Всего через полсезона наступит новое десятилетие. Что изменилось в позиции квотербека с 2010-х? Если вы внимательно смотрите футбол, то скажете «все». Если вы скажете «ничего», из вас, вероятно, выйдет плохой главный тренер НФЛ.

Том Брэди и Дрю Бриз все еще играют на высоком уровне, но к ним присоединились молодые квотербеки. Есть неплохой шанс, что Дрю Бриз, выигравший первый Супербоул этого десятилетия, сможет выиграть и первый Супербоул следующего десятилетия. Или что Том Брэди выиграет последний Супербоул следующего десятилетия. Если так смотреть на НФЛ, то можно подумать, что в позиции квотербека мало что изменилось. Многие звезды, вступающие в это десятилетие, по-прежнему идут своей дорогой – Бриз, Брэди, Аарон Роджерс, Филип Риверс.

View this post on Instagram

locked in.

A post shared by Los Angeles Chargers (@chargers) on

Вокруг этой группы все изменилось. Все происходит быстро, в том числе и в футболе. Появились молодые квотербеки, некоторые – настолько одаренные, что таких вряд ли когда-либо видел этот вид спорта. В зависимости от того, за какую команду вы болеете и какой футбол смотрите, у вас может сложиться впечатление, что все, что вы видите – разные версии одного и того же вида спорта. Или что это вообще не футбол (если болеете за «Редскинс»).

***

Прошедшее десятилетие в разные годы подарило нам спрэд-нападение, рид-опшн, ран-пас опшн и пас не глядя. Все вместе они объединились в новое, современное понимание игры. Исходя из того, насколько сильно изменился футбол с 2010-х, это, вероятно, самый важный десятилетний отрезок эры Супербоула.

Это была эпоха квотербеков и, вероятно, последующие десятилетия тоже будут эрой квотербеков. С 2011 года количество набранных очков, процент комплитов и другая статистика распасовщиков резко возросла. За 2018 год команды набрали больше тачдаунов, чем за любой другой сезон в истории. Десятилетие уходит только с одним MVP-не квотербеком (Адрианом Питерсоном в 2012-м). Так произошло впервые с 1957 года, когда стала вручаться награда, и кажется невероятным, что в ближайшее время раннинбек еще раз станет самым ценным игроком сезона. Позиция квотербека прочно утвердилась как самая важная в футболе к концу текущего десятилетия.

Да и само понятие – быть хорошим квотербеком – тоже изменилось. Процент комплитов в пасовых розыгрышах в 2017 году составил 78%. Разнообразие стилей осталось, но играть на позиции распасовщика стало проще. Чейз Стюарт из Football Perspective отметил поразительную тенденцию: хорошая игра по воздуху стала менее важной в НФЛ, так как командам легче генерировать грамотную пасовую атаку с короткими результативными бросками. Хотя всегда будет предпочтительнее иметь элитного квотербека типа Патрика Махоумса или Дешона Уотсона, нежели Ника Фолса, все же средний квотербек просто стал лучше. В том числе благодаря новым схемам игры и изменениям в правилах, которые позволяют повысить процент комплитов. А значит, распасовщиком может стать любой, у кого хоть немного руки на месте.

Джеймис Уинстон по своему рейтингу за карьеру занимает 31-е место в НФЛ. Он на одно место опережает Отто Грэма и на два места – Дэна Марино. (А ведь если не смотреть на статистику, Уинстон, на самом деле, плохой квотербек.)

Из двадцати самых продуктивных по набранным пасовым ярдам сезонов в истории НФЛ девятнадцать пришлись на это десятилетие или на долю действующего игрока. Сезон Курта Уорнера 2001 года, возглавлявшего, по мнению ESPN, «самое динамичное за столетие» нападение, когда-то считался грандиозным достижением – и был повержен 4917 ярдами Кирка Казинса в 2016 году. Дэн Фоутс установил рекорд по набранным за сезон пасовым ярдам в 1981 году – и Бриз превзошел его семь раз с 2008 года.

Все это выгодно НФЛ. Далеко не случайно, что большинство изменений, вносимых в правила (например, по части контакта защитников с пасующим), благоприятствуют большему набору очков. Финал конференции а-ля «Патрик Махоумс против Тома Брэди» наверняка привлечет к экранам более 50 миллионов человек и будет иметь высочайшие рейтинги. Вы вряд ли заставите американцев делать вместе что-либо еще, кроме как смотреть футбол (в прошлом году 33 из 100 наиболее рейтинговых телетрансляций пришлись как раз на долю матчей НФЛ).

Кстати, о рейтингах: в это воскресенье Ламар Джексон встретился с Брэди. Это, на минуточку, два лучших квотербека НФЛ. Матч был важен не только для них, но и для тренеров. Билл Беличик построил свою карьеру, мучая молодых квотербеков непредсказуемыми планами защиты, а «Рэйвенс» создали одну из лучших за последнее время схем вокруг Ламара Джексона. Было бы заманчиво назвать это своеобразной передачей эстафетной палочки, но это означало бы забыть, что Том вечен. Да, еще остался ряд возрастных квотербеков, но… Илай Мэннинг (на скамейке), Энди Далтон (там же), Бен Ротлисбергер (выбыл с травмой до конца сезона), Филип Риверс (похоже, становится не таким эффективным).

***

В Цинциннати, в тренировочном лагере «Бенгалс» корреспондент The Ringer беседовал с бывшим раннинбеком «Оклахомы» Родни Андерсоном о двух его бывших одноклубниках, квотербеках – Кайлере Мюррее и Бейкере Мейфилде (каждый из которых не выше шести футов ростом). Он спросил, означает ли их высокий выбор на драфте переход к определенной тенденции в пользу низкорослых распасовщиков. Андерсон ответил: предполагать, что Мюррей и Мэйфилд установят какой-то новый стандарт, неправильно. Они просто особые игроки, которые заставляли команды НФЛ игнорировать определенные устоявшиеся нормы. Движение вперед для команд состоит не в том, чтобы брать низкорослых игроков, или только квотербеков «Оклахомы», или еще что-то подобное. Просто стоит относиться к особым игрокам как к особым и не дать им ускользнуть, даже если их параметры или манера игры чем-то отличаются от привычных.

View this post on Instagram

Move with a purpose..

A post shared by Baker Mayfield (@bakermayfield) on

Сейчас кажется смешным, что Рассел Уилсон был выбран в третьем раунде, а Бриз и Джексон – оба, под общим 32-м пиком. Бриз и Уилсон считались слишком маленькими. У Ламара Джексона виделись проблемы с механикой, команды беспокоились, что не смогут создать эффективное нападение вокруг него. То, что до Джексона на драфте выбрали четырех квотербеков, великолепно аукнулось его хейтерам на пресс-конференции, когда после разгрома «Майами» он сказал фразу, ставшую чуть ли не афоризмом: «Неплохо для раннинбека». В этом году он определенно не раннинбек, он квотербек, умеющий бегать. Причем настолько хороший, что «Рэйвенс» идут в ногу с рекордом по выносным ярдам в среднем за матч, установленным «Чикаго Беарс» в 1977 году.

***

В 2016 году автор статьи задал Майку Муларки несколько вопросов для одной из своих статей о спрэд-нападении. В том числе он спросил, собирается ли тренер внедрять в свои схемы что-либо из нападения «Орегона» для второго сезона Маркуса Мариоты. Ответ был отрицательным. «Я собираюсь делать то, в чем я был успешен с 2001 года, и буду продолжать это до тех пор, пока кто-нибудь не остановит меня», – ответил Муларки. Он сказал, что любой, кто считает целесообразным внедрение спрэд-нападения из колледж-футбола в профессиональный футбол «не знает и не понимает НФЛ» и добавил: «Я знаю, что люди говорят, что это пасовая лига. Я с этим не согласен». Спор разрешило только время.

Муларки был не единственным тренером, который так мыслил, и это, увы, разрушило карьеру многих звезд драфта. Карьера Мариоты по-настоящему так и не началась. Колледж-футбол давал НФЛ проект того, как можно максимизировать эффективность квотербеков, но лига половину десятилетия провела, сопротивляясь этому. В конце концов все решилось естественным путем, но поучительно уже то, как лига стойко противостояла новым схемам нападения до тех пор, пока они не были массово внедрены. Спрэд-квотербеки доставались тренерам, которые не знали и упорно не пытались узнать, как их использовать. Нет никаких гарантий, что Мариота стал бы суперзвездой под руководством дальновидного тренера, такого как Чип Келли, Майк Шенахен или Билл Беличик, но это хотя бы дало ему больше шансов.

Все эти длинные сентенции – к тому, что коучинг должен был пережить и пережил такую же трансформацию в прошедшем десятилетии, как и сама позиция квотербека. И это важно.

***

А теперь перейдем к драфту 2016 года. Первый пик, Джаред Гофф, начал карьеру под руководством Джеффа Фишера (но эта ошибка была быстро исправлена увольнением Фишера в декабре того же года). Это был, вероятно, первый сезон, в котором команды поняли, какую же инфраструктуру им нужно построить около квотербека. «Ты превратил дерьмовый сэндвич во вкуснейший рожок мороженого только благодаря тому, кто тебя тренирует», – сказал Трент Дилфер Гоффу при приеме на работу Шона Маквея в 2017 году.

View this post on Instagram

Almost that time again… #GoRams

A post shared by Jared Goff (@jaredgoff) on

После первого сезона Гоффа сравнивали с Блэйном Гэббертом и Куинси Картером; к его третьему сезону он уже играл в Супербоуле и подписал контракт с наибольшей гарантированной суммой в истории футбола. «Рэмс» потратили драфт-капитал и деньги, чтобы окружить Гоффа как можно большим талантом и укрепить свою защиту. «Иглс» и «Каубойс» сделали то же самое со своими квотербеками драфта-2016: Карсоном Венцем и Даком Прескоттом, соответственно. Эти три распасовщика вошли в лигу тогда, когда команды более или менее имели представление о том, как относиться к квотербеку на контракте новичка. Такие команды, как «Сихокс» с Уилсоном, «Фотинайнерс» с Колином Каперником и «Пантерс» с Кэмом Ньютоном, показали, как развиваться и строить ростер вокруг молодых талантливых разыгрывающих. К тому времени, когда квотербеки 2016 года вошли в НФЛ, все это уже устаканилось.

Показателен факт, что ранжирование трех квотербеков драфта- 2016 постоянно вызывает жаркие споры. В июне этого года SB Nation расставлял их следующим образом: Венц, затем Гофф, затем Прескотт. К октябрю все выглядело совершенно по-другому (Прескотт, несомненно, проводит лучший сезон из всех троих, Гофф выглядит довольно потерянным, а Венц просто в порядке). Причем карьера каждого достигала пика в разные годы и затем поворачивалась по-разному. Прескотт достиг статуса суперзвезды как новичок. Венц выглядел как MVP до того, как порвал ахилл в 2017 году. Гофф участвовал в Супербоуле в прошлом году с карьерным максимумом по ярдам за попытку, проценту комплитов, количеству тачдаунов и лучшим коэффициентом квотербека. Прескотт вернулся в топ сейчас.

Гофф получил лучшего в своей карьере тренера нападения. Прескотту дали большее, чем всем квотербекам, количество таланта в нападении, и он помог максимизировать этот талант. Венцу предоставили глубокий всесторонний ростер, который привел в итоге к победе в Супербоуле (правда, его бэкапом Ником Фолсом). Все эти три распасовщика являются примерами современного квотербека. Они хороши не только благодаря своему таланту, но и за счет инфраструктуры вокруг них. Команды побеждают не потому, что они выбирают хорошего квотербека, а потому, что не останавливаются только на этом.

***

«Тренеры придерживались того, что знали. Они не спешили приспосабливаться к чему-то новому», — сказал корреспонденту Associated Press в 2013 году Кент Стивенс, историк Зала славы колледж-футбола. Он мог иметь в виду любой момент в истории футбола, но говорил о самом первом случае признания чего-то нового: о 1906 годе, когда пас в принципе был узаконен.

И сейчас, спустя 113 лет, мало что изменилось, инновации приживаются так же тяжело на полях НФЛ. Координатор нападения «Браунс» в 2012 году Брэд Чилдресс говорил, что в плей-буке НФЛ существуют только три стиля – принадлежащие Сиду Гиллману, Рону Эрхардту и Биллу Уолшу, причем тренеры варьируют каждый из них по-своему. Деликатно заметим, что всех этих людей к тому моменту уже не было в живых. Конечно, позже Чилдресс сыграл значительную роль во внедрении спрэд-нападения, работая с Энди Ридом в качестве аналитика, но в 2012 году позиция квотербека выглядела так, будто у нее очень мало возможностей для совершенствования. «Что касается каких-то великих инноваций, я не думаю, что они есть, – говорил тогда генеральный менеджер «Баффало Биллс» Бадди Никс. – Я не уверен, что большую часть из возможного мы уже не сделали».

View this post on Instagram

NFL News: According to reports, Chiefs assistant head coach Brad Childress is retiring. Childress, 61, first began his coaching career in 1978 when he became the running backs coach at the University of Illinois. Childress’ first job in the NFL came in 1999 when he was hired as the Philadelphia Eagles’ quarterbacks coach. Since then, Childress spent time with the Minnesota Vikings as their head coach and Cleveland Browns as their offensive coordinator. Childress then joined the Chiefs’ staff as a spread game analyst in 2013 and had been employed there up until the end of this season. ________________________________________________________ #nfl #nflnews #nfllive #nflupdates #nflnow #espn #espnnews #espnupdates #espnnow #sports #sportsnation #sportsupdates #sportscenter #football #footballlive #footballnews #footballupdates #footballnews #rumor #rumors #updates #sportsnews #fantasyfootball #yahoosports #espnfantasyfootball #bradchildress #kansascitychiefs

A post shared by 𝗜𝘀𝗮𝗮𝗰 𝗗𝗮𝘃𝗶𝗱 𝗦𝗮𝗲𝗻𝘇 (@profootballchase) on

И всего несколько недель спустя НФЛ охватила революция рид-опшн. Еще до наступления нового сезона Sports Illustrated назвали Уилсона, Каперника, Эндрю Лака и Роберта Гриффина «новыми королями». Все изменилось и продолжало меняться до конца десятилетия. Гадать, как и почему это приняли тренеры НФЛ, бесполезно. Позиция квотербека продолжает самосовершенствоваться. Рид-опшн – не мертвая опция, спрэд-нападение не умрет никогда. Квотербеки будут включать в свою игру все это, чтобы стать еще лучше.

Так заканчивается десятилетие квотербека. И потому, как оно развивалось, кажется невозможным, чтобы такое развитие не продолжилось в будущем.

Смотрите также: «Выше головы не прыгнешь». Что могли бы сказать квотербеки, если бы позволяли контракты

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.