18 минут.

Именно столько времени главный тренер «Цинциннати Бенгалс» Зак Тейлор лично общался за всё время до драфта-2020 с парнем, от которого полностью зависит его профессиональное будущее. И то, что это время было таким незначительным, довольно примечательно, учитывая, какие связи есть у этих двоих.

Тэйлор, будучи студентом, играл за «Небраску», равно как и отец Джо Бурроу, Джимми, и его братья, Джейми и Дэн — правда, ни с кем из них они не пересеклись в ту пору. Зато Тейлор помнит, как в 2016 году он соперничал с Джимми Бурроу: они оба посещали школу «Колерейн Хай» в Цинциннати с целью рекрутировать самых талантливых игроков в свои университеты: Тейлор — в университет Цинциннати, Бурроу — в университет Огайо. И Тейлор успел только-только покинуть колледж-футбол, как весной 2018 года на радары «Беаркэтс» попал третий, младший сын его недавнего соперника.

«Я всё ещё следил за программой, уже работая в Лос-Анджелесе, и я помню, как они хотели оформить трансфер квотербека из „Огайо Стейт“ по имени Джо Бурроу, — смеясь, говорит Тейлор. — Но он решил пойти в „Луизиану Стейт“ — и это был первый раз, когда я услышал его имя».

С тех пор поменялось очень многое, но время, проведённое ими вместе, так и ограничилось 18 минутами на съезде скаутов.

Этот драфт был особенным — из-за пандемии коронавируса все планы разрушились. Каждой команде, каждому тренеру и каждому генменеджеру пришлось адаптироваться к новым условиям и изменить устоявшуюся за десятилетия использования формулу оценки игроков.

И самое значительное давление свалилось на головы «Бенгалс», «Долфинс» и «Чарджерс» — трёх команд, выбиравших в топ-6 и отчаянно нуждавшихся в квотербеке. У них не было права на ошибку — если Бурроу, Туа Танговаилоа или Джастин Херберт окажутся бастами, команда, их выбравшая, просто сольёт в унитаз следующие три-четыре года.

Но люди, отвечавшие за это решение в «Цинциннати», были спокойны после драфта, ибо они знали: несмотря на то, что их личное общение с парнем, которого они выбрали на роль франчайз-квотербека, было очень ограничено, они едва ли упустили при его оценке то многое, что смогли бы получить в обычный год.

«Мы не испытали каких-то значительных проблем, — храбрится директор по персоналу «Цинциннати» Дюк Тобин. — Мы могли регулярно общаться с ним, погружаться в футбольную тематику. И это был длительный процесс, длившийся куда больше пары дней. И благодаря этому процессу мы получили всю информацию, которую хотели получить. Поэтому потеряно было совсем немногое».

«Единственное, чего нам не хватило — посмотреть, как он бросает вживую, — продолжает Тобин. — Но это — не самый значимый фактор, когда вы принимаете решение, кого выбрать под первым пиком. Мы пересмотрели до дыр все записи, и персональная тренировка, будь она плохой или хорошей, едва ли повлияла бы на наше решение. Поэтому мы чувствовали себя комфортно».

Знаете, что ещё было интересного в этих 18 минутах? Ни Бурроу, ни Тейлор даже не подозревали, что в следующий раз они увидятся друг с другом в не самом обозримом будущем, поэтому это было самое обыкновенное и рутинное собрание. Тейлор перекинулся парой слов с Бурроу ранее на той же неделе, представившись и спросив, какие у того планы. И вот, в Индианаполисе они сели и провели встречу, которая должна была стать лишь первой среди многих.

Бурроу смог произвести впечатление. Но, опять же, это должно было стать лишь началом.

«В такой ситуации человек должен испытывать огромное давление, он думает: „Окей, я готовился к этому неделями и вот момент настал», — поясняет Тейлор. — Но он был очень уверен в себе, не дёргался и не сбивался. Когда ты сидишь и разговариваешь с тренером, генменеджером или владельцем, легко растеряться — но он этого не сделал. Он чувствовал себя уверенно и комфортно, и разговор получился лёгким. Вот таким было моё первое впечатление от парня».

На тот момент план был весьма детализирован и состоял в том, чтобы выслать значительный десант на открытую тренировку Бурроу и всей «Луизианы Стейт», назначенную на 3 апреля. За день до этого планировался большой обед, на котором должны были присутствовать десяток официальных лиц «Бенгалс» и, естественно, сам Бурроу — и все, кто впоследствии принимал бы решение по первому пику, смогли бы увидеть фаворита на этот выбор вживую.

В этой группе были Тейлор, Тобин, координатор нападения Брайан Кэллахан, тренер квотербеков Дэн Питчер, ассистент тренера и бывший квотербек «Тайгерс» Брэд Крагторп (он работал в штабе «Луизианы Стейт» в первый год Бурроу), а также глава скаутского департамента Майк Поттс. Они хотели провести с Джо весь день второго числа, а уже на следующий отправиться подробно смотреть его тренировку. И это после всей кропотливой работы, проделанной по изучению Бурроу до этого.

Тобин и Поттс посещали кампус «Тайгерс» в течение сезона и во время этих визитов наблюдали за тренировками команды. Они также вживую посмотрели три игры университета (Тобин одну и Поттс две), что позволило им увидеть, как Бурроу взаимодействовал с тренерами и одноклубниками на бровке и как он управлял нападением на поле.

«Меня очень поразило, как о нём разговаривали в кампусе, — откровенничает Тобин. — Иногда легко можно всё понять даже не по тому, что люди говорят, а по тому, как они это делают. И когда абсолютно каждый рассуждает об этом парне в восторженном тоне, это даёт тебе важную информацию. Побывать в кампусе, поговорить с каждым — тренерами, специалистами по физподготовке, преподавателями — и слышать один и тот же тон — это очень воодушевляет».

Соедините это впечатление с величайшим сезоном в истории колледж-футбола и легко будет понять, почему Тобин испытывал так мало сомнений. В тот момент, когда стало окончательно ясно, что «Цинциннати» достанется первый пик — это случилось после поражения от «Майами» в предпоследнем туре — у него уже был фаворит на этот выбор.

Впрочем, тренеры придерживались такой же точки зрения. Как только сезон закончился, тренерский штаб «Бенгалс» принял приглашение на Сениор Боул, а Тейлор дал своему тренерскому штабу важное задание — максимально подробно изучить записи по каждому игроку, которого они там будут тренировать. Особенно настойчиво он требовал этого от Кэллахана, Питчера и тогдашнего тренера квотербеков Алекса Ван Пельта. Тейлор попросил каждого посмотреть записи всех игр Бурроу, Джастина Херберта и Джордана Лава в сезоне-2019.

Ван Пельт, правда, вскоре уехал координировать нападение «Кливленда», но Тейлор, Питчер и Кэллахан полностью сошлись в своих мнениях после просмотра.

«Мы чётко тогда осознали, что он — отличный игрок и, если не возникнет никаких подводных камней, он будет хорошим выбором, — вспоминает Тейлор. — Я не думаю, что мы приняли решение уже тогда, ещё много работы надо было сделать. И мы не думали о нём как о нашем игроке. Это чувство было скорее: Окей, этот парень потрясающий, мне легко представить его, выбранного под первым пиком».

На тот момент Бурроу, Херберт, Туа и пас-рашер «Огайо Стейт» Чейз Янг были в числе фаворитов на выбор под первым пиком. Они ещё раз пересмотрели все записи их игры после Сениор Боула и планировали уже перейти к живому общению с кандидатами. Но всё изменилось.

К тому моменту, когда начался национальный карантин — а в штате Огайо его запустили одними из первых — у «Бенгалс» было некоторое преимущество из-за такой стратегии Тейлора, а он сам насмотрелся на игру Бурроу так много, что удивительно, как у него не вытекли глаза.

Дело было не только в Бурроу — сам выпуск «Луизианы Стейт» в этом сезоне получился исторически сильным — 14 игроков были выбраны на драфте, из них пять — в первом раунде. Поэтому Тейлор пересмотрел каждый розыгрыш со всех возможных ракурсов по нескольку раз, ведь надо было изучить не только Бурроу, но и Джастина Джефферсона, Клайда Эдвардса-Хилейра, Саадика Чарльза, Ллойда Кашенберри и других игроков — а также их соперников, таких как Ксавьер Маккини и Айзейя Симмонс.

«Знаете, смотреть на одни и те же розыгрыши по много раз бывает полезно и прикольно, — уверен Тейлор. — Из-за того, что на поле столько талантливых игроков, ты с каждым новым разом замечаешь вещи, о которых не подозревал до этого».

Именно поэтому в тот момент, когда в стране воцарился режим ЧС, а персональные и открытые тренировки были отменены, «Бенгалс» имели значительную фору перед другими командами — они уже полностью успели изучить манеру игры всех кандидатов на свой пик. Единственное, чего им не хватало для полного объёма информации — личных встреч с игроками.

Поэтому теперь не было права на ошибку — они должны были на все 100% воспользоваться виртуальным общением с Бурроу, ведь время на такие встречи было очень ограниченным — три раза в неделю по одному часу. И «Бенгалс» снова разработали подробный план по использованию этого ограниченного ресурса.

View this post on Instagram

They said go with the flow. I took it to heart.

A post shared by Joe Burrow (@joe_burrow10) on

Всё началось с пресловутых записей игр «Тигров» и большого количества вопросов, связанных с тем, что проецировалось на экран в Zoom. Какая здесь защита паса? Расскажи, пожалуйста, что ты увидел в этом перемещении защитника? Проясни, какая концепция использовалась вот здесь? О чём ты думал, глядя на вот это построение защиты соперника? И постепенно видео с «Тайгерс» сменялось на видео с «Бенгалс».

В то же время, они получали информацию не только от самого Бурроу. Общаясь с его одноклубниками по «Луизиане Стейт», они хватали каждое слово, которое эти игроки говорили о своём квотербеке. От них «Бенгалс» узнали, что тренировки в прошлом сезоне стали невероятно энергичными именно из-за Бурроу — он задал тон, разрешал конфликты и сплачивал команду вокруг себя. Но самое главное, что узнал Тейлор от бывших партнёров Джо — то, что они его любили.

«Можно было сказать, что он был своим для всех них, — замечает Тейлор. — Довольно часто квотербеки дружат с тайт-эндами, но, например, с защитниками они проводят совсем немного времени. Но Джо был другом для каждого члена своей команды — и это на самом деле очень важно».

И, таким образом, решение «Бенгалс» из весьма очевидного — помните, Тобин уже в декабре почти всё решил? — превратилось в абсолютно очевидное.

Именно поэтому 1 апреля, всего через две недели после начала всего этого процесса с встречами через Zoom, Тэйлор и Тобин пошли на виртуальную встречу с владельцем франшизы Майком Брауном, его дочерью Кэти Блэкберн и пасынком Троем Блэкберном, также входящим в состав высшего руководства «Бенгалс», с намерением сказать там то, что вертелось у них на языке уже несколько месяцев.

«У всех была возможность поговорить, — вспоминает Тобин. — Все были на одной волне. Мы достигли консенсуса. Никто не спорил. Всем было очевидно: он — тот парень, которого мы все хотим видеть у себя под первым пиком».

Самому Бурроу «Бенгалс» ничего не говорили. Они хотели, чтобы он получил полноценный опыт ощущений от преддрафтовой недели и новостей, сваливающихся на голову игроков в это время. Но теперь Тейлор, Кэллахан и Питчер стали показывать Джо куда больше записей игр «Бенгалс» и спрашивать его мнение по поводу того, что он туда хотел бы добавить. Тейлор не хочет называть то, чем они занимались, «установкой» нападения команды под Бурроу, но эта формулировка была недалека от реальности.

«Мы никогда не говорили ему: „Короче, чувак, ты — первый пик“, — утверждает Тейлор. — Может быть, мы завуалированно это формулировали, а он умный парень, ему просто сложить дважды два. Но мы никогда не говорили прямо: „Эй, Джо, мы выбираем тебя под первым номером, поздравляем“ вплоть до самого дня драфта. Но он, опять же, умный парень, и я думаю, что он смог получить полную картину и всё понять гораздо раньше».

Они знали, что Бурроу тоже изучает их встречи, и видели, что он даёт отличную обратную связь. Так, по кусочкам, они дали ему всю информацию, которая позволила ему сразу взяться за дело ещё 23 апреля, сразу после того, как он официально стал игроком «Цинциннати».

И они также постоянно беседовали ещё с одним бывшим партнёром Бурроу — потому что он был у них в ростере. Третьегодка ди-энд Сэм Хаббард, живший с Бурроу в одной комнате, когда оба играли в «Огайо Стейт». И Хаббард также не скупился на восторженные комплименты в адрес своего бывшего сожителя, уверяя тренеров, что для той культуры, которую они хотят создать в команде, они не смогут найти лидера лучше.

«Он — один из самых трудолюбивых людей в нашей команде, — хвалит уже самого Хаббарда Тейлор. — Он — парень, который просто олицетворяет то, чего мы хотим тут добиться. Его мнению можно было полностью доверять. И Джо он очень-очень сильно уважает».

И вся эта работа была завершена в четверг вечером, во время драфта — Тейлор позвонил человеку, которого все три месяца до этого изучал с упорством маньяка и сказал ему: «Парень, теперь ты с нами».

Пройдёт пандемия и они встретятся вновь. Во второй раз в жизни.

Как «Долфинс» всех нас одурачили

Год назад именно «Майами» считались фаворитами на Туа Танговаилоа, но с тех пор как будто бы многое изменилось. Казалось, что травма бедра, которая может стать хронической — это слишком большой риск. Казалось, что Туа не идеально подходит под схемы тренерского штаба «Долфинс». Казалось, что такой интерес «Майами» к Херберту — не просто так.

В итоге перед драфтом ходили устойчивые слухи, что «Дельфины» собираются взять либо Херберта, либо тэкла. И генеральный менеджер команды Крис Грир сумел создать мощную дымовую завесу, которая скрывала настоящий план «Майами». По словам самого Грира, в этот план были посвящены лишь несколько человек, а сам план был разработан меньше, чем за неделю до драфта.

За несколько дней до события команда провела своё заключительное собрание, посвящённое медицинским показателям игроков — и только там врачи дали зелёный свет выбору Танговаилоа. На этой встрече самым подробнейшим образом обсуждались все травмы игрока — странное повреждение бедра, а также две операции на лодыжке, которые он перенёс ранее.

В итоге все сошлись на мнении, что рецидив ноябрьской травмы маловероятен, а в операциях на лодыжке нет ничего существенного — это просто процедуры, направленные на то, чтобы вернуться на поле пораньше.

«Да, мы чувствовали себя хорошо по этому поводу, — утверждает Грир. — Реально, в этом нет никакой проблемы. Вы же понимаете, это игра, в которой постоянно кто-то травмируется. Люди говорят об его травмах, об операциях, но при этом не знают, что эти операции были направлены только на то, чтобы вернуться на поле пораньше и помочь партнёрам. Некоторые не стали бы их проводить и подождали бы немного дольше. Он не пошёл таким путём — и это свидетельствует в том числе о силе его духа и рабочей этике».

View this post on Instagram

Namaste 🛐

A post shared by TAGOVAILOA🇦🇸🇼🇸 (@tuamaann_) on

«Наши врачи и тренеры проделали шикарную работу, которую они проделывают с каждым игроком. С ним, в частности, они не делали ничего такого, что не предусмотрено для какого-то другого футболиста. Они проверили всё, что только можно было, и убедились, что можно чувствовать себя комфортно относительно такого выбора. Брайан (Флорес), я, владельцы, мы все чувствуем себя комфортно».

Именно так закончился трудный для «Дельфинов» 16-месячный процесс, который включал в себя «взрыв» ростера, собирание активов, жертвование сезоном-2019 ради лучших игроков на драфте и, наконец, получение одного из них. Грир регулярно ездил посмотреть лично на «Алабаму», «Луизиану Стейт» и «Орегон», при этом видя, как прибавляет его команда, снижая свою позицию на драфте и делая его задачу ещё сложнее.

Именно поэтому, несмотря на то, что связь между Танговаилоа и «Долфинс» сохранялась, было необходимо держать её втайне до момента драфта.

Но публика всё равно могла увидеть некоторые знаки. Например, владелец команды Стивен Росс вместе с Гриром посетил игру «Кримсон Тайд» и «Тайгерс» в ноябре.

В тот момент Грир увидел всё, что хотел увидеть, а один тренер, хорошо знающий Флореса, сказал, что в последнее время тот стал куда сильнее любить RPO (ран-пас-опшн) — об этом также может свидетельствовать переход на должности координатора нападения от носителя «духа «Патриотов» Чеда О’Ши к Чену Гейли, который принесёт с собой богатый опыт работы в университетском футболе. Логично подумать, что это связано с тем, что близкое по духу нападение поможет лучше адаптироваться молодому квотербеку.

Невозможно игнорировать, что именно Туа является квотербеком, который последние два года лучше всех во всём колледж-футболе играл ран-пас-опшн.

И легко понять выбор с точки зрения тактики Грира, который подбирает Флоресу игроков того ментального типа, который тому нравится — сильных и убедительных лидеров.

«Мы обращали внимание на то, как он себя ведёт, — объясняет Грир. — И на то, как о нём говорят другие люди. Наши парни проделали большую работу, прошерстив его жизнь со времён обучения в школе. Мы убедились в том, что он является истинным лидером. Мы провели много времени, общаясь с другими игроками „Алабамы“, и они все восхищались им как человеком. В конце концов, понять, подходит ли этот квотербек на роль лица твоей франшизы, очень сложно. Но, судя по тому, что нам удалось собрать, мы воодушевлены».

В итоге в четверг вечером Грир попросил начальника скаутского отдела позвонить в лигу и назвать их пик. Меньше чем через минуту пришло электронное сообщение с просьбой подтвердить их выбор: Туа Танговаилоа, квотербек, «Алабама». Можно было, наконец, расслабиться.

Грир изучал возможность подъёма вверх. Он изучал возможное поведение команд, драфтующих перед ним. Но главным было одно простое предложение: «Если сейчас наш выбор, а Туа доступен, мы его берём». И именно так и произошло.

«Мы проделали большую работу и теперь хорошо себя чувствуем, — откровенничает Грир. — Это странное ощущение. Ощущение какого-то спокойствия. Мы всё сделали правильно, мы определили Туа, как парня, которого хотим взять. И когда он оказался доступен, мы почувствовали огромное облегчение. Не было никаких опасений и нервозности, мы просто были счастливы взять парня, которого хотели, там, где мы были».

Понадобилось немало времени и сил, чтобы прийти к такому выводу.

Как «Чарджерс» выбрали себе Херберта

В этом дивном новом мире одной из важнейших частей процесса изучения выходящих на драфт квотербеков стали конференции в Zoom. «Чарджерс» присылали интервьюируемым раздатку из нескольких формаций, маршрутов, вариантов перемещений и кучи терминов — в общем, где-то на три с половиной страницы текста. Несмотря на то, что это упражнение проводилось в нетрадиционной форме в этом году, оно было вполне шаблонным.

Около месяца назад Джастин Херберт, квотербек из «Орегона» подключился к встрече с тренерами «Чарджерс» в полной уверенности, что он знает весь материал. Но потом на экран вывелась одна из формаций и тренер спросил «А что, если мы выстроимся вот так?» Херберт не нашёлся, что ответить. Это был его единственный промах за часовую встречу и в конце он попросил тренеров немного подождать и взял раздатку. Тот момент был в ней и Херберт сильно на себя разозлился.

Я не могу поверить, что я это пропустил.

«Для нас в этом не было ничего особенного, но не для него. Он поднял эту тему дважды, — вспоминает главный тренер «Батареек» Энтони Линн. — Если бы он не делал этого, мы бы быстро забыли. И так мы узнали, что он — очень способный молодой человек, а также — что на него можно рассчитывать. Именно таким образом он себя вёл».

Конечно, «Чарджерс» взяли Херберта под шестым выбором — на минуточку, на замену одной из главных легенд франшизы Филипу Риверсу — не только по той причине, что он взял на себя всю ответственность за ошибку, допущенную на одной из встреч в прошлом месяце. Но этот момент точно не навредил, ведь одним из главных вопросов относительно 22-летнего квотербека, который всю карьеру провёл в зоне комфорта (например, играл за университет, за который болел с детства и рядом с которым жил) была его персона: является ли он замкнутым интровертом или нет?

Линн и его коллеги увидели достаточно, чтобы ответить на этот вопрос.

Очень важно было узнать Херберта поближе и команда сделала всё, что только могла, чтобы выяснить всё о своём потенциальном франчайз-квотербеке. Вся команда, которая включала генменеджера Тома Телеско, главного скаута Джастина Шеридана, главу университетского направления скаутинга Кевина Келли, специализировавшегося на западном побережье скаута Криса Хоббса, а также главного тренера Линна, координатора нападения Шейна Стейхена и главного ассистента Рипа Шерера, сполна углубилась в эту задачу.

View this post on Instagram

Small town, big dreams

A post shared by Justin Herbert (@justinherbert) on

Телеско дважды наблюдал за игрой Херберта вживую в сезоне-2019 — против Университета Южной Калифорнии и в Роуз Боуле — и этот опыт дал ему много информации относительно габаритов квотербека и его особенностей взаимодействия с тренерами и одноклубниками. Он также исследовал юношеские годы Херберта, ведь у него были друзья, которые знали о них не понаслышке. Вроде Брайана Полиэна, который будучи тренером «Невады» боролся за то, чтобы рекрутировать Джастина в свои ряды.

И в итоге всё вернулось к личности Херберта и необходимости изучить её. Какую-то часть информации можно было почерпнуть в разговорах в Zoom. Но важная часть лежала там, где её мог увидеть кто угодно — в записях его игры.

«Я смотрел на его игру, на то, как партнёры с ним взаимодействовали, и я понял — нет никакой проблемы, — уверен Линн. — Я не знаю, почему она в принципе может быть. Разве квотербек обязательно должен на всех орать? Он может говорить громко, когда это нужно, а не всегда. Чтобы быть отличным лидером, не надо быть самым громким».

Линн также описывает, как Херберт рос в его глазах по мере того, как он пересматривал записи игр «Орегона». Тренеру всё больше нравились его физические способности, умение продлевать розыгрыши, но больше всего он любил моменты, в которых Джастин проявлялся не только как игрок, но и как партнёр. Однажды в конце игры Херберт вместо того, чтобы сделать слайд, опустил плечи, врезался в защитника и продавил его в зачётку. Как атлет он показал себя с очень хорошей стороны. Но как партнёр — с ещё лучшей.

Это также проиллюстрировало Херберта как человека с большим соревновательным духом, вгрызающегося в каждый шанс. При каждой возможности он старался показать всё, что мог — в Роуз Боуле, Сениор Боуле, на Съезде скаутов или на открытой тренировке — и «Чарджерс» это понравилось.

«Он мог переложить ответственность на партнёров, — говорит Линн. — Мог просто лечь на газон — и сейчас при подобных случаях я буду от него этого требовать — но он опустил плечи и протаранил защитника прямо до зачётки. И я подумал, что это тот квотербек, который поставит многое на кон ради команды. Им нужен был тачдаун — они его получили. И я понял, что он сделан из правильного материала».

И вот этому, как говорит сам Линн, научить нельзя. А всему, чему научить можно, Джастин научится благодаря своему усердию и способностям — «Чарджерс» уверены в этом. В противном случае они бы не взяли его под шестым пиком — там, где Линн и Телеско могли бы с одинаковой уверенностью забрать как Херберта, так и Танговаилоа.

Но Линн не планирует сразу же выжимать пользу из этой инвестиции. Если Херберту нужно время, он его получит. Если он сможет выиграть конкуренцию у Тайрода Тейлора, он будет стартовым квотербеком.

«У нас сейчас всё очень просто: в первый день стартовым распасовщиком является Тайрод Тейлор, — утверждает Линн. — Он заслужил это право. Его партнёры чертовски уважают его, он лидер этой команды. Наш молодой квотербек должен многому научиться у Тайрода».

«Тайрод Тейлор — один из самых уважаемых людей в нашей команде, но … соревнование точно будет. У нас присутствует конкуренция на каждой позиции на поле, не только на этой. Я не могу сейчас утверждать, что Тайрод будет стартовым квотербеком весь год, ведь Джастин имеет шансы выиграть конкуренцию и получить новую роль».

В текущих обстоятельствах невозможно сказать, когда Херберт будет брошен в бой. Но когда это случится, «Чарджерс» уверены, он их не подведёт.

Итак, зачем же «Пэкерс» выбрали Лава

Генменеджер «Упаковщиков» Брайан Гутеканст хочет, как минимум, прояснить главную мысль — выбор Лава под 26-м пиком после трейд-апа не был элементом какого-то внушительного плана по замене Аарона Роджерса в ближайшее время.

Он больше видит в подъёме за 21-летним квотербеком из «Юты Стейт» прибыльный актив в будущем, чем потенциального наследника Роджерса. Во многом Лава взяли из-за того, что все игроки, которых высоко оценивали в «Грин-Бэй» (помимо него), резко ушли в конце второго и в начале третьего десятков — это превратило крайне гипотетический вариант с обменом вверх во вполне реальную перспективу.

«Мы смотрели на это так, как смотрим каждый год, — рассказал Гутеканст после драфта. — Мы изучаем всех игроков, а особенно квотербеков, так как эта в позиция в приоритете у всех команд НФЛ. Мы изучаем всех парней очень подробно. Мы составляем списки по итогам этой оценки. Но это же драфт — вы не знаете, что произойдёт. Но ни разу за всё время моего пребывания в „Грин-Бэй“ у нас не было настроения типа „Эй, вот в этом году мы точно возьмём квотербека“. И сейчас его тоже не было».

Логику «Пэкерс» можно объяснить одним предложением: Лав был лучшим из оставшихся игроков и разрыв между ним и вторым местом в списке был весьма существенным.

«Так как этих игроков забрали, мы поняли, что, следуя нашему списку, больше нет никого, кого мы считали достойным быть взятым под нашим пиком, кроме него», — объясняет Гутеканст.

Перед выбором они с помощниками сидели на телефоне. Быстро стало ясно, что команды, которые выбирают прямо перед ними — «Сихокс», «Рейвенс» и «Тайтенс» — серьёзно раздумывают над обменом вниз и активно ищут покупателей.

Понимая это, Гутеканст должен был принять решение: либо поступить агрессивно и подняться перед искателями трейд-дауна, либо сидеть до 30-го пика, приняв риск того, что Лава могут забрать, а больше достойных кандидатов не окажется — и пик придётся менять самому.

На тот момент он увидел достаточно, чтобы представить Лава в нападении Мэтта Лафлёра. У Лава есть подходящие физические данные, чтобы там засиять — и это только верхушка айсберга того, что Гутекансту понравилось в выбранном им квотербеке. Сам процесс для него начался ещё в начале октября, когда «Юта Стейт» попала под каток в матче с «Луизианой Стейт».

«Он очень резкий, подвижный атлет с отличной рукой, — оправдывает свои действия Гутеканст. — У него безумно сильная рука, для него ни один бросок не затруднителен. Мне также нравится его конкурентоспособность. В том матче с такой командой ему было тяжело — но он рисковал и пытался удержать своих ребят в игре как можно дольше. У „Луизианы Стейт“ были 14-15 человек, которых я также просматривал, но получилось на выходе иное».

«Юта Стейт» пролетела 6-42, Лав кинул три перехвата и всё сложилось в том матче для него очень так себе. Никто бы не догадался, что именно этот матч был для него первым шагом к тому, чтобы стать новым Роджерсом для «Пэкерс».

Но жизнь непредсказуема.

View this post on Instagram

#gopackgo 🧀

A post shared by Jordan Love (@jordan3love) on

«Упаковщикам» пришлось принимать решение быстро, ведь времени было мало — угроза, что «Сиэтл» или «Балтимор» обменяются с командой, нуждающейся в квотербеке, была велика. Ещё меньше времени было на то, чтобы позвонить Роджерсу и объяснить ему ситуацию, после того, как генменджер отправил пик четвёртого раунда в «Майами» за подъём с 30-й на 26-ю позицию.

Гутеканст не разглашает, что он сказал по телефону своему квотербеку, но видно, что это — неизведанная для него территория. Он был всего лишь скаутом в «Пэкерс», когда сам Роджерс был задрафтован в качестве будущей замены Бретту Фарву.

Однако это решение вполне в духе «Пэкерс» — Рон Вульф драфтовал квотербеков почти каждый год и не парился по поводу чьих-то чувств.

«Мы могли сделать что-то подобное год или два назад — подходящие игроки просто уходили раньше, — говорит Гутеканст. — Не то, чтобы мы совсем не хотели, но ценность игрока и ценность пика, которым мы обладали, не совпадали. Я всегда подсознательно знал, что если у меня будет возможность взять под каким бы то ни было выбором квотербека, в котором я уверен, я внимательно рассмотрю её. Именно таким и является этот выбор. Я знаю, что люди вне организации могут смотреть на это с другой точки зрения, но мы действительно уверены, что это парень, который сможет заиграть — и он был для нас доступен. Всё вот так просто. Я думаю, что это немного отличается от ситуации с Фавром и Аароном, потому что обстоятельства стали немного другими. Я думаю, что мы тогда получили элитного квотербека, который, я надеюсь, будет вести нас вперёд ещё долго. Но если что-то случится, у нас готов отличный парень на замену».

Сложно сказать, станет ли Лав кем-то большим, чем парень, к которому обращаются, когда что-то случилось. Но благодаря попаданию в «Грин-Бэй» и возможности сидеть и учиться — а он считается очень сырым квотербеком — он получает значительные шансы действительно этого добиться.

Как-никак, его предшественник в этой роли вполне неплохо с такой задачей справился.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.