Меткалф – больше, чем просто монстр, появившийся в результате постоянных тренировок. Несмотря на историю травм, несомненный потенциал Ди Кея, как угрозы в глубине поля, вполне может привести к тому, что он будет выбран в топ-10 драфта.

Его фото из тренажерного зала с оголенным торсом произвело фурор в социальных сетях. Рядом со своим бывшим товарищем по команде Эй Джеем Брауном Меткалф, с рельефом греческого бога и мощью векового дуба, больше походил на участника «Мистера Олимпии», чем на студента, выходящего на драфт НФЛ.

На съезде скаутов его данные составили: рост – 190,5 см, вес – 103,5 кг, при проценте подкожного жира 1,9%.

Один и девять? Это вообще возможно? Многие специалисты и «специалисты» заявили, что тут, должно быть, какая-то ошибка. Но что еще более удивительно, Меткалф набрал такую потрясающую форму всего через четыре месяца после тяжелой травмы шеи.

«Многие посчитали, что я сошел с дистанции, — говорит Меткалф. – Три-четыре месяца назад никто и предположить не мог, что я буду здесь, в Индианаполисе».

И вдобавок к выдающимся результатам осмотра Ди Кей выжал 100-килограммовую штангу 27 раз (лучший результат среди ресиверов и больше, чем у 95 процентов всех принявших участие в съезде скаутов) и промчал 40 ярдов за 4.33 секунды (второе время на своей позиции).

Главный тренер «Рэйдерс» Джон Груден пошутил, что когда он увидел знаменитое фото Меткалфа, то первой его мыслью было «идти в тренажерку и качаться».

«В комнату, где мы сидели, вошел этот парень, ресивер из «Ол Мисс». Его имя Ди Кей Меткалф, и он выглядит как Джим Браун, — сказал Груден. – Я имею в виду, что он самый здоровый уайд-ресивер из всех, что я видел. И вот что мне интересно: кто будет его прикрывать?»

Мало кто может ответить на этот вопрос, но все хотят знать ответ. Тренеры. Скауты. Игроки. Болельщики. Каждый, у кого есть аккаунт в Твиттере и интерес к футболу. Или к возможностям человеческого тела.

Когда Меткалф пробежал 40 ярдов, он сел на лавочку, достал смартфон и набрал кого-то по Face Time. Камеры поймали тот момент, когда он наклонился к экрану и сказал: «Мы сделали это».

Он совершил почти невозможное и хотел поделиться этим с теми, кто все это время верил в него и поддерживал его веру в самого себя.

«Трудно выразить чувства словами, но когда после сорока ярдов я позвонил маме и она сказала: «Я горжусь тобой», это было очень здорово», — сказал Меткалф.

Ди Кей выжимал от груди 50 фунтов (20 кг) и приседал со 100 фунтами (40 кг), когда ему было пять лет. Пять. Лет. Он и сейчас помнит ту детскую штангу, которую отец купил для него. С коротким грифом и блинами по 10, 5 и 2.5 фунта. «Он приседал со всем возможным весом из того набора», — говорит отец. Кто знает, может он мог справиться и с большей нагрузкой…

В начале своей профессиональной карьеры отец Ди Кея жил с семьей в небольшом гостиничном номере в Новом Орлеане, где он готовился к драфту, а позже, когда «Беарс» выбрали его в третьем раунде драфта, они переехали в Чикаго. К тому времени его жена Тоня оставила работу в дневном стационаре и посвятила себя воспитанию детей, позволив мужу сосредоточиться на спортивной карьере.

Терренс всегда одевал своих детей в цвета «Медведей», брал их с собой на базу команды, а Ди Кей даже побывал в раздевалке, когда футболисты «Чикаго» праздновали победу над «Нью-Орлеаном» в игре за титул чемпиона НФК в 2007 году.

А крепче всего сына с отцом связали совместные тренировки.

«Практически каждый день, когда отец возвращался с тренировки, — отвечает Ди-Кей на вопрос о том, как часто он работал с тренажерами. — Я был полон мальчишеской энергии, искал, чем себя занять, да и просто радовался тому, что отец проводит со мной время после тренировки. Это было наше общее дело. Поэтому я занимался с таким удовольствием».

Когда Терренс рассказал тренеру «Чикаго» по физподготовке о занятиях с сыном, тот посоветовал ему прекратить использовать свободные веса, чтобы не затормозить его рост. «Но он посоветовал мне не прекращать занятия, а просто купить эспандеры и делать другие упражнения. И мы начали заниматься с эспандерами», — рассказывает Терренс.

***

Тренировки дали свои плоды после того, как семья Меткалф вернулась в Оксфорд, штат Миссисипи, после окончания игровой карьеры Терренса. Отец и сын начинали каждое утро с того, что бегали вверх по ступеням лестницы стадиона «Ол Мисс», а потом шли в тренажерный зал.

«И мало-помалу он начал опережать меня на беговой дорожке, причем как в скорости, так и в пройденном расстоянии, — рассказывает Терренс. – Наше соперничество заставляло его доказывать, что он быстрее и выносливее, чем я. И он словно переключился на другую передачу и умчался вперед. Это была награда за его упорный труд».

Ди Кей не играл в контактный футбол до 12 лет. Отец опасался того, что если отдать его в спорт слишком рано, чересчур рьяный тренер, напротив, может отвратить его от игры. А когда пришло его время, Ди Кей почувствовал вкус и исполнился решимости стать профессионалом, как его отец.

Он начал играть в первый (из четырех) год старшей школы – сначала как сэйфти, позже как ресивер. Он выступал за «Оксфорд Хай Скул» в трех видах спорта: футбол, баскетбол и легкая атлетика. Взрывной атлет, он установил рекорд школы в тройном прыжке.

View this post on Instagram

Watch out lil bih, Stiff Arm

A post shared by DK Metcalf (@dk_metcalf14) on

«Для него не было понятия «межсезонье» – он вставал в 6 утра и тренировался в одиночестве, он хотел быть уверен в том, что находится на верном пути и в надлежащей форме, — говорит главный тренер футбольной команды «Оксфорд Хай», который был одновременно и тренером позиции Меткалфа. – Не так уж часто можно встретить такое трудолюбие и целеустремленность у школьника».

В то время когда Ди Кей учился в «Оксфорд Хай», школа выигрывала чемпионат штата по пауэрлифтингу в течение нескольких лет подряд. И хотя Меткалф не принимал участия в соревнованиях, тренировки с Джейсоном Расселом, специалистом по физподготовке, работавшим одновременно с тяжелоатлетами и футболистами, дали ему очень много. Занимаясь в тренажерном зале по два часа четыре раза в неделю под руководством Рассела и присмотром отца, Ди Кей превратился из длинного и худого первогодки в юношу с рельефной мускулатурой. Перед последним школьным сезоном он приседал с 200-килограммовой штангой, жал от груди 110 кг и тянул 235 кг.

Момент, который врезался в память Рассела – Ди Кей делает пять повторений в становой тяге с весом 200 кг, заставляя и школьников, и тренеров стоять с раскрытыми ртами.

«Как сейчас помню – по пять блинов с каждой стороны, пять повторений на один подход. И ты видишь, с каким трудом это дается линейным и лайнбекерам. А потом подходит ресивер и без особого напряжения делает то же самое, — говорит тренер. – Вы можете назвать сходу несколько известных лифтеров ростом 190 сантиметров? Так вот он мог бы стать одним из самых успешных, если бы захотел».

***

Сначала Тоня Меткалф не поняла, что произошло что-то нехорошее – она просто не могла найти взглядом своего сына в числе полевых игроков.

«Мы не видели, как это произошло. Мы удивились: «Где же Декэйлин?» А потом мои друзья сообщили, что видели, как он ушел под трибуны», — вспоминает она.

Ди Кей покинул поле в первой четверти игры с «Арканзасом» в прошлом октябре и больше не вернулся. Когда Тоне удалось связаться с ним, он сказал, что у него, должно быть, просто сильный ушиб шеи. Но обследование показало, что у него трещина в третьем шейном позвонке и ему потребуется операция. Его карьера в студенческом футболе была закончена, но семья Меткалф верила в то, что он еще выйдет на поле.

«Месяц или два он должен был постоянно носить брейс на шее. Естественно, ни о каких физических нагрузках не было и речи. Нужно было дать кости правильно срастись», — рассказывает Тоня.

После школы у Ди Кея на руках были предложения от «Калифорнии», УКЛА, «Небраски» и «Оберна», но он решил пойти по стопам отца, рассудив, что лучше станет героем в родном городе, чем будет играть за университет другого штата, с которым его ничего не связывает. Он был заметен на поле, набирая в среднем 18 ярдов за прием и записав на свой счет 14 тачдаунов в 21 сыгранном матче. О нем заговорили как о многообещающем молодом футболисте.

Но первый сезон в колледже вышел скомканным из-за перелома стопы, а второй — из-за травмы шеи. В ноябре он объявил о том, что принял решение выйти на драфт в 2019 году. Решение, которое обсуждали и осуждали все, кому не лень.

View this post on Instagram

Can’t do nothing right like a lefty

A post shared by DK Metcalf (@dk_metcalf14) on

Травма в итоге дала ему ощутимое преимущество при подготовке к съезду скаутов. Обычно после окончания сезона студенты имеют в запасе около восьми недель. У Меткалфа же, после того как врачи сняли все ограничения на физические нагрузки, было двенадцать. Все это время он провел в центре EXOS, в Финиксе, где вылепил из своего тела интернет-сенсацию.

«Все эти восторженные отклики полностью заслужены – он невероятно одаренный атлет от природы. Но в то же время, он, пожалуй, один из самых дисциплинированных и трудолюбивых людей из тех, с кем мне довелось поработать, — говорит Ник Хилл, специалист EXOS. – И когда мы сложим воедино трудоголика и генетического монстра, на выходе получится что-то совершенно исключительное».

Хилл сравнивает работу с Ди Кеем с тонкой настройкой двигателя «Феррари». Специалисты изменили его рацион, исключив из него его любимое лакомство – клубничный йогурт, увеличили долю овощей и предложили интенсивную и технологичную тренировочную программу. Показатель уровня подкожного жира Меткалфа, опубликованный после обследования на Комбайне, ничуть не удивляет Хилла. По его словам, Ди Кей прибыл в EXOS с пятью процентами жира и покинул центр примерно с двумя процентами.

Ди Кей вошел в число атлетов с лучшими показателями практически во всех дисциплинах, начиная от прыжка в длину на 3 метра 40 сантиметров и в высоту – 102 сантиметра, и заканчивая забегом на 40 ярдов за 4.33 секунды.

Но были и два исключения – упражнение с тремя конусами и челночный бег на 20 ярдов, где Меткалф показал очень плохие секунды. Из этого скауты сделали вывод, что Ди Кей может бегать только прямые маршруты.

View this post on Instagram

Look at where I landed, you would think I planned it

A post shared by DK Metcalf (@dk_metcalf14) on

Хилл говорит, что результаты замеров в этих двух дисциплинах, сделанные в центре EXOS, были намного лучше и предполагает, что Меткалф просто выложился на «полную» в первых упражнениях и подошел к окончанию драфта, что называется «с пустыми баками». На открытой тренировке 29 марта Ди Кей существенно улучшил время в этих дисциплинах. Аналитик ESPN Мел Кайпер считает, что Меткалф уйдет на драфте в топ-25.

«Многие заметили, что на упражнениях с конусами я показал худшее время, чем Том Брэди, так что пришлось поднапрячься и превзойти его время», — со смехом заметил Меткалф после открытой тренировки.

Вот суждение одного из известных скаутов из команды Национальной конференции: «Для атлета с его телосложением вполне естественно быть немного менее подвижным, чем, скажем, легконогий корнербек. Так что эти результаты скорее технические, чем реальные, и на них при принятии решения о выборе будут смотреть в последнюю очередь».

А вот его время на 40 ярдах не просто удостоилось лайков от Патрика Махоумса и легендарного Джерри Райса, но и позволило уверенно говорить о том, что Меткалф достоин выбора в первом раунде.

После того как он узнал свой результат и понял, что взял ту высокую планку, которую установил сам для себя, Ди Кей уже не смог сдержать эмоции во время звонка родителям.

«Он плакал, когда звонил мне, — говорит Тоня. – Мы сказали, что гордимся им. Это все, что я сказала ему тогда. Мы не были удивлены его результатами, потому что знали, как много и упорно он трудился. А он лишь бормотал: «Да, мам, да, мам».

Ди Кей добавляет: «Не вспомнить, сколько раз я звонил маме и просил привезти на тренировку что-то из экипировки, что забыл дома. Как мой отец по субботам ездил из Перл Ривер на мои игры, четыре часа в один конец. Я не один прошел этот длинный путь, мы проделали его вместе. И я тем больше жду драфта, потому что в этот момент нам всем воздастся за этот тяжелый труд».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.