Любой, кто более-менее хорошо со мной знаком, скажет вам, что я не очень-то словоохотлив, но сегодня мне есть что сказать.

Семнадцать лет – это очень длинная карьера для футболиста, что там говорить, большая часть игроков проводит в лиге примерно вполовину меньше. Я благодарен судьбе за такую длинную и насыщенную карьеру, и еще больше за то, что я и сейчас чувствую себя вполне здоровым. Но, как бы мне ни хотелось играть вечно, я понимаю, что это невозможно. Все в этой жизни когда-нибудь заканчивается.

Я чувствую, что как футболист, я подошел к этой точке.

И сегодня я принял решение завершить карьеру.

И, раз уж я решил написать собственную колонку на «Трибуне», то постараюсь «блеснуть красноречием».

Я не один из тех мальчишек, кто вырос, бегая с футбольным мячом в руках. Я собирался стать баскетболистом. И моим кумиром был Эм-Джей. Мне повезло, потому что мы были одной из немногих семей в маленьком городке Бэйли, в штате Северная Каролина, кто мог позволить себе спутниковую тарелку – и у меня была возможность смотреть игры «Буллс» в прямом эфире. Вечерами я прилипал к телевизору, наблюдая за тем, как Великий (G.O.A.T.) творит историю.

Став постарше, я начал следить за Тимом Данканом.

Помню, мне импонировала его невозмутимость – вот он поставил через кого-то сверху, а вот смазал бросок, его команда ведет 10 очков или проигрывает 10 очков – он все так же невозмутим. Крутой и одновременно простой парень.

Мне казалось, я узнавал в нем самого себя.

Думаю, я впитал это с воздухом Северной Каролины. Я вырос в восточной части штата, где влияние города почти совсем неощутимо. Мой отчим был фермером, и я все время проводил летние каникулы, работая в поле. Я рано вставал и шел помогать отчиму: собирать урожай табака или огурцов, грузить на повозку арбузы или ящики с помидорами… Этот образ жизни воспитал во мне черты, характерные для всех людей в нашем комьюнити – трудолюбие, гордость за себя и свое дело, и, вместе с тем, простоту. Такие люди не требуют к себе лишнего внимания, они молча делают свое дело, и делают его хорошо.

Эта закалка здорово помогла мне, когда я начал играть в футбол в старшей школе. Я играл на позиции раннинбека, и мне нужно было начинать с самых азов – учить схемы, учить движения, привыкать к контакту – работы непочатый край. Но я никогда не отлынивал, не сдавался, не опускал рук – я стискивал зубы и упорно работал, молча, как был научен.

Впрочем, однажды я все-таки решил поговорить с тренерами, и очень рад, что сделал это.

Это случилось в мой первый год в университете Северной Каролины. Я играл на позиции тайт-энда, но в ротации я был только третьим игроком, после Элджа Крамплера и Аллена Могриджа. Заметив, что линейные защиты из нашего университета – парни вроде Грега Эллиса и Вонни Холидея – высоко котируются на драфте НФЛ, я подошел к тренерам и сказал, что раз уж я не получаю игрового времени в качестве тайт-энда, не дадут ли мне попробовать себя в качестве ди-энда. В то время я уже поставил себе цель попасть в НФЛ, и посчитал, что смена позиции даст мне дополнительный шанс.

Остальное уже история. Меня перевели в защиту, на втором курсе я вышел в лидеры по числу сэков, а потом меня выбрали под вторым номером драфта «Пантерс», команда моего родного штата.

View this post on Instagram

Circa 2004

A post shared by Pep (@juliuspeppers_) on

Оглядываясь на 17 лет, что я провел в лиге, я замечаю, как сильно с течением времени изменилось мое отношение к самой игре.

Я проводил свой второй сезон в профессионалах, когда мы вышли в Супербоул. И после удара Адама Винатьери, который не оставил нам шансов…я не сразу осознал важность этого момента. Да, проиграть было ужасно обидно. Как и всегда. Но внутри себя я был спокоен, я думал: «Все в порядке. Мы вернемся в следующем году».

Как вы наверняка знаете, в следующем году мы не вернулись. Мы сохранили очень сильный состав на последующие несколько лет, и доходили до Финала Конференции, довелось мне играть в очень сильных командах и потом … но я больше никогда не выходил в Супербоул.

И чем дольше ты играешь, тем сильнее тебя ранят такие поражения – после каждого из них ты осознаешь, что не становишься моложе, и у тебя может просто не быть «следующего года».

Если бы я мог вернуться в прошлое, то сказал бы себе: наслаждайся каждый моментом – будь то Супербоул, Пробоул или просто хорошо проведенное с одноклубниками время. Как говорится – живи сегодняшним днем.

Жаль, что никто не дал мне тогда подобного совета.

Не думаю, что мне обязательно нужно было выиграть Супербоул, чтобы подтвердить, что я состоялся как футболист. Да, мне бы очень хотелось быть одним из тех, кто привезет Кубок Ломбарди в Каролину, но я доволен своей карьерой – такой, какой она получилась в итоге.

А теперь пришло время для благодарностей…

Я хочу сказать спасибо болельщикам из Каролины. Пусть наши отношения порой можно было охарактеризовать как «все сложно» — вы любили меня, а потом я уехал, и многие из вас возненавидели меня, чтобы вновь полюбить после возвращения…

Может быть, сейчас уже слишком поздно, но я хотел бы объяснить, почему я уехал.

Я провел в Северной Каролине первые 30 лет своей жизни – был звездой школьной команды в Бэйли, потом играл за университет Северной Каролины, потом меня задрафтовали «Пантерс». И весь этот шум и внимание вокруг моей персоны…это было слишком для скромного паренька с табачной плантации. Поэтому для меня было очень важно уехать оттуда, где меня знали, как облупленного, и открыть для себя что-то новое в жизни.

Я не жалею, что сделал это. Я словно уперся в потолок, оставаясь вблизи от дома, а после переезда вновь почувствовал, что мне есть куда расти – это был тот самый новый опыт, который ты можешь приобрести, только уехав из дома в незнакомое место.

Поэтому я благодарю тех, кто поддерживал меня все эти годы, независимо от того, где я жил и за какую команду играл.

А что до тех, кто отвернулся от меня в это время… Что ж, я не в обиде.

Потому что Северная Каролина – это моя родина, мой дом. Я люблю людей, живущих здесь, и я не стал бы тем, кто я есть, не имея перед собой примера в вашем лице, и я счастлив, что имел возможность играть для таких фанатов, как вы.

Благодарю вас за поддержку и понимание. Вы навсегда в моем сердце.

Не могу не поблагодарить болельщиков из Чикаго и Грин-Бэй.

Фанаты «Беарс», вы были очень приветливы и искренне поддерживали меня. Я уверен, что не смог бы выбрать лучшего места для того, чтобы сделать первую остановку после Каролины. Я с гордостью надевал форму вашей команды и всегда буду любить этот город, Чикаго.

Что насчет фанатов «Пэкерс»? В Грин-Бэй я чувствовал себя как дома. Знаете, небольшой город, хорошие люди, которые любят футбол… это был действительно отличный опыт – быть частью этой культуры. Мне было очень грустно, когда я уезжал, и я не думаю, что смог бы оставить Грин-Бэй ради какого-то другого места, кроме Каролины.

Спасибо вам, Чикаго и Грин-Бэй – за теплый прием, поддержку и возможность ощутить себя частью ваших семей.

Мне повезло, ведь играл в трех различных командах, у каждой из которых потрясающие болельщики, но я должен поблагодарить многих людей лично – тех, без участия которых моя карьера не состоялась бы. По крайней мере, в том виде, в котором вы ее знаете. Невозможно перечислить всех вас, но я не могу оставить без внимания самых важных людей.

Во-первых, самые главные люди в моей жизни – моя мама и моя семья: спасибо вам за то, что поддерживаете меня во всем, всю мою жизнь. Люблю всех вас.

Моему школьному тренеру, Рэю Дэвису: спасибо за то, что не дал мне потерять себя и уговорил попробовать свои силы в футболе. Ты навсегда изменил мою жизнь.

Брайану Фостеру и Карлу Кэри: спасибо вам за ваши наставления, за науку быть настоящим человеком и за то, что стали моими лучшими друзьями на всю жизнь.

Тренеру Джону Фоксу и всей организации «Пантерс»: спасибо за то, что дали мне шанс. Многие хотели, чтобы вы взяли под вторым номером драфта квотербека, но вы выбрали меня. Благодарю вас за то, что поверили в меня. Надеюсь, это того стоило.

Другим моим тренерам – Лоуи Смиту и Роду Маринелли в «Чикаго», Майку Маккарти в «Грин-Бэй», Рону Ривере и другим специалистам из «Каролины»: Я был горд играть под вашим началом и счастлив, что узнал таких прекрасных людей.

И еще благодарности всем моим одноклубникам…

Майку Ракеру – за то, что научил меня быть профессионалом и преподнес пас-раш как форму искусства. Ты – великий учитель и самый техничный игрок из тех, что я знаю. Горжусь дружбой с тобой.

Брайану Урлакеру – за то, что ты личным примером доказал мне важность каждой мелочи в игре.

Аарону Роджерсу – просто за то, что ты одинаково прекрасный человек и футболист… и за то, что я верю в то, что хейл-мэри может быть броском высокой точности и эффективности. Я не видел, чтобы кто-то еще делал что-то подобное. Кроме того, мне посчастливилось смотреть на это из партера.

Томасу Дэвису – за то, что вытащил меня из моей «раковины» и способствовал становлению как активного члена общества. Ты доказал мне, что даже такой тихоня и интроверт, как я, может приносить пользу другим людям. Спасибо тебе за это.

И одному из моих любимых одноклубников – Стиву Смиту: спасибо тебе за тот прием на 69 ярдов в энд-зоне во втором овертайме матча с «Рэмс» в 2004 году. Если бы не ты, я бы никогда не сыграл в Супербоуле.

Но я хочу поблагодарить тебя и за то, что ты был отличным товарищем, а также одним из самых позитивных и неунывающих из всех, с кем мне довелось делить раздевалку. Уважаю тебя, мужик.

Ведь в конце концов победы и поражения отходят на второй план, а на первый выходят взаимоотношения между людьми.

И теперь мне нужно сосредоточиться на взаимоотношениях другого порядка.

На отношениях с моими детьми.

Их трое – моя дочь, Киана, которой десять лет, и двое сыновей – четырехлетний Илия и Амари, которому три.

View this post on Instagram

Squad.

A post shared by Pep (@juliuspeppers_) on

Всю свою жизнь я был сосредоточен на том, чтобы быть хорошим спортсменом.

А теперь я хочу быть для них хорошим отцом.

Я открываю новую главу в книге моей жизни, перелистнув страницы, когда я был игроком. Я уже не вернусь на поле. Уходя – уходи.

Я провел здесь прекрасные 17 лет.

Надеюсь, вам тоже понравилось.

— Пеп.

***

В ходе Звездного Уикэнда НБА 219 года, который пройдет в Шарлотт, штат Северная Каролина, Джулиус Пепперс будет одним из почетных гостей, представляя благотворительные организации штата (Young Black Leadership Alliance, Girl Talk Foundation Inc. и Center for Community Transitions) на специальном мероприятии Sneaker Ball charity.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.