На узких извилистых улочках городка Лоудердэйл, что в штате Флорида, стоят однотипные одноэтажные домики, окрашенные во всевозможные оттенки зеленого, серого, бежевого и кораллового. Многие участки даже не обнесены забором, а машины здесь стоят не в гаражах, а под навесами. «Шевроле» и «Форды», «Ниссаны» и «Тойоты» — разношерстный автопарк, из которого здорово выбивается вывернувший из-за угла «Роллс-Ройс».

Эта машина, по цене которой можно купить любые три дома на улице, здесь явно не к месту, но ее водитель сейчас именно там, где ему хочется быть. Эдди Джексон Третий, Олл-про сэйфти «Чикаго Беарс», вылезает из своего авто и идет по дорожке к дому своего детства. К дому, где его ждут семья, друзья и воспоминания.

Вдоль одной из стен гостиной за столом сидит его тетя с детьми. Отец, откинувшись на спинку стула, следит за тем, как один из племянников гоняет в NBA 2K19. Мама и старший брат хлопочут на кухне, сервируя обед в честь Дня Независимости, а другие брат и сестра встречают гостей, идущих один за другим.

Эдди обходит всех по очереди, получая свою порцию объятий и поцелуев «в щечку», потом идет на кухню и просит маму покормить его – он нагулял аппетит на тренировке и теперь с удовольствием отдает должное домашней пище. Немного погодя, он извиняется, что не может побыть здесь дольше, и возвращается в свой «дворец на колесах», падает на сиденье из красной кожи, поднимает тонированное стекло и отъезжает от дома.

«Я из тех людей, которые не забывают свои корни. Я стараюсь проводить время со своей семьей так часто, как могу. Люди говорят, что мне следует быть осторожным, когда я бываю здесь. Но я отвечаю, что это не по мне – забыть свое прошлое и жить, как голливудская звезда».

Он медленно ведет машину по улицам, рассказывая о детстве, проведенном здесь. Первая остановка: центр отдыха для детей.

«Здесь я начал играть в футбол», — говорит Эдди.

Следующая остановка: средняя школа.

«Многие говорили мне, что я не в состоянии закончить даже восемь классов».

Третья остановка: «Северо-Восточная Старшая школа», где Джексон учился в 9 и 10 классе.

«Меня определили сюда, чтобы оградить от плохого влияния школы в моем районе, где нередко вспыхивали драки, разгонять которые приходилось полиции. Это хорошая маленькая школа, из которой меня, к сожалению, выгнали».

Последняя остановка: перекресток.

«Вот здесь, — говорит он совершенно без каких-либо эмоций, указывая пальцем на оживленную проезжую часть, — здесь меня и арестовали. Прямо посреди улицы».

Местные скажут вам, что улицы маленьких городков в Южной Флориде часто сбивают молодых чернокожих ребят с дороги. Так случилось с отцом Эдди, который был многообещающим дифенсив-эндом и тайт-эндом в школе «Дирфилд Хай», а потом загремел на 4 года 11 месяцев в тюрьму за 2 эпизода воровства. Сейчас этот внушительный, ростом под 2 метра, мужчина, вальяжно растягивающий слова, не внушает опасений. Но он до сих пор любит порассуждать о том, что все могло бы быть по-другому и он вполне мог бы пробиться в НФЛ, но свернул на кривую дорожку.

«Улица влияет на наших детей, она меняет их, к сожалению, далеко не в лучшую сторону», — говорит Эдди Джексон Старший (или Бо Джек, как называют его близкие).

https://www.instagram.com/p/BSjiqYrg0-Y/

Демар Дорси, один из старших братьев Эдди, также «пал» в неравной битве с неблагополучным окружением. К моменту выпуска из школы в Форт Лоудердэйл он считался одним из лучших сэйфти в стране – быстрый, атлетичный, с прекрасным игровым чутьем. ESPN назвала его лучшим новичком конференции «Большая Десятка», когда «Мичиган» предложил ему стипендию. Однако университет мгновенно отозвал свое предложение после того как стало известно о том, что он проходил по двум делам, будучи еще несовершеннолетним. И хотя одно из обвинений впоследствии было снято, в 2008 году Демар «отличился» еще раз, приняв участие в вооруженном ограблении. В результате он так и не сыграл ни одного матча в НСАА, несмотря на то, что в школе имел предложения почти от всех ведущих футбольных программ.

«Он, пожалуй, один из лучших игроков, которые закончили, не начав, — говорит Джексон. — Дейон Сандерс написал письмо во «Флориду Стейт», в котором велел отдать ему свой игровой номер, выведенный университетом из обращения».

Уже в раннем возрасте Эдди попал под влияние улиц. Он пропускал так много занятий, что остался в восьмом классе на второй год. Он разочаровался в учебе и все больше склонялся к тому, что деньги проще добыть кражами и разбоем.

И когда, казалось, в школе его уже ничто не удержит, на горизонте появилась Наташа Барр-Аллен, преподаватель литературы. Она была уверена в том, что каждый ученик стоит того, чтобы за него бороться. Когда у Джексона начались серьезные проблемы с учебой, администрация школы на время перевела его в класс к Наташе.

«Он, определенно, был проблемным ребенком и мне сказали, что я – единственный учитель, который может хоть как-то с ним сладить, — вспоминает она. – А я готова работать с детьми любой степени проблемности. Пока я вижу в нем тягу к знаниям, к учебе, я буду стоять за него горой. Для Эдди, к которому все уже повернулись спиной, я стала последней надеждой. Он ухватился за эту призрачную возможность, а я поддержала его. Я знала, что пока в его глазах будет гореть огонь этой надежды, он с моей поддержкой сможет свернуть горы».

По просьбе учителя Эдди перевели в ее класс на постоянной основе. Для пущего интереса к занятиям Барр-Аллен угощала его обедом на выбор каждую пятницу, при условии, что он хорошо работал на уроках в течение недели.

«В каком-то смысле я стала ему второй мамой. А всем известно, что если ребенок чувствует поддержку, чувствует, что вы действуете в его интересах – он пойдет за вами на край света. Он будет стремиться превзойти ту планку, которую вы установите для него. Так получилось и с Эдди».

Дела в школе пошли лучше, но родителей Эдди сильно беспокоило то, что их сын не собирался «уходить с улицы». Чтобы сократить пагубное влияние среды, они перевели его в другую школу,  где большинство учеников были белыми. Там он продолжил заниматься футболом, но, неожиданно, его успехи на поле только ухудшили ситуацию.

«Меня знали в лицо, но не по имени, — вспоминает Джексон. — Я оставался младшим братом Демара. И тогда я решил, что футбол – это не для меня. Я вращался в плохой компании, промышлял сомнительными делами и думать забыл о футболе – особенно после того, как увидел, что произошло с моим братом и «Мичиганом». Он превратился из героя на белом коне в изгоя – никто не хотел иметь с ним дела. Тогда я подумал, что футбол – пустая трата времени».

https://www.instagram.com/p/BfmTEBXBDgJ/

Бо Джек и его супруга Анджелия пытались переубедить его. Отец рассказывал о том, через что пришлось пройти ему и Демару, как они сейчас жалеют об упущенных возможностях. Но эти увещевания не возымели должного эффекта, и тогда Бо Джек вспомнил прописную истину о том, что «человек учится на своих ошибках», и предоставил сыну эту возможность.

«Я сказал ему, что когда он будет готов, я поддержу его. Но мою поддержку надо было заслужить, надо было убедить меня в том, что он готов измениться», — говорит Джексон-отец.

Эдди ведет свой «Роллс-Ройс» по узкой улочке, высматривая нужный дом.

«Кажется, этот, — говорит он. – Не, не, другой».

Машина вновь крадется вперед, и замирает на середине улицы.

«Вот он. Тот самый дом».

Совершенно обыкновенный с виду дом. Небольшой, одноэтажный, выкрашенный в зеленый цвет дом из шлакоблоков, скрытый от солнечных лучей пышной зеленью деревьев. Проедешь мимо такого  – и не заметишь. Но для Эдди Джексона этот дом значит многое.

«Меня арестовали за попытку ограбления этого дома», — говорит Эдди.

На мгновение он замолкает, словно осознав, как сильно тот арест мог повлиять на его жизнь. «Это тот поступок в жизни, о котором я жалею больше всего. Я больше никогда не возьму чужого», — негромко произносит он.

Примечательно то, что не арест и не судимость испугали его и заставили посмотреть на свою жизнь под другим углом, а звонок тетки из Индианаполиса, которая сказала ему о том, что его мать винит себя в его проблемах с законом.

«Будучи родителем, ты постоянно оглядываешься назад и думаешь, что должен был сделать то-то и то-то по-другому, и тогда все было бы хорошо, — рассказывает Анджелия. – Его брату пришлось через многое пройти, а теперь и у Эдди начались проблемы с законом. Ни одна мать не пожелает этого своему ребенку».

В тот вечер, поговорив с теткой, Эдди вошел в родительскую спальню. Анджелия плакала, сидя на кровати. Он обнял ее и сказал: «Мама, я все исправлю. Твоей вины здесь нет. Только наша».

Затем он пошел к отцу и сказал: «Я готов».

«Он пришел ко мне и сказал: Папа, я хочу перевестись в другую школу, — вспоминает Бо Джек.  – Но перед тем как мы затеяли этот перевод, я предупредил его, что в этот раз ему будет некуда отступать».

После того, как он пропустил большую часть второго семестра в «Нортист Хай», Джексон перевелся в школу «Бойд Андерсон Хай» в Лоудердэйл Лэйкс. В первый год обучения он почти не играл и много времени посвятил дополнительным онлайн-урокам. А в выпускной год он доминировал на поле.

Выбирая колледж, он в первую очередь исходил из того, что ему необходимо «сменить картинку». И «Алабама» подходила для этого как нельзя лучше.

https://www.instagram.com/p/BS2hxAlgb3Z/

«Он рассказал мне, что хочет уехать из дома, почувствовать себя самостоятельным, — говорит Ха Ха Клинтон-Дикс, которого Эдди застал в «Кримсон Тайд» в 2013 году. Клинтон-Дикс был одним из первых, с кем Джексон познакомился в «Алабаме», еще во время ознакомительного визита, а в это межсезонье они снова стали одноклубниками. — Я ведь и сам из Флориды, и я уверил его, что лучше места ему не найти. Ты не так уж далеко от своих родных, но обстановка здесь совершенно другая, а уж такой тренер, как Сэйбен, найдет наилучшее применение твоим талантам».

29 апреля 2017

Третий, последний день Драфта НФЛ был в самом разгаре, но Джексон не хотел быть его частью. Отыграв четыре года в стартовом составе «Алабамы» и став чемпионом НСАА, он до сих пор не услышал своего имени с экрана. Трезво рассудив, что вряд ли его выберут в первом раунде, после того как в конце своего выпускного сезона он сломал ногу, он был практически уверен в том, что его возьмут во втором-третьем раунде. Когда этого не произошло, он плюнул и выключил телевизор.

«Я был разъярен, взбешен», — вспоминает он.

Поэтому когда ему позвонили из офиса «Беарз», менеджерам пришлось разговаривать с автоответчиком – Эдди уже спал. А когда он звонил им в ответ, драфт уже закончился, и теперь настала его очередь записать сообщение голосовой почты. Даже после того как сторонам, наконец, удалось пообщаться вживую, он не перестал злиться. Он вышел из своей комнаты в гостиную, сообщил матери о том, что его задрафтовали, и вышел из дома, качая головой.

«Ничего, малыш, — утешил его отец. – Ты еще покажешь себя».

Эти слова оказались пророческими. Уже после первого сезона в профессионалах Джексон показал себя одним из лучших защитных плеймейкеров Лиги. По итогам сезона он совершил семь отборов мяча после приема, заняв второе место по этому показателю, а также оказался на четвертой строчке со своими шестью перехватами. Его способность раз за разом добираться до мяча делает его заметным, после чего в ход идет другой его талант.

За последние два сезона Джексон является самым опасным игроком при переходе из обороны в атаку, если он получает мяч. На его счету пять результативных забегов с мячом – три после перехватов и два после подбора фамбла (он на два шага впереди остальных игроков Лиги), и это при том, что еще один его пик-сикс против «Кардиналс» был отменен из-за нарушения, допущенного его одноклубником.

«Это становится возможным благодаря его инстинктам и дарованному свыше умению бежать с мячом, — объясняет новый главный тренер «Бронкос» Вик Фанджио, работавший координатором защиты «Чикаго» последние четыре сезона. — Он был одним из пант-ретёрнеров в колледже, где отточил умение выносить мяч. Не так уж много парней в атакующих составах команд НФЛ могут достать его, когда он получает мяч, будь то перехват или подобранный фамбл».

Способность Эдди набирать очки после отбора мяча проявилась еще в школьные годы. Он набирал очки один раз из трех случаев, когда перехватывал мяч, сделав два пик-сикс в «Бойд Андерсон» и три – в «Алабаме». Также он установил рекорд «Кримсон Тайд» по ярдам, набранным после перехвата мяча – 303.

И при всем этом он стал лишь 112-м пиком на драфте 2017 года. Кого-то оттолкнула история травм – кроме перелома, он также получил разрыв крестообразных связок на весенней тренировке перед началом своего первого сезона в колледже (правда, в том сезоне он все же сыграл), другие обсуждали его недостаточную агрессию при захвате соперника. Лэнс Зирлайн, аналитик  официального сайта НФЛ, охарактеризовал Джексона как «средненького игрока ротации с развитыми навыками возвращающего на панте».

Фанджио хватило лишь нескольких тренировок, чтобы понять, что «Беарз» выиграли миллион по трамвайному билету. Пропустив первый тренировочный сбор команды залечивая сломанную ногу, Джексон обратил на себя внимание тренера после первого же выхода на поле.

«Уже на второй или третьей тренировке я сказал Эду Донателлу, нашему тренеру секондари, что парень-то реально хорош, — говорит Фанджио. – Он спросил у меня, как я могу судить об этом так скоро. Да очень просто. Когда ты видишь, что парень играет на инстинктах, что у него чутье на мяч, что он действительно читает игру, становится понятно, что он далеко пойдет».

И Джексон не разочаровал его. Он вышел в стартовом составе уже в первую неделю регулярного сезона и закончил его с двумя перехватами и тремя подобранными фамблами, став первым игроком «Медведей» со времен Уилбера Маршалла образца 1986 года, который сделал минимум два перехвата, два подбора фамбла и занес тачдаун и после перехвата, и после подбора фамбла. Удивительно, что оба своих тачдауна Джексон занес в одной и той же игре против «Каролины», что сделало его первым игроком в истории НФЛ, который вернул мяч в зачетную зону соперника и после перехвата, и после подбора фамбла, причем оба забега были на 75 ярдов и более.

https://www.instagram.com/p/BakyG96ApXF/

Во второй свой сезон Эдди показал себя еще лучше, перехватив шесть передач, накрыв один фамбл и занеся три тачдауна. Также он показал прогресс в пасовом прикрытии, допустив лишь 24 приема и три тачдауна из 44 попыток, а пасовый рейтинг квотербеков против него составил 54,9 пункта – лучший результат среди сэйфти, по данным Pro Football Focus. Он так стремительно развивается как игрок, что «Беарс» готовы уверовать в то, что у них появился первый со времен Майка Брауна плеймейкер-сэйфти.

На календаре 2 июля, и Джексон слоняется по аэропорту О’Хейр. Он прилетел в Чикаго из Форт Лоудердэйла два дня назад, чтобы принять участие в благотворительном мероприятии. Он сделал это с большой неохотой, ведь пришлось оторваться от тренировок.

Он готовится к сезону-2019 с большей отдачей, чем обычно, и ожидает прорыва как в своей игре, так и в выступлении команды. Кроме того, меньше года осталось до первого в его жизни продления контракта и менеджмент «Беарс» уже проинформировал его о том, что к следующему межсезонью они подготовят для него соответствующее предложение. Они даже не упоминали о том, что ему хорошо бы снова попасть в сборную Олл-про, но Эдди не собирается снижать планку. Напротив, он повышает ставки. «Семь и четыре», — говорит он, имея в виду семь перехватов и четыре тачдауна в защите. На один больше в каждой категории, чем в прошлом сезоне, и это как минимум.

Ну и еще Супербоул.

Вот почему 3 июля он тренируется на раскисшем после дождя поле с Тревисом Шелтоном, тренером из Fit Factory INC и своим кузеном Сесилом Пауэллом, молодым дифенсив-бэком, только что поступившим на первый курс «Северной Каролины Стэйт». Упор делается на работу ног и укрепление мышц кора. Он кряхтит и гримасничает, но не сбавляет темп. Он не сдастся, слишком уж далеко он зашел. Все мысли только о будущем.

Так было не всегда. Большинство молодых игроков живут сегодняшним днем, и Джексон не был исключением. Его мировоззрение изменилось после беседы со специалистом «Беарс» по развитию силы Клайдом Эмричем. Эмрич был членом Олимпийской сборной по тяжелой атлетике и одним из первых тренеров-силовиков в Лиге. Через его руки прошло множество молодых игроков, но, наблюдая за тем, как Джексон две недели подряд возвращает перехват в тачдаун (пусть один из них и был отменен), он захотел дать этому парню понять, насколько особенным он может быть.

«Он редко разговаривает с кем-то – он человек старой закалки, но со мной он разоткровенничался: сказал, что мне нужно перестать смотреть на футбол, как на игру. Ты достоин того, чтобы войти в Зал Славы. Так действуй, — вот что он мне сказал. – И тогда я подумал: мы, игроки, редко смотрим на себя стороны. Вот я, защитник, занес пять тачдаунов за два сезона. Но я не осознавал этого, пока мне не сказал об этом другой человек. И тогда я подумал: а ведь я реально могу попасть в Зал славы. И теперь у меня новая долгосрочная цель – примерить золотой пиджак».

«Он голоден до больших побед, — говорит его отец. – Он тренируется больше, чем раньше. Он вкалывает сейчас ради своего будущего».

Джексон повторяет: неважно, как высоко он взлетел, неважно, как далеко он уехал, он никогда не забудет свои корни. Он делится историей своего успеха с другими лишь для того, чтобы они поверили в то, что нет ничего невозможного.

«Для меня важно дать им понять, что никогда не поздно изменить свою жизнь, — говорит он. – Множество ребят попадают в эту уличную мясорубку. Они попадают в неприятные истории в том возрасте, когда ты слишком упрям и твердолоб, чтобы слушать своих родителей и верить в то, что они желают тебе только добра. Но часто и взрослые ведут себя не лучшим образом, пытаясь загонять подростков в жесткие рамки. Я же просто рассказываю им, что можно пройти через все это и остаться человеком. И доказываю это собственным примером».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.