1 февраля 2015 года корнербек «Пэтриотс» Малкольм Батлер перехватил пас квотербека «Сихокс» Рассела Уилсона за 26 секунд до конца Супербоула.

Вот что рассказали о концовке некоторые из участников той памятной игры (все позиции и должности указаны на момент Супербоула-49).

***

Том Брэди бросает два тачдауна в двух подряд драйвах. «Пэтриотс» отыграли 10-очковое отставание и вышли вперед со счетом 28:24 за 2:02 до конца встречи. Начальный удар, тачбек. «Сихокс» начинают свой драйв. У команды все три тайм-аута, плюс остановки времени после двухминутного предупреждения. «Сиэтлу» нужно занести тачдаун.

Эл Майклс (комментатор NBC): Всегда хочется, чтобы решающая игра была именно такой — драматичной и захватывающей, а результат решался в самом конце. Так что в комментаторской кабинке мы были только счастливы, что присутствуем при столь историческом моменте.

Шейн Верин (бегущий «Пэтриотс»): Я был на 110% уверен в нашей защите.

Джей Карнеги (вице-президент букмекерской конторы Westgate Superbook в Лас-Вегасе): Большинство людей ставили на «Пэтриотс». Я был уверен, что они смогут использовать свой шанс. Я был спокоен. Думал, что «Сихокс» успеют занести тачдаун.

Винс Уилфорк (ноуз-тэкл и капитан защиты «Пэтриотс»): Я сказал своей жене, что мы ни за что не проиграем этот матч. Сказал это за две недели до игры. Мы за целый сезон не провели ни одной плохой тренировки.

Майклс (в эфире): «Брэди вчера сказал журналистам: «Нет игры, которую я хотел бы выиграть больше, чем эту».

«Сиэтл» выстраивает свое нападение. Пустой бекфилд, бегущий Маршон Линч встает ресивером напротив лайнбекера Джейми Коллинса. Линч бежит маршрут и ловит пас от Уилсона, набирает 31 ярд. За один розыгрыш «Сихокс» переходят центр поля. Двухминутное предупреждение.

Уилфорк: Он поймал этот пас, да. Ну, нам платят за нашу работу, им платят за их работу. Всякое бывает. Я все равно был уверен в успехе.

1-и-10, до конца матча 1:55. Уилсон пытается просунуть мяч между защитниками для Джермейна Керса, но пас сбивает корнербек-новичок Малкольм Батлер, который вышел на поле вместо Кайла Аррингтона. Керс крутит головой в надежде увидеть флаг на поле.

2-10, до конца матча 1:50. «Сихокс» выходят из хаддла за 15 секунд до начала розыгрыша. Левый гард Джеймс Карпентер и центр Макс Ангер все еще выясняют, кого нужно блокировать.

У «Пэтриотс» семь игроков вблизи линии схватки. Время до начала розыгрыша истекает, Карпентер похлопывает Ангеру по ноге с намеком, что пора вводить мяч в игру. Уилсон берет тайм-аут, чтобы команда не получила нарушение и не откатилась назад. Уилфорк поднимает вверх кулак.

Уилфорк: Если им приходится брать тайм-аут, это уже плюс. В такой игре нет ничего неважного. Они были не готовы. Мы знали, как хотим провести этот розыгрыш. а они — нет. Наша защита была настроена решительно, а они удивились, когда увидели нашу расстановку. Это выбило их из колеи, им пришлось брать тайм-аут. А мы знаем, что тайм-ауты в концовке очень важны.

После тайм-аута у «Сихокс» на поле выходит Крис Мэттьюс. К тому моменту он поймал 4 передачи на 109 ярдов и тачдаун. «Сиэтл» использует ту же расстановку, что и перед паузой в игре — трипс справа, плюс Линч, плюс тайт-энд слева от Уилсона. У квотербека куча времени (4,3 секунды) на принятие решения. Он запускает пас на 57 ярдов в сторону Мэттьюса. Мяч сбивает корнербек «Пэтриотс» Брэндон Браунер на отметке в 1 ярд. Мэттьюс на своем маршруте успел обогнать Браунера и смог бы успешно словить передачу, если бы мяч был брошен чуть дальше к ауту.

Крис Мэттьюс (ресивер «Сихокс»): Это моя ошибка, Рассел тут не при чем. Он «положил» мяч куда надо, это я неправильно оценил ситуацию. Я обогнал защитника и думал, что смог выпрыгнуть у него из-за спины и поймать пас. Браунер вообще был не при делах, ему просто повезло. Это точно. Я слышал, как он сказал, что заткнул меня. Ничего подобного, я просто был не в том месте.

3-и-10, до конца матча 1:41. «Сихокс» набирают первый даун, поскольку корнербек «Пэтриотс» Логан Райан оставляет ресиверу Рикардо Локетту много пространства для приема. До зачетной зоны 38 ярдов. В следующем розыгрыше Уилсон бросает пас на Керса, которого прикрывает Батлер и сейфти Дюрон Хармон. Керс каким-то невероятным образом ловит мяч, успешный прием на 33 ярда.

Майклс (в эфире): Рассел, пас на Керса. Мяч снова сбит. Или нет? Стоп, он что, поймал его?

Майклс: Никто не знает, как он поймал этот мяч. Разве что Малкольм Батлер, который был рядом. Я четко помню, что принял этот пас за незавершенный, потому что судил по поведению других игроков. Потом мне пришло в голову, что уже видел нечто подобное — в 2000-м Антонио Фриман поймал пас от Фарва и тогда даже сам Бретт не понял, что произошло. Тогда я произнес что-то вроде «Что это сейчас было?» Сейчас же я поймал себя на мысли, что можно произнести тоже самое, но решил не повторяться. Но в голове определенно была мысль в духе «Что это сейчас было?»

Джермейн Керс (ресивер «Сихокс»): Да я и сам не знаю, как все получилось. Я просто держал взгляд на мяче до последнего. Все произошло так быстро, что я даже не успел ничего подумать. Я даже встал и попытался забежать в зачетку, но как-то на автомате. Я не сразу понял, что вообще произошло.

Малкольм Батлер (корнербек «Пэтриотс»): Я подумал, что мы проиграли. И все из-за меня. Мне и правда казалось, что мы проиграли по моей вине. Но я не знаю, как он поймал мяч. Я чувствовал себя ужасно. Поэтому когда я понял, что еще не все кончено, то сказал себе, что не упущу свой шанс, если он мне выпадет.

Дэн Конноли (гард «Пэтриотс» и один из капитанов): Я подумал: «Что, опять? Еще одна безумная ловля в концовке Супербоула?» Как будто было мало нам приемов от Тайри и Мэннингема! Им оставалось 5 ярдов до зачетки. Я подумал, что все кончено.

Верин: Мое сердце сжалось. Живот скрутило. Я взялся за голову руками. Так и сидел. Я не мог поверить в то, что произошло.

Даррел Ривис (корнербек «Пэтриотс»): Я подумал: «Очередной невероятный прием в Супербоуле. Надеюсь, еще не все потеряно». Да, Керс поймал мяч. Но вообще-то Батлер сделал все хорошо. Он коснулся мяча, отыграл классно. И отдельно достоин похвалы за то, что не бросил играть. Керс упал, все смешалось. В итоге ресивер встает и пытается бежать дальше, но Батлер выталкивает его в аут. Хотя частенько защитники забывают это сделать. Керс запросто мог зайти в зачетную зону, но Батлер не потерял концентрацию. Он молодец, что доиграл эпизод до конца.

Карнеги: Тогда я думал, что «Сиэтл» победит. Им оставалось пройти еще пять ярдов, но у меня в голове была мысль, что это будет наш день.

На поле хаос, «Сиэтлу» приходится использовать свой второй тайм-аут. До конца игры 1:06.

Крис Коллинсворт (комментатор): «Сиэтл» все еще не в зачетной зоне. Такие моменты нельзя отработать на тренировке. Это давление никак не воспроизвести. Когда исход дела, которым вы занимались целый год, решается в одном-двух розыгрышах — может случиться всякое. Порой даже нечто очень странное.

Уилфорк: Когда он поймал тот пас, то я просто посмотрел на партнеров. Никакого страха, все готовы продолжать. Именно тогда я сказал: «Нет, мы не проиграем этот матч». Мы были уверены в себе, мы держали ритм. Мы были готовы играть до конца.

«Сихокс» выпускают на поле Линча, а также фулбека Уилла Тукуафу и тайт-энда Люка Уилсона. «Пэтриотс» выстраивают схему 3-4, сейфти Патрик Чанг стоит в ярде от линии схватки рядом с Уилсоном.

Аким Эйерс (лайнбекер «Пэтриотс»): Тренеры назначили базовую формацию, я вошел в игру. Думаю, никто из нас не сомневался, что они будут играть вынос.

«Сиэтл» все делает правильно — фулбек идет на блок, левый гард Джеймс Карпентер берет на себя ди-энда Чендлера Джонса, Уилсон убирает с дороги Эйерса, Тукуафу блокирует Чанга.

Задачей левого тэкла Рассела Окунга был лайнбекер Донта Хайтауэр. Но игроки «Пэтриотс» умело сбрасывают блокирующих. Особенно классно реагирует Хайтауэр, который отталкивает Окунга, хотя уступает ему в габаритах. Хайтауэр останавливает Линча, Чанг и Эйерс окончательно валят его на землю в одном ярде от зачетки.

Уилфорк: Окунг — очень хороший тэкл, но Хайтауэр совершил главный розыгрыш всей жизни. Я видел, как он прогрессировал от года к году, так что я не был удивлен. Он выиграл эту схватку и дал нам еще один шанс.

Эйерс: Когда розыгрыш закончился, то я оказался снизу под несколькими игроками. Линч пытался дотянуться мячом до зачетной линии. Я в тот момент понятия не имел, сколько ему не хватило. Потом я начал подниматься на ноги и понял, что я лежал спиной прямо на зачетной линии. Конечно, я подумал: «Черт, это было близко».

До конца игры уже меньше минуты. У «Сихокс» в запасе один тайм-аут, у «Пэтриотс» их два. Ни одна из команд не берет тайм-аут. «Сиэтл» меняет фуллбека на дополнительного ресивера. «Нью-Ингленд» выставляет защиту с тремя корнербеками — Ривисом, Браунером и Батлером — и без сейфти.

Майклс: Я успел подумать про себя, что Беличик будет очень плохо выглядеть, если у «Пэтриотс» не останется времени на ответный драйв.

Конноли: Мне даже не пришло в голову, что кто-то должен взять тайм-аут. Скорее всего, я держался руками за голову в тот момент.

Коллинсворт: Почему Беличик не взял тайм-аут? Думаю, он не хотел, чтобы у «Сиэтла» появилась возможность провести замену и снова сыграть вынос на Линча. Скорее всего, он пошел ва-банк и предположил, что «Сихокс» сыграют пас.

Хотя вообще про последние 40 секунд того Супербоула можно написать книгу. Я сам слышал множество историй о том, какие варианты розыгрышей обсуждали между собой Пит Кэрролл, Даррелл Бивелл и Том Кейбл. Правдивы ли они? Я не знаю.

Уилфорк: Почему мы не взяли тайм-аут. «Сихокс» выглядели немножко потерянными. Они как-то не совсем понимали, что происходит. Мы это уловили и хотели дать им возможность сделать свой ход. На тот момент у нас уже было немного вариантов в запасе. Нас это устраивало.

Верин: Мне тоже было интересно, кто как поступит в сложившейся ситуации.

«Сихокс» выстраивают нападение. Уилсон, ресивер Даг Болдуин и Линч слева от Рассела Уилсона, Керс — справа. Напротив Керса — Браунер. Локетт чуть правее Керса и дальше от линии схватки. Батлер стоит в четырех ярдах от игроков нападения.

Ривис: Я думал, они будут играть вынос. В предыдущем розыгрыше Маршон чуть не занес тачдаун.

Эйерс: Да, они выпустили состав с чуть более легкими игроками. Но я думал, что это просто уловка. Мы все равно были уверены, что будет вынос.

Конноли: Я в тот момент уже готовился выйти на поле. Спокойно ждал, когда они наберут очки. Я знал, что у нас будет мало времени на ответную атаку.

Батлер: Конечно, все думали, что будет вынос. Им же оставался один ярд! Но на случай паса мы должны были быть готовы. И я был готов. Перед нами были два ресивера, так что я подумал, что один из них может поставить «заслон» для другого.

Уилсон получает снэп, но не отдает мяч Линчу, бегущий уходит влево. Керс пытается не пустить защитников к Локетту, который бежит короткий слэнт. Но Браунер стоит как вкопанный. Благодаря игре партнера у Батлера было достаточно места, чтобы выскочить на перехват.

Майклс: Мне очень повезло как комментатору, что Батлер участвовал в эпизоде с ловлей Керса. Я тогда вспомнил его имя, так что и сейчас понял, что именно он стал героем.

Уилфорк: На тренировках похожий розыгрыш у нападения получился. Многие говорят, что Батлер молодец, что перехватил мяч, но вообще результат сделал Браунер, который задержал оппонента на линии схватки. Он подарил Батлеру долю секунды, чтобы успеть. Я не видел момент, как Малкольм сделал перехват. Но я знал, что мы победили. Я слышал только болельщиков «Пэтриотс».

Ривис: Не получилось у них нужное сочетание. «Заслона» от Керса не было, но второй ресивер все равно пошел на мяч. Малкольм влетел в него и сделал все на отлично.

Керс: Мы не сделали все так, как надо было. К сожалению.

Карнеги: Мы не могли поверить своим глазам, когда был перехват. Думали, что будет вынос, а через долю секунды уже мяч летит, и вот он уже в руках другого игрока. В руках защитника. Мы только переглянулись с мыслью: «Это правда произошло?»

У нас в комнате было очень тихо. Мы потеряли очень много денег. День из хорошего превратился в «не уйти бы в минус». Не могу сказать точно, но суммы были шестизначные. Букмекеры в Неваде потеряли в сумме $115 млн. И все из-за одного розыгрыша.

Уилфорк: Я 11 лет ждал, чтобы снова испытать это чувство. Ради этого мы и работали. Мы были преданы друг другу и преданы делу. Мы пережили взлеты и падения. Было классно посмотреть на тех, кто сомневался в нас. Хотя я уже был чемпионом. Поэтому был рад, что свой первый титул завоевали Джерод Мэйо, Девин Маккорти, Хайтауэр, Джейми Коллинс и остальные. Я хотел, чтобы эти парни тоже осознали, каково это — быть победителем Супербоула.

Конноли: Я смотрел на экран на стадионе. Как только Малкольм сделал перехват, я упал на колени. Я не мог поверить в произошедшее. Тот драйв весь был очень напряженным. Лучшей развязки не придумать. Это было потрясающе.

Верин: Я только думал: «Мы же выиграли хренов Супербоул!» Хотя я все равно не до конца верил в это. Потом, когда я понял, что перехват сделал Малкольм, то сказал себе: «Он идеально подходит для этого момента». Он вкалывал весь сезон. Не был выбран на драфте. Он просто пахал, начиная с самого тренировочного лагеря. Он заслужил свой момент славы.

Коллинсворт: Розыгрыш с таким заслоном может порой сильно аукнуться. Мяч могут сбить на линии схватки из-за низкого роста Уилсона. Плюс за сам «заслон» могут бросить флаг. Мне не приходило в голову, что «Сиэтл» может сыграть нечто подобное. И очень странно, что я абсолютно не помню, что я сказал в эфире в тот момент.

Майклс: Итог того драйва был абсолютно сумасшедшим. Вроде бы я назвал его «нереальным». Ну, он таким и был. Я же был в шоке от такой развязки Супербоула. Мы работали на предельном уровне концентрации. Ничто не могло бы отвлечь меня в тот момент. Мне под ноги могли подложить бомбу, а я бы и внимания не обратил. Мой мозг был на тысячу процентов устремлен на поле. Ведь в такие моменты нельзя допустить ошибку. Иначе эта ошибка останется в истории.

Конноли: Несколько дней спустя Билл Беличик заявил, что в важный момент никогда нельзя сбрасывать со счетов менее известного игрока. На самом деле он говорил об этом еще до игры. И только уже после завершения матча до меня дошел смысл его слов.

Батлер: Было шумно. Творился хаос, все праздновали. Я помню только голос Легаррета Бланта. Он сказал мне: «Ты не понимаешь, что ты сейчас сотворил. Ты не осознаешь, как только что изменилась твоя жизнь».

Коллинсворт: Я и сам играл в напряженных Супербоулах, хотя и не настолько напряженных, как этот. Я вам гарантирую — игроки будут вспоминать последние 60 секунд этого матча практически каждый день до конца своей жизни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.