многих лет последний номер драфта объявлялся лично самим Полом Салата, а в последние годы – его дочерью Мелани Салата Фитч.

Всё происходит по законам жанра. Семейство Салата –Пол Салата (в октябре 2020 года ему исполнится уже 94 года), его дочь и её муж в течение целой недели развлекают Мистера Ненужного в своем родном калифорнийском городке Ньюпорт-Бич.

Человеческий фактор обычно решает всё. Комиссионер НФЛ Пит Розелл и Пол Салата были очень близкими друзьями, и эти дружеские отношения позволили Салата реализовать свою идею награждения последнего номера драфта НФЛ. Церемония, которой легко могло бы и не случиться в истории лиги.

7. Крис Хинтон

Embed from Getty Images

Джон Элвей – один из наиболее выдающихся квотербеков в истории НФЛ и одновременно виртуозный читер, который с помощью угроз и шантажа оказался в «Денвер Бронкос» несмотря на то, что никаким образом Элвей не должен был оказаться в штате Колорадо.

Элвей прогнозировался в качестве безоговорочного общего первого номера драфта-1983 и должен был быть выбран командой «Балтимор Кольтс» — точно так же безоговорочно худшей командой НФЛ на тот момент.

Элвей и его отец сразу заявили, что не собираются играть за «Балтимор» и что команде не следует выбирать Элвея под общим первом номером драфта. Несмотря на это, владелец «Балтимор Кольтс» Роберт Ирсей выбрал Джона Элвея и, как и прогнозировалось, столкнулся с яростным сопротивлением семейства Элвей против переезда в Балтимор.

В ход пошли все доступные методы. Например, угрозы, что Элвей пойдет играть в бейсбол (благо, что Джон был выбран ранее и на драфте МЛБ) или что Элвей пропустит сезон-1983 года и заявится на драфт-1984 (коллективное соглашение разрешает такой сценарий).

Роберт Ирсей наплевал на все угрозы и выбрал Элвея под общим первым номером. Дерзкое решение коммерсанта. По большому счету, все в лиге понимали – «Балтимор» просто ждет достойное предложение. Судьба Джона Элвея зависела от того, какая из команд предложит за первый общий номер драфта наиболее достойный набор опций.

Вот так Крис Хинтон решил судьбу Джона Элвея. Элитный тэкл нападения, выбранный «Денвером» под общим четвертым номером драфта в том же году, был в итоге обменян в «Балтимор» (вместе с запасным квотербеком и выбором в первом раунде драфта следующего года) на Джона Элвея.

Интересно, что Хинтон – это отнюдь не ноунейм. Крис выбирался в Пробоул семь раз в течение своей 11-летней карьеры в профессиональном футболе и считался одним из наиболее надежных блокирующих в линии нападения «Кольтс». Но Хинтон был всегда честен с собой и с журналистами:

«Я сделал неплохую карьеру в НФЛ. Но меня всегда будут помнить исключительно как того парня, на которого поменяли Джона Элвея».

6. Роберт Гриффин III

Embed from Getty Images

Сейчас латинские цифры на спине у игроков НФЛ – это весьма распространенная практика. Так называемые «маркеры поколения» начертаны на футболках нескольких десятков игроков в лиге, и, казалось бы, эта традиция существовала в НФЛ всегда.

Между тем, впервые латинские цифры появились на спине профессионального спортсмена из «Большой четверки» (НФЛ, НХЛ, НБА, МЛБ) относительно недавно – в 2012 году. И первым во всем профессиональном американском спорте стал именно квотербек Роберт Гриффин, выбранный «Вашингтоном» под общим вторым номером драфта-2012.

Гриффин еще не успел сыграть ни одного снэпа в НФЛ, но его имя уже успело войти в историю лиги. RG III – этот персональный коммерческий бренд наверняка обеспечил Гриффину немалый доход помимо его спортивных заработков.

Самое любопытное, что наиболее вероятной версией того, зачем Гриффину понадобились эти римские цифры на спине, является слух о том, что самым активном лоббистом новых правил НФЛ была компания Adidas. Еще в феврале 2012 года, за пару месяцев до драфта, немецкий бренд заключил личный спонсорский контракт с Гриффином, и обозначение «III» для Гриффина было важно не как дань уважения предкам, а как свое персональное обязательство перед Adidas по размещению легендарных трех полосок на своей спине-рекламоносителе.

5. Гомер Джонс

Embed from Getty Images

Привычная картина – игрок атакующей команды заносит тачдаун, победоносно сжимает «дыню» в руке и со всей мощи швыряет её об землю в зачетной зоне. Легендарный «спайк»!

Но у любого легендарного явления, как водится, должен быть отец. Так вот, «спайк» не является исключением. Его придумал вполне конкретный человек и вполне по конкретному поводу.

Игравший на позиции ресивера в составе «Нью-Йорк Джайентс» Гомер Джонс в 1965 году был оштрафован НФЛ за то, что он в порыве радости от занесенного тачдауна бросил мяч на трибуны восторженным фанатам. Лига не оценила порыва ресивера «Джайентс» и оштрафовала его на $500.

Джонс поначалу приуныл, но в одной из следующих игр придумал новый способ отмечать занесенный тачдаун – акцентированный бросок мяча об землю в зачетной зоне. Гомер Джонс сам назвал эту вариацию празднования забитого тачдауна – «спайк», и все дальнейшие «пляски с бубном» после результативных атак, по сути, стали возможными благодаря «спайку» Гомера Джонса.

4. Диквелл Джексон

Embed from Getty Images

Лайнбекер «Индианаполис Кольтс» Диквелл Джексон стал невольным родителем одного из наиболее грандиозных скандалов в истории НФЛ – «Дефлейтгейта».

Скандала, которого вообще могло и не быть. Или он мог произойти, но гораздо позже.

Дело в том, что начиная с 2006 года, НФЛ поменяла правила относительно использования мячей в играх, и с сезона-2006 года каждая команда играла не общими мячами, а своими — которые привозила с собой на игры. Таким образом, обороняющаяся команда могла касаться мячей, которые использовала атакующая команда, только в случае фамбла или перехвата.

Поэтому теоретически Том Брэди мог играть спущенными мячами еще бесконечно долго, если бы не ловкий лайнбекер «Кольтс» Диквелл Джексон.

18 января 2015 года во время финала АФК между «Нью-Ингленд Пэтриотс» и «Индианаполис Кольтс» в первой половине игры Джексон совершил роковой перехват мяча во время передачи в исполнении квотербека «Пэтриотс» Тома Брэди. Счастливый лайнбекер «Кольтс» прибежал с чужим мячом на свою бровку и отдал его одному из членов тренерского штаба с просьбой сохранить его в качестве сувенира.

«Сувенир» оказался действительно дорогостоящим. На бровке «Кольтс» после тактильного контакта с инвентарем противника немедленно заподозрили неладное – мяч был явно подспущен. В течение всего перерыва между половинами судьи вместо горячего чая и сэндвичей измеряли давление внутри мячей и в итоге пришли к выводу, что пять из двенадцати мячей, которые использовали «Патриоты», были спущены ниже допустимого правилами НФЛ минимума. Мячи, конечно, подкачали (в прямом и переносном смысле).

Дальнейшее развитие событий стало классикой. Том Брэди был дисквалифицирован на четыре игры следующего сезона и дал шанс показать себя молодому Джимми Гаропполо. Конфликт Беличика и Брэди, переход Гаропполо в «Фотинайнерс», переезд Брэди в Тампу – все эти события так или иначе фактически стали следствием того рокового перехвата 18 января 2015 года.

3. Энтони Барр

Embed from Getty Images

15 октября 2017 года – рождение новой эры для квотербеков НФЛ. Печально известный захват в исполнении внешнего лайнбекера «Вайкингс» Энтони Барра против квотербека «Пэкерс» Аарона Роджерса обернулся переломом ключицы на бросковой руке квотербека.

В течение всего оставшегося периода сезона-2017 не утихали споры относительно того, насколько примененный Барром прием против Роджерса соответствовал правилам.

НФЛ, потерявшая до конца сезона одного из лучших квотербеков в лиге, решила вопрос кардинально. Перед началом сезона-2018 лига изменила правила, касающиеся допустимых приемов против квотербеков. Эти изменения стали называться «правилом Энтони Барра» и фактически дали беспрецедентную защиту квотербекам против действий линии защиты соперников.

2. Нейт Бойер

Embed from Getty Images

Лонг-снэппер «Сиэтл Сихокс», сыгравший в НФЛ три розыгрыша в первом предсезонном матче в 2015 году против «Бронкос» и затем отчисленный из команды, тем не менее, надолго вошел в историю лиги.

Парадоксально, но сделал он это не на футбольном поле.

Мало кто помнит, что икона современного протестного движения в США бывший квотербек «Фотинайнерс» Колин Каперник сначала выражал свой протест отнюдь не с помощью коленопреклонения. Нет, Каперник банально сидел во время гимна и даже не помышлял о чем-то ином.

Нейт Бойер, который помимо профессионального футбола, отслужил в Силах специального назначения Армии США, написал открытое письмо после того, как увидел сидящего во время гимна Каперника. Квотербек нашел Бойера и договорился с ним о встрече, во время которой Бойер и посоветовал Капернику привставать на колено вместо сидения во время гимна.

Сам Бойер тогда в 2016 году объяснил это тем, что коленопреклонение является гораздо более уважительным жестом по отношению к национальным символам, чем банальное протестное сидение на скамейке.

Ещё раз. Вставание на колено в исполнении Каперника после совета Бойера изначально имело целью проявить большее уважение к гимну и флагу США по сравнению с предыдущими формами протеста в исполнении Каперника. Но кто теперь вспомнит об этом… А Бойер невольно вошел не только в историю НФЛ, но возможно и всей страны.

1. Мо Льюис

Embed from Getty Images

23 сентября 2001 года лайнбекер «Джетс» Моррис Льюис предопределил судьбу команды «Нью-Ингленд Пэтриотс» и всей НФЛ на последующие 20 лет (как минимум).

Жесточайший силовой прием, примененный против квотербека «Пэтриотс» Дрю Бледсо, едва не закончился смертью квотербека. К счастью, Бледсо выжил, долго восстанавливался и продолжил свою карьеру в НФЛ, но уже в другой команде.

А тогда, в сентябре 2001 года, на футбольное поле вышел молодой и никому неизвестный квотербек Том Брэди.

Для понимания драматизма ситуации – на тот момент Дрю Бледсо являлся железным стартовым квотербеком «Пэтс», который несколькими месяцами ранее подписал первый в истории лиги контракт общей стоимостью более $100 миллионов и с которым владелец команды Роберт Крафт и недавно назначенный главным тренером Билл Беличик связывали долгосрочные надежды своей команды.

Не будь того зубодробительного приема, не случись той травмы Бледсо, с вероятностью 99% Том Брэди так никогда и не получил бы своего шанса в «Нью-Ингленде» (да и какой там шанс для 199-го номера драфта-2000?) и бесславно закончил бы свою профессиональную карьеру, как это случалось с сотнями квотербеков, выбранных в поздних раундах драфта.

У Мо Льюиса была неплохая карьера в НФЛ, но кто сейчас об этом вспомнит? Давайте будем откровенными… Уж если кто и заслужил место в клубном Зале славы «Патритов», так это точно Мо Льюис.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.