Если хочешь играть линейным нападения в НФЛ, недостаточно быть сильным и мускулистым. Надо еще и стать больше, чем может позволить твое тело.

В феврале во время съезда скаутов многие обсуждали линейного по имени Бен Барч. Про него писали СМИ со всего мира. Обычно всем плевать на линейных. Особенно если ты выпускник колледжа третьего дивизиона из крохотного городка в Миннесоте.

Но всех заинтересовала история Барча, который за карьеру в университетской команде умудрился превратиться из 104-килограммового тайт-энда в линейного нападения с весом за 130 кг. Точнее даже не сама история, а необычный способ.

Барч признается, что никогда не был особенно полным в детстве, но ему пришлось набрать вес в погоне за мечтой. Выяснилось, что Барч придумал экстремальный рецепт набора массы. Он делал коктейль из семи яиц, зерненого творога, кукурузной каши, арахисовой пасты, банана и напитка Gatorade. Он пил эту мерзкую смесь четыре раза в неделю, благодаря чему его вес увеличился со 113 до 125 кг за одно лето.

Рецепт «смузи» заинтересовал даже NFL Network. Оригинальное видео с процессом создания фирменного коктейля взорвало соцсети и набрало почти 2 млн просмотров. Барча выбрал на драфте «Джексонвиль» в четвертом раунде.

«Людям понравилась история про мой коктейль. Хотя у меня был простой выбор — сидеть и тратить время на поглощение пищи или же взбить все в миксере, чтобы быстренько выпить. Нет в этом ничего такого, просто способ сэкономить время», — признался Барч.

Кого-то удивили пищевые изыски футбольного линейного, но для самих представителей профессии в этой истории нет ничего нового или необычного.

Джо Томас играл за «Кливленд» на протяжении 11 сезонов и 10 раз попадал в Пробоул. Он утверждает, что не считал количество калорий по ходу карьеры, но прикинул, что потреблял явно больше «7-8-9 тысяч в день». По ходу карьеры он весил 145 кг. После ухода на пенсию — 115. Сейчас в его твиттере можно найти рецепты здоровых блюд и правила кетодиеты.

«У линейных нападения нездоровые отношения с едой. Все время наедаешься как на День Благодарения, когда чуть не блюешь. Я не думаю, что существует много людей, которым легко держать вес выше 130 кг», — сказал Томас.

Фотографии Томаса «до и после» можно использовать в дешевых рекламах средств для похудения. И в этом он не одинок. Бывший центр «Рэмс» Джон Салливан после завершения карьеры сбросил 30 кг. Экс-линейный «Пэтриотс», «Кардиналс» и «Чарджерс» Рич Орнбергер — 14 (за 5 месяцев). Бывший гард «Джетс», «Стилерс» и «Кардиналс» Алан Фанека вообще превратился в другого человека.

Twitter/@TheWhistle

Баррет Брукс провел 9 сезонов в НФЛ, но в колледже ему тоже пришлось набирать вес. В первый год в «Канзас Стейт» даже пришлось сжульничать на взвешивании.

«Я помню, как однажды нас предупредили, что будет взвешивание. Я надел самые мешковатые штаны, взял в зале два блинчика по 5 кг и засунул их себе в трусы. Весы показали 125 кг», — рассказывает Брукс.

Со временем Брукс научился специально обжираться, чтобы набрать вес. Другой вопрос, что избавиться от этого веса оказалось гораздо сложнее.

«В мой последний год в „Стилерс“ они даже установили верхний предел по весу. Моя верхняя планка была на отметке 153 кг. Если больше — штраф в 995 баксов за каждые полкило. Я показал на взвешивании 155 кг. Меня простили, потому что это была неделя Супербоула», — вспомнил Брукс.

Сейчас Брукс весит 162 кг. Он хочет похудеть. В идеале — опуститься ниже отметки в 130 кг.

«Но как бы сильно я ни старался и как много бы ни тренировался, мой метаболизм уже нет тот, что раньше», — признается Брукс.

Этот вопрос его волнует. Он знает, что тело сильно изнашивается под такой нагрузкой. Скорее всего, ему уже в ближайшее время придется лечь на операцию и заменить колено. А, может, даже оба. Он хочет увидеть внуков и иметь возможность играть с ними. И если он не разберется с лишним весом, который достался ему в наследство от профессиональной карьеры, то никакой тебе игры с внуками.

Джон Греко (11 сезонов в НФЛ) признается, что завидует Джо Томасу. Они сейчас друзья, но, по словам Греко, «ребята типа Джо меня жутко бесят». Томас по ходу карьеры мог есть что угодно, сколько угодно и когда угодно. У Греко не было проблем с набором веса. Наоборот, ему приходилось внимательнее следить, чтобы не набрать лишнего.

При росте 195 см Греко во время карьеры поддерживал вес в районе 145-150 кг. Причем вес зависел от тренера и игровой схемы. Джорджу Бишопу, тренеру линейных «Браунс», нравятся здоровяки, которые будут работать за счет массы. Во время работы под началом Кайла Шенахена Греко пришлось схуднуть, поскольку линейные должны были быть легче и подвижнее. Греко дали указание скинуть 13 кг, и он сделал это. Только вот в дни перед взвешиванием приходилось сидеть дольше в сауне и держаться на одной порции салатика.

«А Джо на общих обедах выглядел так, как будто только что из тюрьмы вышел. Он засовывал в себя еду пачками. Я видел линейных, которые набивают себе брюхо каждый день, чтобы удержать вес. Видел и таких, которые за день до взвешивания не едят совсем, чтобы избежать штрафа. И меня все равно не переставал удивлять вид того, как люди садятся и уплетают лазанью, стейк, салат и десерт. Я думал: «Боже, как они запихивают в себя все это?», — сказал Греко.

Обычный завтрак Джо Томаса — четыре куска бекона, четыре сосиски, яичница из шести яиц, плюс омлет из четырех яиц, а также три блинчика с арахисовым маслом и сиропом, овсянка с ягодами и медом. На перекус — протеиновый коктейль и бананы. Обед — несколько гамбургеров и немножко овощей («легкий прием пищи» по меркам Томаса). Потом шла тренировка, после которой нужно было «закинуться по полной». Все линейные нападения шли в пиццерию и заказывали 4-5 пицц, а также куриные крылышки. Джо обычно съедал одну большую пиццу сам. Это примерно 2000 калорий. Дома Джо ждала жена Энни и большая тарелка спагетти с тефтелями, сэндвичами и салатом.

Такой рацион нужен был Джо только, чтобы поддерживать вес. Во время тренировочного лагеря с двумя занятиями в день ему на помощь приходили десерты. Перед сном он закидывался 1000 мл мороженого, пачкой печенья и здоровенным стаканом молока.

«Еще 2000 калорий перед сном. И так каждый день. Удовольствия от этого не было никакого. Наоборот, ты начинал жутко нервничать, если пропускал один прием пищи. Ты думаешь: «Вот дерьмо, это же моя работа. Надо поддерживать вес. Я не делаю то, что должен. Надо срочно пожрать», — вспомнил Томас.

Ник Хардвик понимающе кивает, когда слышит такие истории. Он провел в лиге 11 сезонов в составе «Чарджерс» с 2004-го по 2014-й. На пике он весил 140 кг, а сейчас опустился до 102 кг. Хардвик признается, что поглощал «безумные объемы пищи», как и Томас. Хардвик даже ставил будильник на 2 ночи, просыпался, закидывался протеиновым коктейлем на 700 калорий и шел дальше спать. Ну, и протеиновые батончики, миллион яиц в день, сосиски, йогурты и орехи в течение дня, куда без этого. На ночь — большая пачка мороженого Ben & Jerry’s.

«Это было необходимостью. Чем-то вроде профессионального требования. Да, от такого количества еды не чувствуешь себя комфортно, но такая уж у нас работа», — заявляет Хардвик.

Современное поколение линейных относится к питанию с религиозным пиететом. Если раньше калории добирали мороженым или пивом, то молодые лайнмены превращают питание в научный эксперимент.

Джона Раньена «Пэкерс» взяли на драфте-2020 в шестом раунде. Он утверждает, что разработал способ поддерживать нужную массу без фастфуда и серьезных последствий для здоровья.

То же самое касается и упомянутого выше Бена Барча. В колледже он целое воскресенье проводил не на пьянке, а на кухне за приготовлением пищи на неделю. Тонны картошки, горы риса, вагоны куриных грудок и говяжьего филе.

«Мой „коктейль“ — это лишь верхушка айсберга. Основную часть рациона составляла более привычная еда, которую я раскладывал по контейнерам Tupperware. Люди сильно удивляются, когда видят, сколько надо есть, чтобы набрать массу. Когда ты хочешь стать линейным — ты ешь как собака. Одну и ту же еду, каждый день. Одинаковые порции в одно и то же время», — объясняет Барч.

Мэтт Хеннесси подходит с хирургической точностью к составлению плана питания. Его цель — стать большим, но не потерять в скорости и ловкости. «Атланта» взяла его в третьем раунде, так что Хеннесси стал вторым центром, выбранным на драфте-2020. На первом курсе колледжа он весил 118 кг, а в последний год в «Темпле» играл с весом около 130 кг. На съезде скаутов он весил уже 138 кг и утверждает, что сейчас его вес составляет все 140 кг. Все, чтобы показать работодателям, что он настроен серьезно.

Набрать 20 кг даже за несколько лет — задачка не из легких. Она требует несгибаемой дисциплины в отношении питания и сна. Когда его друзья бухают на вечеринке, сам Мэтт идет спать пораньше, чтобы встать в 5 утра и начать свой день с крепкого приема пищи. Особенно ему помог в вопросе набора массы курс нутрициологии, который он прослушал летом перед последним сезоном в университетской команде. Мэтт узнал про макроэлементы и микроэлементы, про разницу между углеводами и белками, получил информацию о том, как пища влияет на результаты тренировок. Сейчас Мэтт строго планирует каждый прием пищи с учетом новых знаний, поэтому у него не только взлетел вес, но и покорились новые рекорды в тренажерном зале.

Тэкл «Оберна» Джек Дрискол, выбранный «Филадельфией» в четвертом раунде, рассказал о еще одной проблеме, связанной с питанием.

«Здоровая еда стоит гораздо дороже, чем 20 наггетсов в «Макдоналдсе», — говорит он.

Нужным количеством еды запастись не так сложно. Но будет ли она нужного качества?

По словам Барча, линейный должен есть каждые два часа. Это означает, что нужны продукты. Эти продукты нужно купить и где-то хранить. Потом их нужно приготовить. И только после этого — съесть.

Но это только на словах все просто. Ведь речь идет о студентах. А они занимаются едой на полный рабочий день. При этом многие из них понимают, что место в НФЛ им не гарантировано. И даже если кому-то повезет провести продуктивную карьеру на профессиональном уровне, то последствия могут оказаться неутешительными. В том числе из-за пагубных пищевых привычек.

***

Ник Хардвик стоял на боковой линии, когда понял, что все кончено. Он получил повреждение на первой игровой неделе сезона-2014. «Чарджерс» поместили его в резерв для травмированных. У него заканчивался контракт, но он подумывал о том, чтобы провести в лиге еще год.

Не судьба. Причина — потеря веса.

«Я похудел как по щелчку пальцами. После травмы я быстро потерял так много веса, что ко мне начали подходить люди и спрашивать, не болен ли я. „Ник, все нормально? У онколога давно был?“ — спрашивали меня. Представляете? Я так похудел, что людям казалось, будто у меня рак», — рассказал Хардвик.

После завершения карьеры Хардвик всерьез занялся собой. Возможно, он подошел к этому делу даже слишком серьезно. Вес снизился до 90 кг. Люди снова начали спрашивать Ника про его здоровье. Отражение в зеркале выглядело уже жутковато, поэтому Хардвик решил вернуться к 100 кг.

Последние 4 года он поддерживает именно такой вес. Говорит, что у него даже осанка улучшилась.

«Я как будто смог наконец-то встать прямо. Теперь нет неприятных ощущений в спине или шее. Мне 33 года, а врачи теперь пишут мне рост 195 см. Я не шучу — в 33 года я вырос на 2,5 см», — смеется Хардвик.

Самое большое облегчение после похудения — избавление от болей в спине. Об этом говорят практически все бывшие линейные. По словам Джо Томаса, отметка на весах в 300 фунтов и больная спина — это неразлучные друзья. Он признается, что ему было тяжело просто стоять на протяжении нескольких минут. Шутит, что линейные постоянно крутят головой в надежде найти место, чтобы присесть. Его постоянно беспокоили щелчки и дискомфорт в локтях и коленях, а свои распухшие пальцы он называл «жирными бананами».

Врачи предупредили Томаса, что у него есть год, чтобы сбросить вес. В противном случае ему бы пришлось до конца жизни ходить в том костюме сумоиста, который он создал для себя за время карьеры. Именно поэтому соцсети похудевшего Томаса сейчас заполнены советами по диетам и тренировкам для жиросжигания.

View this post on Instagram

Welcome back, Joe Thomas! 🐶

A post shared by Cleveland Browns (@clevelandbrowns) on

«Мне нравится помогать людям и мотивировать их. Раньше они знали меня как толстого тэкла „Браунс“, а теперь видят во мне парня, который живет ведет здоровый образ жизни и заботится о своем здоровье», — считает Томас.

Но прошлое никогда не отпустит Томаса. Его нездоровые отношения с едой будут висеть над ним, как и любая другая зависимость. Он не избавился от нее и борется с ней при каждом приеме пищи. Он признается, что теперь никогда не чувствует себя сытым, а стресс от мысли «я не делаю свою работу, надо пожрать» периодически дает о себе знать.

Томас сравнивает свое отношение к еде с обсессивно-компульсивным расстройством. Есть люди, которые не могут пройти мимо грязных тарелок, чтобы их не вымыть. Томас раньше не пройти мимо тарелки с едой, чтобы не очистить ее своим способом. И это чувство его уже не отпустит.

«Звучит как бред, а? — ухмыляется Томас. — Что ж, добро пожаловать в наш мир».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.