Я понятия не имел, кто такой Дон Хатсон до просмотра серии «Топ-100 игроков в истории НФЛ». Располагался он в списке необычно высоко для игрока, игравшего в те допотопные времена, которые сегодня вряд ли вообще приходят в голову как значимые для становления футбола.

Стоило мне открыть одну лишь страницу Хатсона в Википедии, как оказалось, что по судьбе этого человека можно чуть ли не фильмы снимать. Сценарий можно было бы писать прямо по тексту сухих биографических фактов, не надо даже никаких красочных историй. Не верите?

«Первый пас в своей профессиональной карьере Хатсон поймал в игре против „Чикаго“ в сезоне-1935. Первый же розыгрыш матча Хатсон превратил в пасовый тачдаун на 83 ярда. Больше команды очков в том матче не набирали, и „Пэкерс“ с Хатсоном в составе победили со счетом 7:0».

Его называли «Алабамской антилопой» за скорость и подвижность, он создал несколько пасовых маршрутов, которые сейчас используются повсеместно, а его рекорд по тачдаунам на приеме паса был побит лишь спустя почти 45 лет после завершения Хатсоном спортивной карьеры.

Хатсон до сих пор остается значимой фигурой в истории НФЛ, но упоминание его имени в контексте величайших игроков в истории воспринимается как некая причуда. Нельзя же всерьез утверждать, что ресивер из сороковых, даже столь доминирующий как Хатсон, смог бы проявить себя в современном футболе. Сейчас другой уровень подготовки, колоссальный прогресс по части тактики и прочих аспектов игры.

Зато Хатсон отлично бы смотрелся в составе российской команды. И вот почему.

Играл на нескольких позициях

Хатсон вошел в историю как великий ресивер — его рекорд по тачдаунам на приеме за карьеру держался 44 года. Но в России любой команде пригодились бы и другие его навыки.

Во-первых, он был отменным кикером, представителем самой раритетной позиции в российском футболе. Хатсон за свою карьеру реализовал 172 из 183 одноочковых реализаций и забил 7 из 15 филд-голов. С учетом его заоблачного процента тачдаунов за игру (0,85) он пригодился бы в России, поскольку запросто смог бы оставаться на поле и стабильно приносил бы команде как минимум 7 очков за игру. Уверен, он смог бы научиться бить реализации и по футбольным воротам с приклеенными к ним подобиям штанг.

Во-вторых, Хатсон большую часть карьеры играл и в защите. Видимо, он просто не любил уходить с поля. Играл он на позиции сейфти и перехватил 30 пасов за последние 6 лет карьеры. В 1943-м он перехватил аж 8 пасов в 10 играх сезона и занес свой единственный тачдаун в защите.

В-третьих, он мог встать пасующим. Да, 1 успешный пас на 11 попыток звучит не слишком впечатляюще. Но в условиях острой нужды и Хатсон бы пригодился.

В-четвертых, он играл в спецкомандах. На возврате он вернул всего 5 мячей за карьеру на 45 ярдов, но я уверен, что с российским навыком захватов Хатсон набил бы себе статистику покруче. Плюс, за карьеру он дважды заносил тачдаун с заблокированного панта.

В-пятых, под конец карьеры он совмещал игровые обязанности с должностью ассистента главного тренера.

Короче говоря, типичный игрок российского чемпионата, который на вопрос: «На какой позиции играешь?» мог просто ответить: «Да».

Играл в старомодный футбол

Хатсон умудрялся показывать невероятные цифры на приеме даже в, мягко говоря, не самый пасовый период истории НФЛ. К примеру, рекорд Хатсона по тачдаунам за сезон побили лишь в 1984 году. В том же сезоне квотербек «Майами» Дэн Марино записал на свой счет больше успешных пасов (362), чем «Пэкерс» Хатсона в 1942-м году вообще совершили передач (330).

Хатсон играл в НФЛ еще в те времена, когда футбол толком не придумали, поэтому Хатсон сам придумывал его. Именно ему приписывают изобретение множества маршрутов, которые сегодня есть в плейбуках даже российских команд (пост, аут-ап, стоп-энд-гоу, он же хитч-ап).

Справедливо ли предположить, что средняя российская команда сегодня играет примерно то же самое, что «Пэкерс» Хатсона 70 лет назад? Скорее всего, Хатсон отлично бы вписался в российский футбол.

Долго не мог уйти (еще до Бретта Фарва)

В 1943-м Хатсон попытался завершить карьеру в первый раз. Объяснил он это решение ноющей болью в груди. Потом он передумал и отыграл весь сезон, поймал 47 пасов на 776 ярдов и 11 тачдаунов, плюс забил 36 из 36 одноочковых реализаций и бросил пас в тачдаун. В 1944-м он попытался снова повесить бутсы (или в чем там в сороковых играли в футбол) на гвоздь, но снова продолжил играть и провел не менее впечатляющий сезон, завоевав свой третий чемпионский титул.

В 1945-м он в третий раз объявил о завершении карьеры и снова вернулся. Оказалось, не зря — именно в том сезоне Хатсон установил свой, возможно, впечатляющий рекорд — 4 тачдауна на приеме за одну четверть. После него много кто ловил 4 передачи в зачетку за половину, но за четверть — никто (со всех четырех тачдаунов Хатсон сам забил все четыре реализации, так что за одну четверть он набрал 28 очков).

В России много случаев, когда игроки так же долго висят в статусе «вроде бы завершающих карьеру игрока». Наверняка в истории Хатсона себя узнали немало ветеранов российского и украинского футбола.

За 11 лет в профессиональном футболе Хатсон не пропустил ни одной игры из-за травмы

Во дает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.