Проснувшись с рассветом в один из августовских дней, Вонтей Дэвис думает, с чего бы ему начать этот день. В обед назначена встреча с бизнес-партнером, да еще нужно кое-что сделать по дому – это может подождать, поэтому он решает провести утро за хорошо знакомым каждому игроку НФЛ занятием – полежать часок в барокамере.

Он залезает внутрь устройства, напоминающего небольшую продолговатую палатку, застегивает молнию изнутри, удобно устраивается на надувном матрасе с книгой о ведении бизнеса и дышит чистым кислородом. Сегодня он читает главу о CEO (Chief Executing Officer – Генеральный директор, первое лицо в руководстве компании) и о том, каким образом этим людям удается оставаться в тени. Для Дэвиса, который с недавнего времени занимает пост СЕО готовящегося к  открытию велнесс-спа центра в Форт Лауэрдейле (Флорида), эта тема представляет личный интерес.

Но чтение продвигается с трудом – в барокамере в голову лезут другие мысли… Прошло чуть менее года, с тех пор как Девис взорвал спортивный мир своей манерой завершения карьеры. За несколько минут до начала большого перерыва в матче «Биллс – Чарджерс», в котором команда Дэвиса проигрывала 28-6, 30-летний корнербек, дважды выбиравшийся в Пробоул,  вышел из игры. Затем он отправился под трибуны, переоделся и поехал домой.

Это неожиданное решение в одночасье сделало его героем новостей. Бывшие одноклубники и фанаты назвали его трусом. Родной брат, ветеран НФЛ Вернон Дэвис, был шокирован. Комментаторы и спортивные обозреватели всерьез задавались вопросом его психического здоровья, подшучивая над ним в телеэфире и соцсетях.

Сегодня, 11 месяцев спустя, Дэвис готовится выйти из тени. В августе этого года впервые еще со школьных времен не нужно готовиться к футбольному сезону, и это кажется ему странным. Он по-прежнему в отличной форме, расхаживает в шортах с эмблемой «Кольтс», в составе которых провел лучшие 6 лет своей карьеры, и похудел всего на пару килограммов от своего игрового веса. На следующий день после того, как он выложил в своем Инстаграме видео, где он в одних шортах бегает на своем «Пелотоне» (модель беговой дорожки), его засыпали вопросами о том, не готовится ли он к возвращению. Это здорово развеселило Дэвиса.

Вонтей Дэвис не скучает по НФЛ и не сожалеет о своем решении завершить карьеру прямо по ходу игры.

«Большинство людей, узнав о моем поступке, подумали, что я сошел с ума или что-то вроде того, — усмехается он. – Но я был в полном порядке тогда. В абсолютно здравом уме».

«И сейчас у меня тоже все хорошо».

***

Проснувшись утром 16 сентября, в день игры «Биллс» против «Чарджерс», он был полон желания поскорее выйти на поле. Позади остались трудные десять месяцев – в ноябре «Кольтс» отчислили его, когда он проходил курс восстановления после третьей по счету операции на паховых кольцах, а потом неожиданно подписал контракт с «Биллс». Он был полностью готов уже к первой игре сезона, а на вторую попал в стартовый состав, заменив травмированного игрока секондари.

Это был его шанс доказать всем, в том числе одноклубникам и тренерам, что он по-прежнему игрок уровня Пробоула.

Неделя перед игрой прошла как обычно – он изучил материалы о противнике и тренировался наравне со всеми. В воскресенье он позавтракал и поехал на стадион, включив любимый плейлист с треками Рика Росса. Разминка прошла как обычно, болельщики шумели как обычно, как обычно перед началом игры прозвучал гимн. Супруга в джерси с его 22 номером сидела в семейном секторе, примерно на 15 ряду от бровки.

В третьем розыгрыше первого драйва Дэвис захватил раннинбека «Чарджерс» Мелвина Гордона, не позволив ему набрать первый даун, и отпраздновал свой локальный успех вместе с одноклубниками, высоко подняв сжатый кулак, под восторженные выкрики болельщиков.

Но что-то было не так. Он хорошо чувствовал себя в физическом плане – даже хроническая травма паха, беспокоившая его несколько последних лет, не давала о себе знать. Дело было в другом. Мыслями он был далеко отсюда – он словно существовал отдельно от игры. Игры, которой отдал большую часть своей жизни. «Со мной что-то не так», — сказал он товарищам по команде. Он сел на лавку и пытался понять, что происходит, в то время как «Чарджерс» разбирали защиту «Баффало» на кусочки, набрав за неполные две четверти 28 очков.

Наконец, он понял, что это конец. Он не мог заставить себя вернуться в игру. Большинство спортсменов приходят к этой «точке невозврата» после долгих размышлений наедине с собой, но с Дэвисом это произошло прямо во время матча, на бровке. Он почувствовал испуг и ощутил себя уязвимым, не знал, как в точности он должен сейчас поступить – но точно знал, что больше не сможет выйти на поле.

Нужно было убираться отсюда.

View this post on Instagram

Those who know me, know that I’m not a big football/spots fanatic. But what Vontae Davis did on Sunday during his game speaks to the very CORE of who I am! If something no longer resonates with your spirit, you have every moral and intrinsic obligation to LET IT GO! You don’t need to worry about others opinions or assumptions, you LET IT GO! I’m sure lots of football fans and definitely several football players will have their opinions on how/when he chose to go about his decision, but what he said in his post interview rings bells to me; that when he was out on the field Sunday it hit him fast and hard that he no longer wanted/needed to be on the field! When something in life speaks to you at that magnitude at a crucial crossroads, you owe it to yourself to listen to yourself and LET IT GO! 💡❤️💫 #vontaedavis #resonate #letitgo

A post shared by Courtney LeGrande (@prettipoetry17) on

«С меня довольно», — сказал он координатору защиты, который не понял, о чем конкретно говорит ему Дэвис. Кто-то из персонала клуба пошел за ним в раздевалку, подумав, что он травмировался, но Дэвис лишь снова и снова повторял эти слова.

В раздевалке никого не было, когда он снял джерси и наплечники и написал Меган: «Детка, с меня довольно. Я вешаю бутсы на гвоздь. Не хочу больше, чтобы мое тело принимало эти удары». Сообщение застало ее врасплох. «Прямо сейчас? В середине игры?» — подумала она. Она поняла, что Вонтей не хочет, чтобы она говорила кому-то еще о его решении. Второй ее мыслью было – сейчас он нуждается в том, чтобы она была рядом. «Окей, увидимся дома», — написала Меган в ответ.

Дэвис переоделся в «цивильную» одежду, даже не приняв душ, оставил форму и экипировку в своем шкафчике и вышел на парковку для игроков до того, как в раздевалке появились его одноклубники и тренеры.

В 375 милях от Баффало, в Вашингтоне, Вернон Дэвис вошел в раздевалку во время перерыва в матче «Редскинз» — «Кольтс». Проверив телефон, он увидел оповещение о пропущенном вызове от своего брата, что было странно – они никогда раньше не созванивались во время игр. Чтобы убедиться, что все в порядке, он набрал номер Вонтея.

«Я звонил сказать тебе, что я завершил карьеру», — сказал в трубку тот.

Сердце Вернона ухнуло вниз: «Ты меня разыгрываешь?»

«…Я устал от этого», — ответил брат.

Поговорив с братом, Вонтей позвонил бабушке и нескольким близким друзьям, а потом стал дожидаться приезда жены. В это время новость о его уходе стала распространяться среди одноклубников и персонала команды, сначала как забавный слушок, а позже – как горькая правда – 22-го номера «Биллс» нигде не было.

Меган подъехала к дому, все еще находясь в замешательстве – она не знала, что сказать и как реагировать. Войдя, она увидела мужа на кухне, в штанах и футболке – а в это время его команда выходила на третью четверть игры с «Чарджерс». Все это было так странно, что Меган не смогла сдержать смех.

«Блин! Ты просто взял и уехал со стадиона домой!» — сказал она, не прекращая смеяться. Вонтей рассмеялся в ответ.

«Никогда не думал, что услышу эти слова от тебя», — ответил он.

Смех перешел в слезы. Вонтей выглядел измотанным, но счастливым.

«Я чувствую, что свободен, словно птичка в небе», — добавил он. Меган взяла из шкафчика бутылку их любимой текилы «Дон Хулио 1942», из холодильника – апельсиновый сок (другого не нашлось), и наполнила два больших бокала.

Это было больше похоже на поминки, чем  на праздник, но все же…

***

Для Дэвиса футбол всегда был больше работой, нежели страстью, увлечением на всю жизнь. Ему нравилось быть на поле – и быть лучшим. Но на протяжении всей карьеры он страдал от постоянных травм, устоявшейся в НФЛ культуры приема обезболивающих, ему так и не удалось стать своим в каменных джунглях спортивного бизнеса.

Отучившись три года в Университете Иллинойса, Дэвис был выбран в первом раунде драфта 2009 года клубом «Майами Долфинс». В своем дебютном сезоне он попал в Сборную Новичков Лиги. Первый же свой перехват  (в матче с «Биллс») он превратил в тачдаун в защите, а в двух играх регулярного сезона против «Нью-Ингленд Пэтриотс» дважды перехватывал передачи Тома Брэди, играя в прикрытии против Рэнди Мосса.

Также в этом году он познакомился с рецептурным обезболивающим «Торадол» (кеторол). Новичок наблюдал, как опытные игроки «закидываются» им перед играми, а иногда и перед тренировками. Он никогда не был поклонником болеутоляющих и редко принимал даже такие безобидные лекарства, как «Тайленол» (парацетамол) или «Адвил» (ибупрофен). Но на том уровне контакта, с которым он столкнулся в НФЛ, лишь «Торадол» давал чувство защищенности, сводя к минимуму болевые ощущения от постоянных ударов. «Под этими таблетками хоть головой в стену бейся», — говорит он.

В следующие два сезона он чередовал удачные действия на поле с не очень удачными поступками вне его. В игре против «Пэкерс» он перехватил пас Бретта Фарва на границе своей зачетной зоны – достал мяч кончиками пальцев, а потом выловил его, «лежа на спине» в воздухе. Тем не менее, в 2010 году его усадили на скамейку в одном из матчей за нарушение внутренних правил команды, а в 2011-м – отстранили на одну игру по причине опоздания на тренировку. Спортивные медиа поспешно обвинили его в незрелости и безответственности, что здорово задело Дэвиса.

«Мне было 23 года, — говорит он. – Что, никто никогда не опаздывал на работу в этом возрасте? Весь этот шум поднялся из-за того, что мы, спортсмены, слишком публичные люди».

Его возмущение вполне оправдано – с детства он был тихим и послушным ребенком. Его вместе с шестью братьями и сестрами воспитывала бабушка, которая забрала их к себе в Вашингтон от родителей, с переменным успехом боровшихся с наркотической зависимостью. В спорте Вонтей всегда был в тени старшего брата Вернона, который был элитным игроком еще со старшей школы, а в колледже и НФЛ стал настоящей звездой.

Вонтей Дэвис так и не привык к яркому свету софитов и объективам телекамер. Тем больнее для него было расставание с «Долфинс». В межсезонье 2012 года клуб был выбран для съемок мини-сериала НВО Hard Knoks, и в четвертом эпизоде генменеджер Джефф Айленд, вызвав его к себе в кабинет, сообщил об обмене в «Кольтс».

Первой реакцией Дэвис был вопрос, может ли он сейчас позвонить брату и бабушке. Он не знал, что в комнате были установлены камеры, которые сделали его личные переживания достоянием общественности.

«Таким было его представление об НФЛ — что Лига это братство, в котором каждый готов подставить товарищу плечо, и все такое, — говорит Меган. – Он и подумать не мог, что его могут не предупредить о том, что в комнате работают камеры, и из его обмена делают дешевую сенсацию».

«Меня просто поимели, — говорит Вонтей. – Облили дерьмом с головы до ног».

Но в «Кольтс» дела пошли на лад. Через два года Дэвис подписал хороший контракт – 39 миллионов на 4 года. И он подтвердил свою состоятельность, выдав лучший сезон в карьере. В регулярном сезоне 2014-го он стал четвертым в Лиге по защите на пасе, подкрепив свое резюме и солидным выступлением в плей-офф, где «Кольтс» обыграли «Денвер» с Пэйтоном Мэннингом, а Дэвис надежно закрыл своего ресивера.

В сезоне-2015 он снова был выбран в Пробоул, фанаты «Инди» полюбили его, а со временем наладились и дружеские отношения с главным тренером Чаком Пагано. Они часто обменивались сообщениями на тему футбола или просто так. Пагано даже приехал на свадьбу Дэвиса и Меган в Пуэрто-Рико.

В эти годы казалось, что Дэвис нашел свой путь к славе и успеху в НФЛ. Но он никогда не считал, что футбол – единственное, чем он может и будет заниматься в жизни. В определенном смысле, футбол стеснял его. Вонтей любил путешествовать, но мог позволить себе это только в межсезонье. Он интересовался бизнесом и финансами, но никак не мог выкроить время на основательное изучение этих тем.

Он ясно понимал, что футбол когда-нибудь закончится, и искал то, в чем он сможет реализовать себя после футбола. Но играя в «Кольтс», он жил в городе, который ему нравился, и чувствовал поддержку болельщиков и тренера, и был счастлив.

Меган говорит, что за всю карьеру Дэвиса она помнит лишь несколько игр, после которых он был по-настоящему удручен своей игрой. Обычно он говорил: «Не могу же я каждое воскресенье играть, как Бог. Надо и отдыхать…»

View this post on Instagram

My thoughts on the move by Vontae Davis: When he first came to Buffalo I was excited to see what he could bring to our defense. Then comes yesterday’s game against the chargers and VD then suddenly retires during halftime🤦‍♂️. What he did was wrong and without a doubt uncalled for. That goes to show that he isn’t a team player and that he is mentally weak. I had a lot of respect for him before the incident, and the entire city of Buffalo had unconditionally backed him up with support. I understand that he wanted to retire, but he should have at least waited until after the game, and not during the middle of a game…cmon now. His actions have proved that he isn’t a team player. Even though he gave up on us I still wish nothing but the best for him and hope he realizes his mistake. So long @vontaedavis ✌🏻 and happy retirement (If you read this far you’re a g) — — — — — — — — #nfl #nflnews #billsmafia #vontaedavis #bills #buffalo #allentown #cmonman #onebuffalo #colts #dolphins #whytho

A post shared by BuffaloSportsUpdater (@buffalosportsupdater_) on

Но игра на День Благодарения в 2016 году была одним из тех редких исключений.

Всю неделю перед игрой Дэвис хромал – обострилась хроническая травма паха, которая сопровождала его всю карьеру. Меган советовала ему не выходить на игру, но Вонтей был непреклонен. Ему выпало прикрывать Антонио Брауна, который «наловил» в тот вечер 91 ярд и три тачдауна. На следующий день после игры Дэвис не выходил из спальни.

«Пожалуй, это была одна из худших его игр, — вспоминает Меган. – Но дело в том, что травмы никогда не влияли на его дух, на его уверенность в себе. Возможно, это и подвело его в какой-то момент. Он был уверен в себе, но тело не выдержало. В последний свой сезон в «Кольтс» после каждой игры он словно превращался в 80-летнего старика – ходил, хромая и шаркая ногами, с трудом садился и вставал».

Следующим летом, перед последним годом по контракту, Дэвис снова травмировал пах. На этот раз это был разрыв связок. Медицинский штаб «Индианаполиса» рекомендовал ему отдых и восстановительные процедуры, но независимый хирург, оперировавший его в 2012 и 2014 годах, настаивал на операции.

Поначалу Дэвис больше склонялся к тому, чтобы остаться в строю. Перед четвертой игрой сезона доктора команды допустили его к играм, но у него самого оставались сомнения. «Я сильно потерял во взрывной силе, — вспоминает он. – Плохо стартовал и с трудом ускорялся». В течение всей карьеры он принимал «Торадол» лишь эпизодически, а теперь решил отказаться от него совсем – он не хотел иметь дело с возможными последствиями долговременного приема мощного болеутоляющего. После поражения на восьмой неделе он был отправлен в запас по «причинам, не связанным с травмой». Об этом ему сообщил один из ассистентов главного тренера. Сам Пагано хранил молчание.

«Я чувствовал себя преданным, брошенным, — говорит Дэвис. – Я считаю, что я достаточно сделал для этой команды и был достаточно близок с тренером, чтобы он сообщил мне об этом лично».

Меган знала своего мужа и знала, что он не будет играть вторую скрипку. «Для него это стало тяжелым ударом – сидеть на скамейке и ждать своего шанса. Многие игроки способны на это, но не он».

Кроме того, Дэвис чувствовал, что теми способами, которые рекомендовали клубные доктора, его травму не залечить. И он решился выйти к репортерам и изложить свою точку зрения на ситуацию. «Думаю, что меня усадили в запас именно по причине травмы, а не по игровым причинам», — сказал он репортерам и пояснил, что чувствует, что главный тренер отнесся к нему неуважительно. Тем же вечером они с Меган связались с агентом и приняли решение, что Дэвис ложится на операцию, против желания клуба. На следующий день «Кольтс» разорвали контракт.

Но Дэвис и не помышлял о завершении карьеры. Посвятив остаток 2017 года восстановлению, в межсезонье он посетил расположение нескольких команд: «Браунс», «Фотинайнерс», «Рэйдерс». Ему нужен был однолетний контракт, чтобы показать всей Лиге, что он – все еще элитный корнербек. После этого он рассчитывал заключить долгосрочное соглашение. Сам он говорит, что подписал контракт с «Биллс» просто потому, что они предложили больше остальных – 5 миллионов за год.

Но близкие были в недоумении.

«Я совсем не настроена была иметь дело с «Баффало», — говорит Меган. – У этой организации так себе имидж. Знаете, разговоры между игроками, слухи. Да и статистика побед и поражений многое может сказать».

Вонтей Дэвис приехал в расположение «Биллс» за две недели до начала тренировочного лагеря, чтобы изучить плейбук и познакомиться с тренерским штабом. Перед тренировками он ходил в сауну, после – принимал ледяную ванну, чем заработал себе прозвище «Старичок». Но в тренировочном лагере не все шло гладко. Он запаздывал на шаг-два и в предсезонных играх выглядел неубедительно. В один из дней после особенно изнурительной тренировки Меган застала его сидящим на кровати в спальне. Он молчал, уставившись в окно.

«Как же я зае***ся», — сказал он, и в его голосе было что-то такое, что она слышала впервые. Она присела рядом и заговорила, тщательно подбирая слова.

«Дорогой, ты ведь  знаешь, что ты не обязан делать это», — сказала она.

Он посмотрел на нее в недоумении: «Что ты имеешь в виду?»

«Тебе не обязательно продолжать играть в футбол. Не обязательно истязать свое тело каждую неделю».

Дэвис, подумав, ответил: «Мне просто нужно доказательство того, что я больше не могу заниматься этим».

Три недели спустя он ушел с поля. Насовсем.

***

Сейчас 11 часов дня, и Дэвис едет на встречу с Пэйем Дэйеном, его бизнес-партнером. Пэй недавно открыл безалкогольный бар.

Этим двоим предстоит много работы. После завершения футбольной карьеры Дэвис направил всю свою энергию на «VZONE» — велнесс-спа центр, открытие которого запланировано на октябрь. Дэвис считает, что его вложениям в этот проект практически ничего не угрожает, хотя они и вылились в шестизначную сумму. Финансовая стабильность, открывающая возможности для подобных проектов – один из позитивных результатов его карьеры в НФЛ.

Дэйен тепло приветствует Дэвиса и просит поболтать с несколькими посетителями в его баре. Они оживляются, когда узнают, что их новый собеседник – профессиональный футболист. Один из них спрашивает, где играл Вонтей. «Меня задрафтовали в «Майами», а потом обменяли в «Кольтс», — отвечает Дэвис. – Ну и еще я забегал на чашку кофе в «Баффало».

«Ты продолжаешь играть?»

«Нет, — отвечает Дэвис с широкой улыбкой. – Я ушел на покой».

«Но ты же еще такой молодой!»

«Просто ты не знаешь мой футбольный возраст», — отшучивается Вонтей.

Реакция людей на его уход из «Биллс» была стремительной и беспощадной. Многие одноклубники назвали его трусом, так же как фанаты и спортивные комментаторы. Меган, подловив его за чтением саркастической статьи в новостной ленте, отобрала у мужа телефон, разрывавшийся от сообщений и звонков от журналистов, бывших одноклубников, тренеров и друзей, жаждавших узнать, что случилось на самом деле.

В тот же день Дэвис опубликовал в своем профиле пост с объяснением причин случившегося, начав его со слов: «Конечно, я не так представлял себе завершение карьеры в НФЛ…» Далее следовали объяснения причин внезапного ухода «на пенсию». Со слезами на глазах он перечитал свое сообщение несколько раз, прежде чем опубликовать его в Инстаграм. К сообщению прикреплена  фотография в джерси «Кольтс» с номером 21, на которой он салютует болельщикам. Он подписал бумаги о расторжении контракта с «Биллс» и с легким сердцем вернул большую часть подписного бонуса. О деньгах он не беспокоился. Его больше волновало то, что он поступил некрасиво по отношению к своим одноклубникам, ведь они не заслужили подобного неуважения.

«Я посмотрел на это их глазами, — говорит Вонтей. – Действительно, паршивая ситуация. Думаю, они вправе попенять мне за этот поступок».

Он понимает, что многие и дальше будут называть его трусом и публиковать обидные картинки в соцсетях. Буквально на следующий день бывший ди-лайнмен Дарнелл Докетт упомянул Дэвиса в комментарии к видеоклипу из мультфильма «Южный Парк». Меган и Вонтей смеялись до коликов.

Он знает также и то, что многие задавались вопросом: Почему он не доиграл матч – или хотя бы просто не достоял на бровке до финального свистка? Но это трудно объяснить даже сейчас. В тот момент, когда он понял, что с футболом покончено, он был настолько ошеломлен, что просто по наитию покинул поле.

«Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что это было одним из лучших решений за всю мою жизнь – потому что я поступил так, как было лучше для меня».

Дэвис по-настоящему счастлив. Он радуется тому, как ведет себя его тело. Тому, что он теперь сам себе босс и создает что-то хорошее – место, где люди будут заниматься своим здоровьем. Просыпаясь утром, он сам решает, чем займется сегодня, с осознанием того, что будущее их с Меган семьи обеспечено на много лет вперед.

View this post on Instagram

Surround yourself with great people with integrity.

A post shared by VZONE (@vzonefl) on

Выпив по чашке асаи, они с Дэйеном отправляются на ланч в прибрежный ресторан. Дэвис потягивает через трубочку коктейль, поедая жареных кальмаров и сибаса. Они разговаривают о делах, пока Дэвис краем глаза не замечает экран телевизора, настроенного на NFL Network. В эфире краткий обзор предсезонной игры «Кольтс». Дэвис быстро анализирует происходящее на поле. Через несколько минут в новостной ленте мелькают кадры из тренировочного лагеря «Редскинз», и на экране на пару секунд появляется знакомое лицо.

«Смотри, смотри! Мой брат!» — восклицает Вонтей.

После завершения карьеры смотреть футбол по телевизору было непривычно для Дэвиса. Он включал пару матчей плей-офф и Супербоул, но почувствовал, что еще слишком рано. В этом году все поменялось – теперь он болельщик и наслаждается этим. Дэвис собирается посетить несколько домашних игр «Долфинс», и обязательно – игру на 6-й неделе, когда в Майами приедут «Редскинз». Он уже купил NFL Game Pass (доступ ко всем трансляциям на сайте Лиги) и собирается смотреть матчи в кругу друзей в специально оборудованной «мужской берлоге», где уже стоят кожаные кресла и висит 70-дюймовый телевизор. В будущем он планирует развесить на стенах памятные вещи, накопившиеся за годы игры в футбол, которые дожидаются своего часа в гараже.

Дэвис пока не знает, когда придет время распаковать эти коробки, но когда он доберется до них, на стенах «берлоги» можно будет проследить всю его карьеру – от школьной и университетской формы, до джерси «Долфинс» цвета морской волны и королевского синего «Кольтс». Найдется место для мячей, которые он перехватил у Фарва и Брэди, и для двух джерси с Пробоула.

«Из Баффало я ничего не прихватил, — смеется Дэвис. – Не успел».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.