У сайта ProFootballReference.com есть своя метрика, которая вычисляет вероятность попадания игрока в Зал славы.

В ней учитываются статистические показатели, попадания в Пробоулы, сборные All-Pro, выигранные Супербоулы и другие достижения. Индекс учитывает игроков, которые выступали после 1955 года и за карьеру провели больше 50 игр.

Средний балл для современного члена Зала славы — 100. Для квотербеков — 103. В этом материале нас интересует именно эта позиция.

Четыре квотербека НФЛ за карьеру преодолели планку в 100 баллов (а значит гарантировали себе место среди легенд), но еще не были туда введены. Один из них уже ушел на пенсию (Пейтон Мэннинг, 258 баллов, сможет претендовать на место в Зале славы с 2021-го), трое еще играют (Том Брэди — 225, Дрю Бриз — 137, Аарон Роджерс — 121).

Самая низкая оценка среди тех, кто все же попал в Зал славы — у Джима Келли, легенды «Биллс» (59). Пусть Келли будет низшей точкой попадания в Зал. Тогда среди действующих игроков хорошие шансы на попадание в Зал славы будут у Илая Мэннинга (83), Бена Ротлисбергера (91) и Филипа Риверса (92).

С 2005 года, когда в лигу пришел самый «молодой» стопроцентный будущий член Зала Славы (Аарон Роджерс), лишь три квотербека набрали больше 60 баллов по этой метрике — Мэтт Райан (91), Кэм Ньютон (65) и Расселл Уилсон (66). В промежутке между 40 и 50 баллами застряли лишь два игрока — Джо Флакко и Мэттью Стэффорд. Будем считать, эти двое были франчайз-квотербеками действительно качественного уровня.

Чтобы попасть в список, надо провести больше 50 игр. Чтобы провести больше 50 игр, надо было прийти в НФЛ в 2016-м или раньше. Поэтому в списке не может быть молодых и перспективных. Получается, мы рассматриваем период 2006-2016.

Для исторического наследия Кэму нужен еще пяток хороших сезонов минимум. Флакко так и останется в памяти квотербеком-вспышкой. Стэффорд заработает безумную уйму денег, но, скорее всего, мало чего будет значить для истории.

Мэтт Райан может со скрипом въехать в Зал славы. Ничего не выиграл, но получит бюстик за старания. Если все будет хорошо, то и Уилсон к нему присоединится. Случай с Райаном спорный, у Уилсона еще большой путь впереди. Я бы установил тотал квотербеков, выбранных на драфте 2006-2016 в Зале славы на отметке 1,5.

Полтора землекопа на целое поколение.

За это время хорошими игроками стартового состава считались Кирк Казинс, Энди Далтон, Джей Катлер и Дерек Карр + трое с драфта-2016, которых хочется приписать уже к более свежему поколению (Венц, Прескот, Гофф). Сразу несколько игроков поколения 2006-2016 в расцвете сил оказались на второстепенных ролях, хотя еще недавно считались перспективными (Уинстон, Мариота). Еще парочка игроков этого периода затухла, но получила второй шанс (Теннехилл, Бриджуотер).

Период 2006-2016 характеризуется огромным количеством плохих разыгрывающих. Знаете, почему Райан Фитцпатрик до сих пор остается стартовым квотербеком в НФЛ? Потому что были ребята типа Джейка Локера или Джонни Мэнзела. Потому что Роберт Гриффин-третий порвал колено, а Колин Каперник встал на колено.

Если бы средний уровень квотербеков 2006-2016 можно было мерить по Сэму Брэдфорду, Нику Фолсу или Кейсу Кинаму, то было бы еще не так все плохо. Но ведь были еще Джамаркус Расселл, Блейк Бортлс, Мэтт Лейнарт, Винс Янг, Марк Санчез, Брэди Куинн, Джош Фриман, Кристиан Пондер, Блэйн Гэбберт, Брэндон Уиден, И Джей Мануэл и Джино Смит. В топ-10 худших квотербеков за 10 лет от Стаса Рынкевича умудрились даже заскочить два игрока с драфта-2016, хотя времени прошло еще всего ничего.

За десятилетие перед этим (1995-2005) помимо уже перечисленных легенд (Мэннинг, Брэди, Бриз, Роджерс) в НФЛ пришли Риверс, Ротлисбергер, Илай, Курт Уорнер, Донован Макнэбб, Тони Ромо, Карсон Палмер, Трент Грин, Джефф Гарсия, Алекс Смит, Мэтт Шоб, Мэтт Хассельбек, а также игроки с высокими короткими пиками Майкл Вик, Чед Пеннингтон и Донте Калпеппер.

Период 2006-2016 — это темное время для квотербеков. Дно ужаса — это пять лет с 2006-го по 2011-й. Всего 4 квотербека из этого периода «дожили» до 2019-го и набрали пасом хотя бы 1000 ярдов. Причем эту отметку покорили аж 6 квотербеков из периода 2000-2005.

Четыре причины, почему у поколения 2006-2016 не получилось:

1. Мощь предыдущего поколения

Поколение 1995-2005 (назовем их бумерами) было очень мощным. Поколение 2006-2016 (пусть они будут миллениалы) из-за этого оказалось в невыгодной ситуации, потому что им приходилось напрямую конкурировать с качественными игроками. «Пэтриотс» 20 лет не нужен был квотербек, поэтому квотербеку-миллениалу (Джимми Гаропполо) пришлось искать другое место работы. Бриз, Роджерс, Риверс, Биг Бен и Илай уверенно держались за место в старте, поэтому количество вакансий еще больше сокращалось.

Сыграло свою роль и аномально качественное старение квотербеков-бумеров. Игроков этого поколения давно списывают со счетов, а они продолжают демонстрировать футбол высокого уровня в возрасте 35+.

2. Переход к подвижным квотербекам

Кризис воспитания линейных нападения в НФЛ обсуждается уже давно. При этом атлетизм линейных защиты с каждым годом только растет. Лига в нулевые и первую половину десятых медленно двигалась в сторону пасовой игры, поэтому команды очень много платят тем, кто давит на квотербека. У квотербеков два выхода, когда конверт вокруг них схлопывается — либо принимать решение быстрее, либо убегать.

Период 2006-2016 в этом смысле оказался переходным. Команды все еще обожают здоровенных (лучше под два метра, да, Джон Элвей?), белых и медленных (зачастую это синонимы) распасовщиков с мощной рукой. Только вот смысл в твоей мощной руке, если через секунды ди-энд соперника уже готов сломать тебе спину в стиле Бэйна?

Скауты и тренеры очень долго привыкали к подвижности как новой валюте НФЛ. Расселл Уилcон может и стал лучшим квотербеком, выбранным за последние 10 лет, но в 2012-м «Сихокс» ставили двойку за драфт (где клуб также взял Брюса Ирвина и Бобби Вагнера).

«Думаю, Джаред Гофф так и останется последним хорошим и высоко выбранным квотербеком, который не умеет двигаться», — заявил в интервью The Ringer специалист по работе с квотербеками Джордан Палмер, который готовил к драфтам Джо Бурроу и Джоша Аллена.

Если поспорить с тем, является ли Гофф хорошим квотеребком, то и вовсе окажется, что последним по-настоящему «конвертным» квотербеком был Мэтт Райан.

Кстати про Джоша Аллена. Большой, белый, пушка вместо руки. И был бы тотальным провалом, если бы не умел бегать. Десять лет назад из него лепили бы классического пасующего типа Брэдфорда. Скорее всего, получилось бы еще хуже.

«Если вы вколете сыворотку правды любому тренеру НФЛ, то 99,9% из них скажут, что предпочтут играть против „конвертного“ и неподвижного квотербека, нежели против бегающего вроде Уотсона, Махоумса или даже Роджерса», — считает Майк Салливан, который работал в лиге 8 лет тренером квотербеков и координатором нападения.

Как могла бы сложиться карьера Маркуса Мариоты, если бы его первым тренером на профессиональном уровне оказался не Кен Уизенхант, пик карьеры которого пришелся на 2005-й? И почему я не удивлен, что при Уизенханте «Тайтенс» взяли на драфте Зака Меттенбергера?

3. Много и сразу

До введения шкалы зарплат в НФЛ новички могли сразу могли подписывать большие контракты. Самый громкий провал среди квотербеков-миллениалов, Сэм Брэдфорд, в 2010-м подписался сразу после драфта с «Рэмс» на 6 лет и 78 миллионов. По тем временам — большие деньги. Автоматически собрать команду вокруг него становится сложнее, хотя сам распасовщик еще ничего не показал и не доказал.

Кэм Ньютон пришел в лигу всего на год позже, но шкалу зарплат уже ввели, поэтому он подписался всего на 4 года и 22 млн. Зато поиграл в Супербоуле благодаря как раз удобному для команды соглашению.

Первый контракт Стэффорда — 72 млн на 6 лет. За два года до Стэффорда «Детройт» выбрал на драфте Калвина Джонсона и подписал с ним контракт на 55 млн за 6 лет. Неудивительно, что «Лайонс» так ничего и не выиграли.

4. Аномальные годы

Чейз Стюарт с сайта Football Perspective составил список 140 лучших квотербеков за 70 лет существования НФЛ и распределил их по годам рождения.

Оказалось, что в среднем в год рождаются два крутых квотербека. С 1958-го по 1985-й ни разу не рождалось меньше одного стоящего квотербека в год. А затем за пять лет это случилось дважды — в 1986-м и 1990-м.

Я понятия не имею, что такого случилось в Америке 90-х, что квотербеки просто перестали рождаться. Может быть, это просто аномалия распределения, ведь в 1988-м их родилось аж четверо. Но драфт НБА-2010, где выбирали много игроков 1990 года рождения, тоже не впечатляет. А ведь рожденным в 1990-м квотербекам сейчас было бы ровно 30 лет — золотой возраст, самое время для выхода на пик. А в итоге имеем либо «золотую молодежь» (Махоумс, Ламар Джексон, Дешон Уотсон и т.д.), либо 35-40-летних старичков.

***
Судя по всему, кризисный период прошел. Тренеры научились пользоваться сильными качествами бегунков. Этих самых бегунков теперь нельзя бить благодаря изменениям в правилах. Ресиверов теперь трогать тоже нельзя, поэтому бросить успешный пас в НФЛ стало как никогда легко.

Прошли те времена, когда «Беарс» подписывали контракт на 45 млн за три года с Майком Гленноном. Теперь в лиге не просто достаточно распасовщиков — их даже слишком много. На всех не хватает мест. И если вчера Далтон и Уинстон были стартовыми, то сегодня им придется понаблюдать за игрой с бровки.

В первом раунде драфта-2020 было выбрано четыре квотербека. Всего на драфте команды НФЛ взяли 13 распасовщиков. И даже если большая часть из них провалится — не беда. Темные времена остались позади.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.