– Впереди у «Валькирий» главный – на данный момент – матч сезона. Три причины, почему в этот раз в Турку все пройдет иначе по сравнению с предыдущим визитом к ним?

– К этой игре все восстановятся. Обычно нам приходится ротировать состав и часто люди играют не на своих позициях, где тренировались все межсезонье.

У нас будет много нововведений игру в тактике. Уверена, что Турку не успеют это все разобрать во время матча. Также мы думаем, что концептуально ничего нового соперник нам не сможет показать, так как многие из их состава задействованы на ЧЕ, который проходит в Британии.

Ну, и мотивация на эту игру просто зашкаливает. Мы их никогда еще не обыгрывали и реально сможем показать «кузькину мать».

– После провала в Турку вы выдали сильный матч с «Вулвс», которые уже два года никому не уступают. Есть осадок, что все-таки не дожали, или наоборот – эта игра показала, что вы вернулись на нужные рельсы?

– Нам не хватило совсем немного. Был момент, когда мы вели в счете. Но никто не расстроился после игры, наоборот. Мы умеем играть в красивый футбол и матч против «Вулверинс» тому доказательство.

– Вы постепенно подбираетесь к чемпионству в Финляндии. Уже очевидно, что и это достигаемый уровень. Не в этом сезоне, так в ближайшие два-три года. А что после?

– В этом сезоне. После хочется больше международных матчей. На самом деле чемпионат Финляндии уже немножко надоел.

– Международных – вроде того, что был с британками?

– Все верно. Мы увидели, насколько вырос наш уровень! По сравнению с плачевным опытом 2015-го, с попыткой попасть на ЧЕ. Из команды соперника состоял костяк сборной, что можно сказать и про нас. Мы могли победить, увы, не хватило предсезонных матчей и сыгранности. Англичанки в то время уже завершили свой сезон.

– Ты сказала о тактических нововведениях перед Турку. Если все срастется, это нивелирует разницу в персонале? И есть ли в принципе эта разница между вами и финскими топами?

– Большой разницы нет. У нас есть топовые игроки как в нападении, так и в защите. Тут вопрос в том, чтобы все успели восстановиться и чтобы игрок работал на привычном для себя месте.

– Насколько привычной для тебя самой за два неполных года стала позиция квотербека?

– До сих пор не могу привыкнуть. Изначально, когда я пришла в команду, меня вообще поставили гардом. Хотя они знали, что я играла в гандбол и тогда уже ходила в зал. Искала свою позицию на поле три года. Конечно, было трудно скорее эмоционально: с моим характером – только в ди-лайн. Я работаю над собой, что подмечают и товарищи по команде. Тем не менее, мне еще долго ловить свой дзэн, чтобы на игре быть с холодной головой и не волноваться.

– Переход из ресиверов изначально был связан с травмой или дефицитом на позиции у самой команды после ухода Любови Кудиновой?

– Я сама хотела попробовать себя на вакантной позиции, но тренер не хотел, обосновывая, что я нужна как ресивер. В моей голове не складывалась ситуация, что после двух операций я смогу играть на таком же уровне, как и прежде. Пришлось доказывать на деле, что это то, что нужно и команде, и мне на данный момент.

– Последствия этих самых операций все еще ощущаются?

– Конечно. Я до сих пор не могу набрать ту форму, которая была раньше. Страх еще присутствует. Поэтому мне очень хорошо за линией нападения. Там есть кому защищать.

– Год назад Илья Кравцов говорил про некую «систему одиблов, с которыми по сложности не сравнится ни одна мужская команда России». Что она из себя представляет и принимала ли ты участие в ее создании?

— Я придумывала, как обозначать те или иные комбинации. Больше моего вклада нет. Я транслятор того, что хочет видеть именно тренер на поле. Не всегда, конечно, удачно.

В любой момент мы можем поменять комбинацию на любую другую из плейбука, после анализа защиты, если они ставят фронт, который неудобен для нападения. Если я не ошибаюсь, в России так пока не играют.

– Были ситуации, когда тебе приходилось вспоминать навыки ресивера? Есть ли у тебя в этом сезоне ярды на приеме?

– Нет. Но ногами я стала больше зарабатывать.

– Гандбольное прошлое помогает или мешает механике броска в американском футболе?

– Не могу ответить, что однозначно мешает. На коротких маршрутах помогает, на дальних – мешает. У меня благодаря гандболу сильный бросок и вроде как более-менее точный.

– На сколько ярдов можешь бросить мяч в идеальных условиях?

– Мы не замеряли, но на играх, бывает, ловят мячи и на 35 ярдов.

– Твой любимый и не любимый выезд.

– Не люблю ездить в Турку: долго, самая «грязная» команда в чемпионате. А самый запоминающийся выезд – в Сейняйоки, где нас кормили пиццей, в лесу прикольный стадион, а на бровке туалет. Ну и в Котке, конечно, очень комфортно, потому что очень близко.

– Если был бы выбор играть весь сезон только дома или только в Финляндии?

– Конечно, дома, но это очень дорого. Для того чтобы привезти команду из Финляндии и судей, пришлось постараться. Нам увеличили взносы из-за домашней игры. Не представляю, сколько вышло бы, если бы все домашние игры проходили в Пушкине.

– Во сколько обходится в среднем сезон для игрока «Валькирий»?

– Оставлю еще раз эту картинку.


Это без учета командных взносов.

– Были истории, когда игрок основы не тянул материально и вынужден был покинуть команду?

– Мы всегда идем на уступки. Все понимают, что это тяжко, особенно для девушек, которые обычно получают меньше.

– Самая запоминающаяся дичь, которая случилась именно во время выезда?

– Было дело, что человека забыли в туалете. Девчонки резко вспомнили, что не хватает Полины Ивановой. Там была ситуация, что нам пришлось ехать на двух маршрутках в Турку. Обратно мы разъединились, кто-то остался в Турку, чтобы дождаться девочку из больницы, а другие поехали в Питер. Полине не повезло побывать в такой ситуации: одна на границе и только туалет рядом с тобой.

 – О чем говорят женщины? Ну, в таких вот поездках по аналогии с фильмом.

– На самом деле много пошлых шуток. Иногда даже очень. Леня Анциферов уже проходил через это.

– У вас же тренерский штаб из мужиков. Как реагируют?

– Илья Ильич (Кравцов) не катается с нами. Даниил Владимирович (Мусиенко) всегда вперед садится, чтобы не слушать. Остальным пока не надоело.

– Кто отвечает за атмосферу? Кто источник пошлых шуток в команде?

– Обычно смеются надо мной. Маня Юргенсон ответственна за рассказы про всякую дичь.

– А главный трэштокер в женском футболе? Кто выбешивает соперников наподобие И Джея?

– Ну, недавно я получила флаг на игре «Оружейников» и «Викингов». Так что я могу наделить себя званием трэштокер всея Руси.

– Что там случилось?

– Была матерная мотивация Игорю Калинину, чтобы он сделал дело и поймал мяч. Я всегда так болею.

– Сделал дело?

– Вроде занес затем тачдаун.

– Есть вероятность, что ты будешь тренером когда-нибудь?

– Я уже тренировала юниоров в прошлом году, на следующий сезон уже не получилось совмещать тренировки, работу и деятельность тренера. Но я очень скучаю по юниорам, они меня любят и всегда рады видеть. Я буду очень требовательным, но веселым тренером. И всегда что-то орущим.

– Чего больше в Кравцове – требовательности или веселья? Главный совет, который ты получила от него в «Валькириях»?

– Можно сказать, что он требовательный весельчак. 50 на 50. В голову лезут советы про алкоголь, но я их не помню. Ильич Ильич, я скучаю по заседаниям ФАФР!

View this post on Instagram

ПРОСЯкурикова #80

A post shared by Prosya Proskurikova (@prosya8) on

– Он в свое время составлял топ игроков вне «Валькирий». Назови по одной фамилии в женском и мужском футболе в своем топе.

– Дарья Брюховецкая, И Джей Вудс.

– Лучший игрок, который еще почему-то не у вас?

– Я бы забрала Аллу Ларикову, но только как сейфти. Потом Иру Борисевич как ресивера. Сашу Щербакову, если бы она играла в контакт.

– У мужчин кого отметишь?

– Александра Белова как универсала.

– Москвичи явно прибавили в последнее время. Нет желания проверить их силы на себе?

– Честно – нет. Уровень разный, да простят меня все.  В таких играх можно получить очень много глупых травм. Только в силу такого принципа мы не хотим рисковать.

– Почему ничего не слышно о твоем бэкапе?

– А его нет. Запасной квотербек на игре – Даша Брюховецкая. До этого со мной тренировалась девочка из юниоров, но она, как говорится, на перспективу.

– За эти два сезона были случаи, когда тебе требовалось полечиться на бровке какое-то время или вовсе пропустить игру?

– Я никогда не пропускала матчей. Не доигрывала – да. Но всегда была в ростере на следующую игру. Если случаются моменты, что мне надо выйти на бровку, а такое было пару раз, то Даша вставала за центром и сама несла мяч.

– Давай найдем тебе место в рейтинге всех стартовых квотербеков финской лиги.

– Если брать чисто статистику, у меня больше всех ярдов по принципу пас+вынос. По количеству тачдаунов – либо наравне, либо меня обогнали на один, вроде еще не посчитано. Зато по количеству перехватов я впереди планеты всей, так что все-таки на второе место поставлю.

– Перехваты – следствие чего в первую очередь?

– Мы играем больше всех паса. Раза в два, наверное.

– Нет ли здесь странного чего–то при наличии такого игрока, как Дарья Брюховецкая?

– Когда ты пытаешься играть только через плеймейкера, то очень сложно побеждать. Команды уже давно знакомы с Дашей, готовятся под нее. Часто слышно как кричат: «Дарья, Дарья!». Соперники играют с ней персоналку, весь акцент в защите идет на нее.

– Что надо прокачивать квотербеку Проскуриковой сильнее остального?

– Чтение игры, конечно. Я много чего не вижу.

– Ранее ты упоминала Вудса. Чему конкретно он тебя научил как квотербека за время совместных тренировок?

– Главная мысль, которую он хочет до нас донести: не надо быть роботами! Он подсказывал, что не обязательно надо бросать, ты можешь и сама бежать. Короче, должно быть и творчество в игре. Подсказал с ридопшн, что можно еще несколько шажков сделать с раннинбеком, чтобы больше людей повелись, и уже затем бежать самой. На последней игре я как раз этим советом воспользовалась. Еще он хвалит меня, и это подталкивает работать еще усерднее.

– В «Валькириях» есть тренер квотербеков?

– Меня тренирует координатор нападения. Конечно, мне не так много времени уделяется. С учетом того, что сейчас тренер уезжает работать в Таллин и покидает эту должность, то пока не знаю, как быть дальше.

– Кэмп в Штатах как ресиверу тебе сильно помог в свое время?

– Я думала, что буду играть тайт-эндом, у нас в команде тайт-энд выполнял функцию фулбэка. А когда оказалось, что это просто слот-ресивер, я сперва удивилась. Меня заставили бегать маршруты, чем до этого я почти этим не занималась. Но мое гандбольное прошлое помогло, так что было несложно. Кравцов, видимо, удивился моим навыкам, потом в «Валькириях» я играла в слоте.

Лагерь мне помог тем, что я влюбилась в футбол.

– До этого были мучения?

– Ну, это были мои первые полгода в команде. Не очень ясна перспектива «Валькирий», нас было мало, не совсем было понятно, что такое в принципе женский американский футбол. А лагерь расставил все точки. Я поняла, что уровень достигаем, но надо очень много работать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.