Дорогая мамочка, начну свое письмо с того, что тебе прекрасно известно: я скучаю по тебе.

А теперь я скажу тебе то, о чем пока никто не знает: я официально выставил свою кандидатуру на драфт НФЛ.

Мне уже 20, если ты забыла — минуло целых три года с тех пор, как произошло два самых важных события в моей жизни: в январе 2017-го я поступил в «Огайо Стэйт Юниверсити». А меньше чем через месяц твоя долгая война с лимфомой закончилась поражением.

Ты ушла от нас.

Непросто будет рассказать обо всем, что случилось в твое отсутствие. Но я постараюсь.

Помню, как тренер Шиано вызвал меня в свой кабинет и сообщил, что тебя больше нет. Мы долго разговаривали и он, как мог, старался приободрить меня — он не просто делал свою работу, это было чисто человеческое участие. В тот момент он заменил мне отца и сделал все возможное, чтобы я почувствовал себя в Огайо комфортно — насколько это было возможно вдали от родного Техаса. Я только-только заселился в кампус. Успел посетить лишь несколько лекций. Не сыграл еще ни дауна. Не сделал ничего для знаменитой футбольной программы. Но не было такого человека в «Огайо Стэйт», который не проявил бы ко мне участия. Без лишних вопросов, без условий и оговорок весь университет стал за меня стеной. Стал моей семьей.

View this post on Instagram

Ohio Against The World.

A post shared by Jeff Okudah (@jokudah_) on

Трое парней стали моими лучшими друзьями: Бэрон и Тейт (мои соседи по комнате) и Джей Кей. Знаю, тебе всегда нравился Бэрон — и ты бы гордилась им — когда тебя не стало он сделал для меня все, что сделал бы родной брат: поехал со мной на похороны и после опекал меня и делил со мной боль утраты. И он постоянно напоминал мне о том, что ты рядом. Перед важными играми он всегда был рядом и говорил мне: «Давай, покажи маме все, на что способен» или «Мисс Мэри гордится тобой, не подведи». Не могу передать, как важно это было для меня.

А Тейт…думаю, тебе он очень понравился бы. Он  из тех людей, о которых трудно судить по внешнему облику — после того, как тебя не стало, он буквально стал моей тенью — и было видно, что для него это не какая-нибудь повинность. Он действительно разделил со мной всю горечь и боль утраты и сделал все для того, чтобы я почувствовал себя частью его семьи. Его мама приняла меня как родного, и мы по сей день часто созваниваемся и общаемся. Это не говоря уж о прочих житейских мелочах, которые он взял на себя.

Ну и Джей Кей, на долю которого выпало испытание, подобное моему, но в более раннем возрасте. Пять лет назад его отец умер, отбывая тюремное заключение. Он поделился со мной своим горьким опытом и научил меня многому — рассказал, как изменилось его отношение к футболу после смерти отца: теперь все, что делает Джей Кей на поле, он посвящает его памяти. «Мы не имеем права разочаровать наших близких», — часто говорил он мне. Думаю, тебе понравился бы такой подход к делу — когда ты не рассматриваешь даже малейшую возможность поражения и идешь к своей цели, чего бы это не стоило.

Хочу рассказать тебе и о других членах большой футбольной семьи «Бакайс», которые поддерживали и помогали мне все это время.

Конечно, Урбан Майер, который не только предложил мне место в программе, но и безошибочно определил мое место на поле. Он никогда не давал мне спуску, и я благодарен ему за это. Майер — настоящая легенда футбола, и мне очень повезло играть под его началом.

Мистер Дэй, который стал нашим главным тренером после ухода Майера, придал нам уверенность в том, что мы по-прежнему можем решать самые сложные задачи, и в этом его огромная заслуга. С его помощью и с его благословения я стал одним из лидеров команды в минувшем сезоне — не в последнюю очередь благодаря тому, что наш главный тренер — самый лучший пример лидера. У него есть редкое качество превращать большую группу людей в команду единомышленников, в единый организм, в семью. Футбол — спорт не для слабаков, он может быть грубым, порой даже жестоким. Но даже после самой жесткой контактной тренировки все мы оставались друзьями. Никаких склок и обид. Хочется верить, что я научился у него этому.

View this post on Instagram

SUP MATE? 👽

A post shared by Jeff Okudah (@jokudah_) on

Мало кто знает, что два года я играл с частичным разрывом суставной губы — меня прооперировали только в прошлом январе, по окончании моего второго сезона в NCAA. С января по май я не мог полноценно тренироваться, посвящая все свободное время восстановительным процедурам. Мне повезло, что со мной рядом были такие люди, как Адам Стюарт, наш физиотерапевт, и Микки Маротти (тренер Мик, как его называют в команде) — тренер по силовой подготовке. За эти несколько месяцев я узнал много нового и стал совершенно иначе относиться к своему телу, во многом изменил подход к тренировкам. Я повзрослел, и это стало проявляться не только в игре, но и в моем поведении вне поля. За это я очень благодарен Адаму и Микки.

И, наконец, тренер Хэфли. Скажу тебе, мам, ты влюбилась бы в этого человека. Не в обиду никому, хочу сказать, что именно благодаря ему я стал тем игроком, которого теперь знают все.

Помню, перед началом минувшего сезона тренер Дэй объявил нам, что у нас будет новый тренер ди-беков. Но не сказал, кто именно. Мы начали свое собственное «расследование» в Твиттере и вскоре поняли, что к нам едет Джефф Хэфли…правда, никто из нас не знал, кто это. Мы стали копать дальше, и такие…стоп-стоп. Этот чувак проработал последний сезон в … «Фотинайнерс», которые закончили сезон с балансом 4-12?! Да и мы сами не могли похвастаться хорошей игрой в защите. Какого черта?! Но я решил не делать поспешных выводов, как ты мне всегда говорила. И правильно сделал.

Это была одна из тех встреч, что предрешены судьбой — Джефф Хэфли и наши ди-беки. Он, как и мы, хотел доказать всем, что чего-то стоит. Больше всего Джефф подкупил меня тем, что поощрял мое стремление учиться и узнавать новое. Он не просто говорил, что и как нужно делать, и кричал, когда я ошибался. Он с удовольствием объяснял все нюансы и причинно-следственные связи, стараясь привить нам культуру футбольного мышления, а не делать из нас роботов. Для меня же Хэфли стал первым тренером, к которому я мог прийти и поговорить. Мы говорили, спорили, причем не обязательно о футболе. Такое отношение дорогого стоит. И теперь, когда Джефф покинул Коламбус (столица штата Огайо — прим. пер.) и отправился покорять новые вершины во главе программы Boston College, я очень рад за него. Ребята в Бостоне получили не просто хорошего главного тренера, а отличного.

Кстати, я хотел рассказать тебе не только о нашей футбольной программе, мам, а обо всей культуре «Бакайс».

Мне было комфортно на занятиях — я выбрал своей специализацией коммуникации и усердно закладывал фундамент для послефутбольной карьеры. Учеба давалась мне достаточно легко, и я прошел несколько дополнительных курсов. Например, я три года изучал суахили. Суахили, мам! Это был отличный опыт. Мне повезло с преподавателем — профессор Фаутс отличный специалист и человек, и у нас установились очень хорошие отношения. Спортсмены редко могут похвастать хорошей успеваемостью, но ты же знаешь, что если я задался целью, то мне все по плечу. Поэтому я раз за разом «разочаровывал» преподавателей, которые думали обо мне: «А, еще один футболист». Думаю, ты имеешь полное право мной гордиться.

Мне очень нравится наш университетский городок и вообще весь Коламбус в целом. Здесь очень открытые и дружелюбные люди, которые легко идут на контакт. У меня появилось много хороших знакомых, и не только потому, что я был игроком «Огайо Стэйт». Просто такая уж тут атмосфера — по-настоящему семейная.

И главной моей семьей в последние три года была моя команда.

Наша команда…

Я пишу эти строки с тяжёлым сердцем — мы всего несколько дней назад потерпели сокрушительное, обиднейшее поражение от «Клемсона» в полуфинале Национального Чемпионата. Мы были очень близки к победе — не хватило самой малости… Чуть-чуть там, чуть-чуть здесь… Клянусь, я был готов к Финалу! Обидно покинуть эту команду, не став Чемпионом.

Но я стараюсь во всем искать хорошие стороны. На самом деле, поводов для гордости больше, чем для грусти. Вот, смотри: три подряд титула Чемпионов Конференции Big Ten, три подряд года в пятерке лучших команд страны, и целая россыпь будущих игроков НФЛ в составе. Хорошие результаты для нашего выпуска.

View this post on Instagram

Respect The Wolf or Check The Wolf.

A post shared by Jeff Okudah (@jokudah_) on

И хотя я не особенно люблю хвастаться своими личными достижениями, позволь поделиться с тобой кое-чем.

Первая предсезонная игра далась мне нелегко. На самом деле, в такой ситуации оказывается большинство новичков. Но для меня это была еще и первая игра после твоей смерти. Мне ужасно тебя не хватало…думаю, к тому времени я не осознал до конца, что тебя больше нет. И сердце было не на месте, и мысли путались. Да, я неплохо показал себя в той игре, но впереди было море работы.

Поэтому когда тренер Кумбс после игры пригласил меня в свой кабинет и спросил: «Кем ты хочешь стать?», он был вправе ожидать более скромного ответа.

Я сказал: «Я хочу стать лучшим ди-беком Америки, Тренер. И я хочу, чтобы наши ди-беки были лучшими в Америке. Вот моя цель — стать Лучшим в Америке (Best in America). BIA.»

Мне кажется, это были наши с тобой общие мысли и общие слова. Я вспомнил, что ты всегда хотела, чтобы я стал лучшим, вспомнил, сколько жертв тебе пришлось принести, чтобы вырастить и воспитать меня. И ты всегда верила в меня. Верила в то, что я достоин быть лучшим.

Но тренер Кумбс не усомнился в моих словах, не попросил рассказать, как я собираюсь достигнуть этой цели. Он просто встал и подошел к доске. Да-да, к маркерной доске. Взял маркер и провел длинную горизонтальную линию. Затем поставил в ее начале жирный «икс» и сказал: «Сейчас ты здесь, Джеффри.» Потом поставил такой же «икс» в конце и добавил: «А вот сюда ты хочешь попасть». Как я и говорил, впереди у меня было море работы.

Это было в апреле 2017-го.

В декабре 2019-го меня выбрали в первую символическую сборную сезона на позиции ди-бека.

BIA.

Это значило для меня буквально все.

И вот я здесь. Пишу тебе, а сам готовлюсь перейти на следующую ступень — и снова чувствую, как сильно мне тебя не хватает. Ведь в прошлый раз на пороге таких перемен, при переходе из школы в колледж, ты была рядом. И этого было достаточно для уверенности в том, что все будет в порядке. Сейчас же я чувствую, что все зависит только от меня.

View this post on Instagram

Free Jefe. Jeremiah 29:11.

A post shared by Jeff Okudah (@jokudah_) on

Но… я не один. У меня есть Карен, лучшая сестра на свете. Она сейчас живет в Калифорнии, но мы очень сблизились в последнее время, и это просто здорово.

Со мной тетя Джейн, которая может взять под контроль любую ситуацию. Спасибо, что поручила ей заботиться обо мне и Карен.

У меня есть мои «братья по оружию» — большая футбольная семья из «Огайо Стэйт», есть тренер Хэфли в Бостоне, тренер Шиано в Джерси. И целая куча «Бакайс» в Коламбусе и по всей стране.

И еще со мной всегда ты, мама.

И пусть я не могу подойти и обнять тебя, не могу позвонить и рассказать про то, как я живу, как дела с учебой, как можно было вообще засчитать тот тачдаун, они что слепые, эти судьи?! Пусть ты не будешь сидеть рядом и держать меня за руку на церемонии в день драфта.

Но ты всегда со мной. Ты была рядом в первые месяцы в университете, когда я всеми силами пытался привести свою жизнь в какое-то подобие порядка. Когда тренер Кумбс нарисовал эту приснопамятную «линию жизни ди-бека» на доске. Ты вместе со мной ждала только лучшего от прихода Джеффа Хэфли. Весь сезон, с начала первой тренировки до финального свистка последнего матча,  ты стояла на бровке, а я показывал лучшую игру в своей жизни. Вместе мы пережили горечь поражения от «Клемсона» в полуфинале — в игре, которую я так ждал, и до сих пор уверен, что мы были достойны победы. И сейчас, я пишу это письмо и ощущаю твое присутствие.

И стоя на пороге нового путешествия, в котором я попрощаюсь с «Огайо Стэйт» и начну готовиться к апрельскому драфту, я знаю — мы пройдем этот путь вместе.

Уверен, что у меня не раз спросят о моей маме.

Спросят, какой ты была. Спросят, каково мне без тебя. Попробуют узнать меня лучше по моим словам о тебе. Не терпится услышать эти вопросы.

Отвечать на которые мне будет легче легкого. Ведь я буду говорить только правду.

Скажу, что нам вечно не хватало денег, но мы работали на будущее. Скажу, что нам вечно не хватало времени, проведенного вместе, и мы надеялись наверстать его. И скажу, что никогда не мог пожаловаться на недостаток любви.

Расскажу, что моя мама верила в меня и всегда меня поддерживала, мечтала вместе со мной — и вместе со мной боролась за то, чтобы эти мечты стали реальностью. В общем, я скажу им, что меня вырастила лучшая мама в Америке.

BIA.

И еще о том, что не проходит и дня, чтобы я не думал, как сильно по тебе скучаю.

Мам…спасибо тебе за все. До сих пор не могу поверить и принять то, насколько скоротечна наша жизнь. Как же быстро прошли три года с того дня, когда тебя не стало. Ведь осталось всего несколько месяцев до того момента, о котором мы с тобой столько говорили и мечтали: одна из команд объявит, что тратит на меня право своего выбора на драфте, и я официально стану частью НФЛ.

View this post on Instagram

Look Mom, I Can Fly.

A post shared by Jeff Okudah (@jokudah_) on

Я взволнован этим и готов к этому.

Готов встать в один ряд с прославленными корнербеками из «Огайо Стэйт». Готов продолжить работать, раскрывать себя с новых сторон и стремиться к новым вершинам. Готов обеспечить Карен и свою будущую семью — чтобы поколения Окуда могли полностью раскрыть свой потенциал, как я раскрыл свой с твоей помощью.

Что еще? Оглядываясь назад, я вижу ребенка, который остался без матери.

Теперь я готов стать мужчиной.

Готов вписать свое имя в историю.

Готов быть достойным сыном своей матери.

Отныне и вовек,

Джефф.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...