Новости о трейдах становятся всё многочисленнее и горячее — а ведь дедлайн ещё даже не подошёл вплотную. На прошлой неделе «Рэмс» совершили три обмена в один день. Потом настала очередь «Пэтриотс», которые меньше чем через восемь часов после разгрома «Джетс» выменяли себе Мохаммеда Сану — а совсем недавно отправили в «Даллас» строптивого пас-рашера Майкла Беннета. Единственная другая непобеждённая команда, «Сан-Франциско Фотинайнерс», отреагировала своим усилением корпуса ресиверов, забрав себе Эммануэля Сандерса.

С момента, когда начался сезон, произошло уже 17 трейдов и очевидно, что к дедлайну, который наступит во вторник, это число кратно увеличится.

Как же так получилось? До этого дедлайн обменов в НФЛ был малозначимым событием — генменеджеры предпочитали сохранять свои пики и с недоверием относились к усилению посреди сезона — таким новичкам приходится учить схемы, сигналы и плейбук «на лету» — а это совсем не просто.

Но сейчас пришло время обменов, в которых отдаются большие активы и над которыми бы просто смеялись с десяток лет назад. Два пика первого раунда за Джейлена Рэмзи? Пик второго раунда за Мохаммеда Сану? Ещё один первораундовый выбор, отданный за Амари Купера год назад в то же время?

Новые порядки в области трейдов в НФЛ уже пришли — и они делают лигу интереснее. И ESPN, базируясь на беседах с руководителями команд лиги, выяснило, почему это происходит.

Сама концепция трейдинга изменяется

После того, как в лигу пришло новое, более молодое поколение генменеджеров, некоторые вещи изменились. Эти управленцы смотрят на обмены кардинально по-другому, нежели их предшественники. Они видят текучку игроков в той же НБА, понимают, что карьера игрока в НФЛ слишком коротка и что эти футболисты не будут играть за них вечно. Это вынуждает искать нешаблонные пути усиления команды и брать дополнительные ресурсы для роста извне.

«В какой-то момент люди стали задавать разные вопросы, — говорит директор по персоналу одной из команд лиги. — Например: «Вот я могу подписать свободного агента и он усилит мою команду, почему я не могу сделать то же самое, забрав игрока из другой организации?». И так старый и стереотипный взгляд на вещи себя исчерпал, а на смену ему пришёл более свежий подход».

У обменов есть несколько существенных преимуществ над привлечением игроков с рынка свободных агентов. Например, они дают более значимую определённость. «Пэтс» заполучили Сану на этот год, а потом, если они хотят, он сыграет за них ещё сезон, заработав $6,5 миллионов. Таким образом, они могут получить игрока, который доказал свою нужность клубу, а не переплачивать несколько миллионов на рынке свободных агентов. К тому же обмены никак не влияют на формулу подсчёта компенсационных пиков — а подписания на первой стадии рынка свободных агентов влияют.

«Множество этих сделок совершаются с учётом долгосрочной перспективы, — утверждает генменеджер «Рэмс» Лес Снид. — Это — очень важная вещь, её надо помнить».

Управление потолком зарплат стало более продуманным

Тот факт, что количество трейдов резко увеличилось именно в последние годы действия текущего коллективного соглашения, не должен удивлять. Команды всё лучше и лучше знакомятся с правилами регулировки экономики лиги, некоторые из них даже изменяют структуру контрактов, делая её более гибкой. Например, мы можем видеть, как команды стали всё больше денег — даже гарантированных — переносить в базовую зарплату и ростер-бонус, а не в бонус при подписании, что могло бы затруднить возможный обмен игроков.

Раскроем мысль. Допустим, игрок подписывает пятилетнюю сделку на $20 миллионов, из которых $10 миллионов являются подписным бонусом. Подписной бонус расписывается одинаково по всей длительности контракта — то есть, по два миллиона в год. Если команда хочет обменять такого игрока, допустим, во второй год его контракта, кэп-хит от такого действа был бы таким же, как будто она его отчислила. Весь оставшийся подписной бонус — а это $6 миллионов — упал бы в «мёртвые деньги» продающей команды, а зарплата превратилась бы в ответственность покупателя.

Теперь перейдём к реальности. Сану в 2016 году подписал контракт на $32,5 миллионов с всего лишь $7 миллионов подписного бонуса. Поэтому при обмене лишь одна пятая часть от этого бонуса ($1,4 миллиона) отразилась на «дедмани» «Атланты». Но «Пэтс» точно придётся заплатить Сану $3,53 оставшейся зарплаты, потому «Фэлконс» даже почистили платёжку таким обменом. А вот если бы подписной бонус Сану составлял более пропорциональные $14 миллионов, оставленный им кэп-хит был бы в два раза больше, что сильно осложнило бы возможность обмена.

Аналитический подход встал в один ряд с традиционным скаутингом

Бывший ГМ «Джайентс» Джерри Риз любил говорить, что видит драфт как «Супербоул для скаутов». Это — классический подход генменеджера старой школы, который сильно полагался на отчёты своих скаутов, брал «лучшего игрока из доступных» и делал большую ставку на потенциальный выбор того из 20-летних студентов, чья карьера будет успешной. Время и исследования показали, что это — не оптимальная тактика.

Но после того как команды опробовали более глубокий подход к анализу собственных текущих и потенциальных активов, отношение к драфту во многих фронт-офисах изменилось. Драфт-пики теперь рассматриваются не как неприкасаемые сокровища, а как активы, имеющие свою ценность, порой довольно высокую. Именно исходя из такого вывода «Каубойс» приобрели Амари Купера год назад. Они поняли, что будут выбирать где-то во второй половине первого раунда следующего драфта. Они посмотрели на список ресиверов, которые будут к тому моменту доступны. Они поняли, что ценят Купера — которому к тому моменту было всего 24 — больше, чем любого из этих принимающих-студентов. И когда пришло время драфта-2019, вице-президент «Каубойс» Стивен Джонс пошутил, что в момент когда «Рэйдерс» будут выбирать под пиком, который они получили в обмене, «Каубойс» будут смотреть хайлайты Купера в своей новой команде.

И такая ситуация далеко не единична. В прошлом сентябре «Беарс» решили, что Калил Мак стоит гораздо больше, чем два игрока из колледжей, которые могли бы быть выбраны ими в 2019 и 2020 в первом раунде. К тому же выводу пришли и «Рэмс» в случае с Рэмзи. Наконец, «Стилерс» отдали свой пик первого раунда за Минку Фитцпатрика.

«Вы видите парня, который всё ещё молод, который будет под вашим контролем ещё 2, 3 или 4 года и который уже показал, что способен добиться успеха в этой лиге — и не будет безумием отдать за него часть своего драфт-капитала, которая может конвертироваться не пойми во что», — так сказал генеральный менеджер одной из команд АФК.

Можно ли обжечься с таким подходом? Конечно. Аналитическая модель ESPN предсказывает, что пик, который «Стилерс» отправили в Майами в обмен на Фитцпатрика, выльется в итоге в 16 выбор на драфте-2020 — а если учесть, что «Питтсбург» испытывает колоссальные проблемы с квотербеками, есть существенный риск того, что пик будет ещё выше. Но «Сталевары» видят ситуацию немного по-другому: Минке 22 года, он будет играть за «Питтсбург» ещё минимум три сезона (если «Стилерс» возьмёт опцию пятого года). Могли ли они рассчитывать на более классного игрока на следующем драфте? Возможно. Но «Стилерс» считают, что Фитцпатрик стоит больше, чем это «возможно».

За кресло приходится держаться крепче

Джон Дорси был уволен с поста генменеджера «Канзас-Сити Чифс» в июне 2017 года — через шесть месяцев после сезона 12-4 и через два — после выбора Патрика Махоумса на драфте. Через неделю «Каролина Пантерс» освободили от должности Дейва Геттлмена — произошло это через 17 месяцев после выхода команды в Супербоул. Наконец, в это межсезонье кресла лишился Брайан Гейнс — бывший ГМ «Хьюстона» отработал на своём посту лишь сезон, в течение которого команда выиграла АФК Юг.

О чем это говорит? Работа, вполне возможно, дана вам ненадолго, поэтому её надо выполнять здесь и сейчас, а не потом. У генеральных менеджеров, как правило, бОльшая подушка безопасности, нежели чем у тренеров, но этот разрыв всё сокращается. Очень мало владельцев команд и очень мало фанатских баз могут простить длительную перестройку одному функционеру. Каждый год в плей-офф появляются 5-6 новых команд — колесо фортуны в этой лиге крутится очень быстро и руководители фронт-офисов понимают, что им надо делать всё, чтобы для их команды оно прямо сейчас крутилось туда, куда надо.

А как можно повысить уровень команды здесь и сейчас? В первую очередь, за счёт обменов. Именно этот инструмент работает безотказно — если, конечно, ещё не наступил дедлайн. Поэтому — да начнётся трейдинг! Ой, он уже начался? Окей — да продолжится трейдинг!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.