Сейчас в лиге, возможно, наибольшее число талантливых ресиверов, чем когда-либо, и пять выдающихся игроков могут оспорить титул лучшего. Антонио Браун, Оделл Бэкхем Мл., Майкл Томас, Хулио Джонс и Деандре Хопкинс – возможно ли выбрать из них?

На прошлой неделе я задался целью составить список лучших игроков НФЛ на каждой позиции (исключая квотербеков) – задача, которая не кажется особенно сложной. В большинстве случаев так и оказалось. Аарон Дональд – лучший внутренний пас-рашер, тогда как Калил Мак и Вон Миллер явно лучше своих коллег на позиции внешнего пас-рашера. Бобби Вагнер – лучший внутренний лайнбекер, ему на пятки наступает Люк Кикли. Дэвид Бахтиари абсолютно вне конкурса на позиции тэкла нападения… Легко, не правда ли? И тут, добравшись до уайд-ресиверов, я словно уперся в стену.

Концентрация талантливых игроков на позиции принимающих в лиге сейчас высока как никогда. Бурное развитие пасовой игры на всех уровнях футбола, включая проведение многочисленных турниров в формате 7х7 для школьников (версия футбола, которая не предусматривает жесткого контакта и выносной игры) привела к тому, что появляется все большее количество игроков с развитым навыком ловли мяча. Восемь из десяти игроков с наибольшим количеством набранных ярдов за матч играют в НФЛ на момент написания этой статьи: Хулио Джонс, Оделл Бэкхем, Антонио Браун, Майкл Томас, Майк Эванс, Эй Джей Грин, Деандре Хопкинс и Джуджу Смит-Шустер.

В преддверии начала сезона-2019 мы имеем небывало великое число претендентов на звание лучшего ресивера лиги. Но давайте немного проредим эту грядку…

Эванс, Грин, Джуджу, Адам Тилен, Деванте Адамс, Тайрик Хилл и еще несколько просто не проходят в выборку. Могу понять негодующие возгласы фанатов этих команд – каждый из названных игроков показывает очень приличные результаты. Но, положа руку на сердце, неужели фанаты «Вайкингс» не обменяли бы Адама Тилена на Хулио Джонса при первой возможности? Обменяли бы, это ясно как божий день. Болельщики «Бакканирс» с  удовольствием видели бы в составе Хопкинса, а не Эванса. И в этом нет ничего постыдного. Много отличных игроков показывают хорошую игру в тех схемах нападения, которые подходят им, но мы задались целью найти ресивера, которого хотела бы иметь в стартовом составе любая команда в начале сезона-2019. Поэтому я сократил список кандидатов до пяти человек: Бэкхем, Браун, Джонс, Хопкинс и Томас. И теперь попытаюсь снова ответить на простой вопрос: кто же является лучшим ресивером на текущий момент?

Оделл Бэкхем

https://www.instagram.com/p/Bxc-hKuB1rF/

Если поднять статистику за последние два года, может показаться, что Оделл попал в итоговый список «по блату», за былые заслуги, как говорится. В сезоне-2017 он пропустил 12 игр из-за перелома лодыжки, а последний месяц минувшего сезона полировал скамейку, залечивая надорванный квадрицепс. Но это мало что значит, учитывая его показатели за те 11 матчей, что он провел в 2018 году, будучи здоровым: 1479 ярдов на приеме с семью тачдаунами. Не так уж много воды утекло с тех пор, как он был признан самым скоростным ресивером лиги. И по сей день, выходя на поле, Оделл показывает цифры, которые сделают честь любому принимающему в истории НФЛ. С 1970 года только Джонс набирает больше (96,7 против 92,8) ярдов за игру, чем Бэкхем, при том, что последний имеет на позиции квотербека неуклонно деградирующего Илая Мэннинга.

В первые три года своей карьеры он был абсолютно неудержим на слэнт-маршрутах. В последний же год было заметно, насколько сильно ограничен арсенал Бэкхема на приеме проблемами с броском у Илая. Среди 24 квотербеков, которые при розыгрыше паса выполняли дальний бросок минимум в 50 процентах случаев, Мэннинг занял 17-е место с процентом точности 39,2. Сравните эту цифру с 51,4% у Бейкера Мэйфилда, который занял в этом рейтинге второе место, между Дрю Бризом и Патриком Махоумсом. Не будет сильным преувеличением сказать, что в сезоне-2019 Оделл будет играть с лучшим квотербеком за свою карьеру. Будучи здоровым, Бэкхем является одним из тех игроков, которые представляют угрозу, начиная розыгрыш на любой позиции и на любой стороне поля. А теперь в бэкфилде будет распасовщик, который может закинуть мяч ему в руки в любой точке поля. И пусть немногие готовы сделать выбор в пользу Бэкхема прямо сейчас, я не удивлюсь, если в конце года о нем будут говорить как о лучшем уайдауте в НФЛ.

Майкл Томас

https://www.instagram.com/p/BeZJJ5lFM5w/

Лучший аргумент в пользу Томаса – невероятная эффективность. Никто, кроме этого 26-летнего феномена, не конвертировал 85% мячей, брошенных в его сторону, в ярды. А этих мячей за сезон было, на минуточку, 147! Да, у него не такой высокий показатель в «ярдах по воздуху» — всего 7,8 за попытку, но из длинных пасов, адресованных ему, он выловил 7 из 9, поделив первое место в НФЛ в этой категории с Тайлером Локетом из «Сихокс». В прошлом сезоне у «Сэйнтс» было примерно так: мяч летит в сторону Майкла – мяч пойман.

Из пяти игроков в моей выборке Томас – единственный, кто провел более 30% снэпов на позиции слот-ресивера, где, играя на аут-маршрутах, он исключительно легко находит слабые места в защитных построениях соперников. При зонной защите одно удовольствие смотреть на то, как Томас лавирует между игроками секондари, в нужный момент делая один-два шага в сторону, и получает мяч. В такие моменты я готов уверовать в телепатическую связь между ним и Дрю Бризом.

Несмотря на то, что Томас – один из лучших специалистов по поиску изъянов в линии секондари, ему, на самом деле, не нужно так уж много пространства для того, чтобы доминировать в точке ловли. В случаях, когда защита играет персональную опеку, Бриз любит забрасывать мяч на дальнее плечо своего принимающего, отдавая борьбу с защитником на откуп его физическим данным (191 см и 96 кг). В рейтинге НФЛ по ловле с сопротивлением Томас занял восьмое место, вылавливая мяч в 56,7% подобных случаев. Он олицетворяет надежность на позиции слот-ресивера, а в атлетизме с ним не сравнится ни один из пяти игроков в списке.

Антонио Браун

https://www.instagram.com/p/By6aZp6BvXz/

Вот статистика Брауна за минувший сезон: 104 приема, 1297 ярдов и 15 тачдаунов (больше, чем у кого-либо в лиге). Ах да, и он пропустил одну игру.

В сезоне-2018 Антонио уже не был тем одним воином в поле, как большую часть своей карьеры, но это не помешало ему в очередной раз продемонстрировать все свои лучшие качества. С учетом его роста и габаритов, Браун – лучший принимающий поколения на глубоких маршрутах. Его способность отслеживать полет мяча в воздухе и подстраиваться под него, совершая сложнейшие приемы — вне конкуренции. 36 глубоких пасов Браун конвертировал в 9 тачдаунов (никто другой не совершил больше 9 приемов в энд-зоун). Уму непостижимо, как он умудряется отрываться от защитников, следить за мячом и контролировать свое тело в зачетной зоне.

Однако, при всех своих невероятных навыках, Браун был не так эффективен, как обычно, по ходу прошлого сезона. На глубоких маршрутах он выловил мяч лишь в 38,9 процентах случаев – это 36-й из 89 результатов среди ресиверов, которые были адресатами минимум 20% длинных передач в своей команде за сезон. Но тут стоит упомянуть и то, что Бен Ротлисбергер стал четвертым с конца в рейтинге распасовщиков на длинных пасах, опередив лишь Джеймиса Уинстона, Сэма Дарнолда и Джо Флакко.

Тем не менее, по ходу всей карьеры Брауна их связка с Ротлисбергером была тем, что ему станет труднее всего воспроизвести в «Рэйдерс», имея в бэкфилде Дерека Карра. Ротлисбергер знал, где и когда Браун откроется под пас, и не в последнюю очередь благодаря этому Антонио стал наиболее продуктивным принимающим своего поколения. Ни один из уайдаут-ресиверов не обладает таким арсеналом обманных движений, позволяющих открыться практически мгновенно, даже против жесткого прикрытия в защите. Он может «вскружить голову» любому защитнику. И ни один игрок в лиге не представляет такую опасность при длинных розыгрышах, когда у Ротлисбергера достаточно времени для выбора цели. Игра против Брауна в прикрытии – бесконечная гонка, стартующая после снэпа, а он сам, даже после относительно скромного по показателям последнего сезона – кошмар для любой защиты.

Хулио Джонс

https://www.instagram.com/p/BmO4RcLhT5C/

Одним своим видом Хулио Джонс вселяет в защитников страх. 190-сантиметровый стокилограммовый ресивер, который бегает 40 ярдов за 4.34. Джонс – один из самых физически одаренных и доминирующих игроков за всю историю НФЛ. И хотя все защитники прекрасно знают, с чем им придется столкнуться, играя против него, мало кто из них оказывается готов к этому. Он набирает скорость невероятно быстро, заставляя корнербеков нестись за собой, сломя голову, и даже быстрейшие из них не всегда успевают. Смотря на Джонса в бэкфилде защиты, вспоминаешь Леброна Джеймса в прайме – и удивляешься, какое огромное влияние может оказать один человек на игру целой команды.

Джонс заслужил звание наиболее продуктивного принимающего в нескольких категориях – он набирает в среднем 2,93 ярда после приема, лидируя по этому показателю четвертый год подряд среди ресиверов, на долю которых приходилось минимум 50 попыток. Его 96,7 ярда за игру – лучший показатель с 1970 года, а 9,8 ярда за попытку – это восьмое место.

Одинокий камешек в огород Хулио – сравнительно маленькое количество тачдаунов. Он лишь раз закончил сезон с двузначным числом в этой графе (в 2012 году), а в минувшем году записал на свой счет лишь восемь приемов в энд-зоун, несмотря на лучший в лиге показатель по набранным ярдам – 1677. У этой «проблемы» два корня. Один из них – «привычка» «Фэлконс» использовать Джонса для отвлечения внимания защитников от других игроков при розыгрышах в «красной зоне». Тайт-энд Остин Хупер становился адресатом передачи внутри десятиярдовой зоны 10 раз против 7 у Джонса, а ресивер-новичок Кэлвин Ридли записал на свой счет шесть тачдаунов за восемь попыток – он получал преимущество за счет обманных движений, играя против одного защитника. Вторая причина – худшее, чем обычно, взаимопонимание между Джонсом и Мэттом Райаном. Поймав 15 длинных передач, Хулио занял лишь 31 место в рейтинге эффективности из 89 ресиверов. По какой-то причине Райан довольно часто перебрасывал своего принимающего в ситуациях, в которых прием означал бы легкий тачдаун. Но даже с учетом вышесказанного, Джонс остается ресивером, словно нарочно созданным в лаборатории.

Деандре Хопкинс

https://www.instagram.com/p/BwDDe3slto-/

Деандре нельзя назвать идеалом современного ресивера. Сейчас в НФЛ ценят игроков, которые могут отвоевать свободное пространство, а Хопкинс, в отличие от лучших уайдаутов лиги, не следует этому тренду. Его игра не основана на том, чтобы оторваться от защитника в начале маршрута, в его середине или за счет преимущества в дистанционной скорости. И именно это и делает его таким особенным.

По большому счету, ресивер должен ловить мячи, а в этом Хопкинсу нет равных во всем мире. В сезоне-2018 он ни разу (!) не уронил мяч. Он поймал все передачи, которые могли быть пойманы. Это выдающийся результат – 115 комплитов из 159 адресованных ему передач. У Деандре лучше всех развит природный навык ловли мяча, и для него имеет большее значение в принципе пойманный мяч, чем мяч, пойманный красиво. Та легкость, с которой он вылавливает сложные мячи, ставит его особняком по сравнению с остальными принимающими, доминирующими за счет физических качеств. Ни один игрок так не чувствует мяч, никто в лиге не может лучше подстроиться под неудобную передачу и превратить недолет или перелет в пойманный пас.

Эта пресловутая легкость, с которой он ловит мяч, делает Хопкинса опаснейшим внешним ресивером в НФЛ. Полагаясь на свои инстинкты ловли, он может сосредоточиться на контроле своего тела и ног в момент приема. Ведь причина, по которой любой квотербек предпочитает отдать передачу в центр поля, а не на бровку, в том, что далеко не каждый принимающий может успешно контролировать и мяч, и свое тело, вылавливая передачу в ограниченном пространстве. Но это все не про Деандре. Считая игры плей-офф, он выловил 62,2 процента передач на расстояние 10-20 ярдов на бровке поля.

Но не стоит думать, что Хопкинс – актер одной роли. За сезон-2018 (включая плей-офф) он сделал 58 приемов в средней зоне. Если вам нужно особенно убедительное доказательство того, что он может доминировать на внутренних маршрутах, посмотрите игру четвертой недели против «Кольтс». Против плотной зонной защиты «Индианаполиса» Хопкинс показал себя монстром, который с легкостью находил просветы между линиями: поймал 10 передач на 169 ярдов. Вне зависимости от того, какие маршруты приходится бегать, он остается самым надежным ресивером в лиге.

Итого

Не могу назвать свой выбор легким или очевидным, но я выбираю Хопкинса. Все пятеро достойны звания лучшего ресивера, и преимущество минимально. Томас играет с самым точным квотербеком НФЛ и ему не приходится растягивать защиту, как остальным «конкурсантам». Бэкхем немного «потускнел» в последние два года. Браун играл с квотербеком, который идеально подходил ему, и неизвестно, как он покажет себя в этом году.

Таким образом, я выбирал между Джонсом и Хопкинсом. Оба буквально в одиночку тащили на себе пасовое нападение своей команды. Джонс набрал 45,64 процента пасовых ярдов своей команды, Хопкинс стал вторым с результатом 44,04 процента. Никто другой не преодолел планку в 38 процентов. Но в этом споре между двумя выдающимися ресиверами статистика не могла дать единственно верного ответа. Просто я уверен в том, что Хопкинс ловит мяч лучше всех остальных в НФЛ. Еще аргумент: Деандре доказал, что он – исключительная угроза, как на вертикальных маршрутах, так и в центре поля или на бровке. Нет такого места и нет такого маршрута, где он не в состоянии поймать мяч. И в случае, если Джонс и Хопкинс побегут по одному и тому же маршруту, с одним и тем же разрывом от защитника (а согласно статистике, они создают одинаковый разрыв в 2,5 ярда), я верю, что у Хопкинса больше шансов поймать мяч. И пусть этот подход не выглядит научным, иногда решения, принимаемые интуитивно – самые правильные.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.